Южная звезда
Загружено: Понедельник 23 Октябрь 2017 - 16:25:27
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 1(62)
Александр Филичкин
 Поездка в Индию

В девяностые годы прошлого века предприятия останавливались одно за другим, и множество людей осталось без средств к существованию. В их числе оказалась и моя знакомая Мила. Проектная контора, где она работала, закрылась. Супруг, за которого она вышла в восемнадцать и прожила шесть лет, подал на развод и съехал в неизвестном направлении.

Осталась она одна с двумя малолетними детьми. А рубли, лежавшие на сберегательной книжке, мгновенно обес­ценились.

Когда она в очередной раз зашла занять денег к соседу, тот сказал: «Делай как я! Торгуй чем-нибудь!».

«Чтобы что-то выгодно продать, нужно сначала что-то купить, по более низкой цене. А у меня совершенно нет оборотных средств», - грамотно ответила Мила, которая хорошо учила политэкономию.

Сосед всего на секунду задумался: «Мы целыми днями торчим на рынке, а жрать нечего. Ходит там пара тёток и торгует «пирожками с котятами». А они уже встали всем поперёк горла. У тебя здорово получается домашняя выпечка. Вот и делай простенькие пирожные». Денег он так и не дал.

Мила вернулась домой. Поскребла по сусекам и нашла немного муки, сахара и пару яиц. Тяжело вздохнула и взялась за дело.

Часам к трём ночи она кончила возиться у горячей плиты и без сил рухнула на старый диван.

В шесть утра её поднял будильник. Она упаковала готовую продукцию в писчую бумагу, принесённую с работы, сложила всё в большую сумку и отправилась на ближайший рынок.

Как и говорил сосед, местные торгаши быстро разобрали выпечку.

На полученные деньги она купила мешок муки, десять килограммов сахара и кассету яиц.

Теперь днем она ходила на службу, где ей платили гроши, а потом до середины ночи пекла пирожные. Немного спала. Поднималась спозаранку. Паковала продукцию и шла торговать. Оттуда мчалась на работу.

Скоро она скопила немного денег.

Решила купить мяса для семьи и спросила у подруги, где можно взять чуть дешевле? Нужно сказать, что Мила была очень красивая, умная и образованная женщина. Однако, как это часто бывает, у неё имелся небольшой недостаток. Иногда она фигуряла прямо-таки детской наивностью. Как это могло сочетаться в современной россиянке, непонятно.

Её подруга Света тоже жила достаточно скромно, но обладала большей житейской сметкой. Она сразу приняла дельное решение и подсказала: «Лучше всего нам с тобой взять одну свиную голову на двоих. Мяса там достаточно много, а стоит она сущие копейки».

- Почему? - удивилась непрактичная Мила

- В ней слишком много костей, - объяснила подруга, - так что никто не хочет с ними возиться.

Так они и сделали. После работы зашли на рынок. Мясник разрубил свиную башку на две части. Каждая женщина взяла свою половину, и подруги отправились по домам. Мила принесла покупку и занялась каждодневными делами. Ближе к одиннадцати она вспомнила о мясе. Достала из холодильника огромный кусок свиной головы, положила его в раковину и начала мыть.

Только тут она заметила, что внутри пасти находятся длинные клыки. Они оказались такими чёрными и грязными, что Мила ужаснулась, и позвонила главной советчице:

- Что мне делать с зубами? - взволнованно спро­сила она.

- С каким зубами? - удивилась Света.

- С теми, что торчат у свиньи во рту.

- Ничего, - ответила подруга. Клади целиком в кастрюлю и вари.

- Но это негигиенично! - горячо возразила щепетильная женщина. - Ведь свиньи едят всякую дрянь.

- Делай, как знаешь! - устало ответила товарка и положила трубку.

- Нужно их выбить, - решила Мила и принесла из кладовки большой молоток. Положила половинку головы на табуретку и принялась стучать по свиной челюсти. Однако чёрные зубы держались так крепко, что ей не удавалось их выбить. Зато, пару минут спустя, взбеленились соседи, живущие снизу и сверху. Люди принялись колотить чем ни попадя по батареям и кричать, мол, ночь на дворе, и требовали, чтобы она прекратила шуметь.

Немного подумав, женщина взяла покупку и направилась в ванную. Вынула свою зубную щётку из стаканчика, стоявшего в шкафчике. Выдавила на неё пасту из тюбика и тщательно почистила звериные клыки. После чего выбросила испорченный предмет гигиены в мусорное ведро. Вернулась в кухню, сунула свиную голову в кастрюлю и поставила на огонь. Пока она варилась, Мила испекла пирожные и легла спать.

Утром вынула остывшее блюдо из бульона и отрезала маленький кусочек. Осторожно сунула в рот. Немного пожевала и с удовольствием убедилась: да, это действительно вкусно! - Затем она увидела, что свиные зубы стали совершенно белыми и сами выпали из челюсти.

