Южная звезда
Загружено: Воскресенье 30 Апрель 2017 - 00:20:04
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 1(62)
Поэзия
 Валерий Черкесов

* * *
Ну, вот и дождик первый
просторы окропил,
живительною влагой
по крыше заходил.
как будто возвернулся
из детства на сейчас,
и скачет, и резвится,
и бьёт в блестящий таз,
который мама утром
подставила, чтоб мыть
мне голову водою
святою, может быть.
/Кондитерская фабрика. Конец 90-х
Вблизи г. Благовещенска
будет строиться космодром «Восточный».
Из газеты
Сладковатый витает дух -
карамелевый и шоколадный.
Всё пропитано им вокруг,
от цехов до железной ограды,
за которою мы, пацаны,
как осколки недавней войны,
на морозе торчали, вдыхая
ароматы заветного рая.
А сегодня здесь тишина,
трубы чёрные, как обелиски,
словно снова была война,
и беда незабытая близко.
Я понимаю: космос, ракеты -
без них Отечеству не обойтись,
но в то, что дети разлюбили конфеты,
не поверю ни в жизнь!..

* * *
Промозглым бамовским утром
вонючую елецкую «Приму»
взатяжку выкурив натощак,
я говорил себе,
может не умно, не мудро,
но здраво вполне:
«Да, житуха-то в общем - ништяк!».
И сейчас, когда возраст
напоминает чуть не поминутно
о неведомом завтра,
упорно твержу: «Ну и что же - ништяк!
Вон и берёзки осенние
шумят на ветру златокудро,
и рябины горят,
как победный,
а не пораженческий флаг».

Друг-филолог, не морщься,
не учи меня долго и нудно:
мол, словечко из сорных.
Поэзию втиснуть никак
не удастся в каноны.
Прорвёмся. Пробьёмся.
Ништяк!

/Высокая поэзия

Аборигены русских деревень
нынче не носят резиновые сапоги,
а щеголяют в китайских «adidasах»,
но месят всё ту же грязь.

/Баба Света

В небесах - ни окна, ни просвета,
ни прогала, но чудится, что
кто-то смотрит.
А бабушка Света
зябко кутается в пальто.

Разливается утречко по свету.
Воробьи расчирикались. Но
баба Света, наверное, сослепу
перепутала время давно.

Ни печально ей нынче, ни весело.
- Однова, - говорит, - однова.
Принесли бы пораньше мне пенсию:
долго спят почтальон и Москва.

Дверь подъездная охает, ухает,
заржавевшие петли скрипят.
- Горько быть одинокой старухою,
и обидеть-то все норовят.

Не пойду я, сыночек, на выборы:
однова, чи хула, чи хвала ….
Почтальона баб Света завидела:
Слава Богу, проснулась Москва!

/Ветеран. 9 Мая

С утра он сделал зарядку.
Потом молился
на икону из фольги и картона.
Выпил чаю
и долго брился,
в зеркало глядя, словно
хотел увидеть в лице морщинистом
черты того юнца,
который под Прохоровкой,
под танковыми выстрелами
на рубеже стоял до конца.
Вышел во двор.
Посидел на лавочке
минут пяток.
Ладили гнезда беспечные ласточки.
Цвел абрикос.
Он смог
ещё подняться, но рухнул бледный
от боли… Не закричал…
И бравурный марш
военный, победный,
как похоронный, звучал.

 

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.