Женщина немного успокоилась и поставила еду в холодильник. Так она и стала жить дальше. Продолжала торговать выпечкой, а на вырученные деньги, время от времени, покупала свиные головы. Правда, зубы она им больше не выбивала и даже не чистила. Варила, как есть, и со временем научилась делать отличные мясные рулеты.

Пошёл третий месяц, как Мила нашла себе дополнительный заработок. Она была общительным человеком и быстро сошлась с женщинами, стоявшими на лотках. Легко нашла с ними общий язык и выяснила, что многие из них в прошлой жизни были научными сотрудниками и лаборантами, инженерами и техниками, библиотекарями и учителями.

Ураганный ветер перемен сорвал всех с мест и швырнул в топку перестройки, пылающую адским огнём. Пришлось хвататься за любую возможность «срубить бабки». Большинство торговых мест принадлежало совсем другим людям. Вся прибыль доставалась им, а продавщицы вкалывали по десять часов в день за мизерную плату.

Если честно сказать, то из барышей владельцам палаток доставалось тоже не очень много. Они платили хозяину рынка за аренду места, откупались от ментов и контролирующих организаций, которые вились рядом, словно мухи возле падали. Отдавали десятину властям в виде налогов, а львиную долю отстёгивали за так называемую «крышу».

Каждый вечер «смотрящий за точкой» обходил тружеников прилавка. Собирал с них сумму, назначенную рэкетирами, и увозил деньги криминальному главе района. Оттуда «бабло» попадало в руки городскому пахану, а затем шло ещё дальше…

Рынок был достаточно большим, поэтому сюда частенько заглядывал кто-нибудь из главных бандюков. Чтобы составить полное представление о торговле, контролёр приезжал в разное время, мог явиться сразу после открытия, в обед или ближе к вечеру.

Мила не решалась бросить контору. Она договорилась с начальником, что будет немного опаздывать. Перед тем, как идти на работу, она иногда видела, что к рынку подъезжает чёрный джип.

Увидев машину с блатными номерами, к ней подбегал «местный бугор». Открывал дверцу. Вставал рядом по стойке смирно и начинал есть глазами прибывшее начальство. Из глубины салона выходил высокий молодой человек. Он был хорошо, но не броско одет, и обладал приятной, можно сказать, интеллигентной наружностью. Следом наружу выбирались два массивных качка. Даже в сильную жару на обоих были напялены тесные пиджаки, которые сильно оттопыривались с левой стороны груди.

Проверяющий медленно обходил торговые ряды. О чём-то говорил с сопровождающими «шестёрками». Однажды купил у Милы пирожное. Откусил, задумчиво пожевал. Сказал что-то вроде: «М-м-м, очень вкусно!», - сунул остаток кому-то из свиты и пошёл дальше.

Получив недоеденное лакомство, «местный бугор», остановился и на секунду застыл в недоумении. На его лице явственно проступило «Что мне теперь с ним делать? Нести вслед за начальством, вдруг оно решит докушать сладость? Съесть самому? Или выбросить?».

Наконец он передал пирожное хозяину рынка. Тот завернул его в какую-то бумажку, взятую с ближайшего прилавка, и носил с собой до тех пор, пока контролёр не уехал. Лишь после этого липкое месиво, в которое превратился нежный бисквит, оказалось в урне.

Молодой человек понравился Миле. Он был хорош собой. Вёл себя очень спокойно, но за ним чувствовалась такая сила, что при его приближении окружающие люди почтительно умолкали. О таком мужчине мечтает каждая женщина и Мила не была исключением.

На следующий день она спросила знакомых женщин, кто приезжал на чёрном джипе?

Те охотно объяснили, что это был помощник городского пахана. Его зовут Андрей, и он курирует все «точки района».

Весь день Мила не могла выбросить Андрея из головы. Переживала, что такой красивый мужчина работает на преступников. Вздыхала, что вряд ли он обратит внимание на, как она называла себя в последнее время, «заморенную жизнью тётку с двумя детьми».

Через пару дней она почти справилась с сильными чувствами, так некстати возникшими. Избавилась от мечты о счастливом замужестве и вернулась к мыслям о повседневной жизни. Нагруженная пакетами с продуктами, она возвращалась со службы. Думала о том, что приготовить на ужин и как управиться с выпечкой пирожных хотя бы до двух ночи.

Вдруг рядом остановилась новая, но не очень приметная иномарка. Водительская дверца открылась. Из неё выбрался Андрей и направился к ней. Поздоровался и предложил помочь донести сумки. Изумлённая его появлением, Мила смутилась. И стала говорить, что ей совсем не тяжело и что она почти пришла.

Но он забрал сумки и уверенно пошел к её дому. Словно хорошо знал адрес. Миле ничего не оставалось, как поспешить следом. По дороге она смущённо бормотала о том, что начальник задержал на работе и поэтому пришлось возвращаться так поздно. Да ещё нужно было забежать в магазин и купить еды.

Андрей улыбался и молча шагал к нужному подъезду. Остановился возле двери и ждал, пока она искала затерявшийся ключ. Он, как всегда, оказался на самом дне сумочки, висевшей через плечо.

Извинился, что очень торопится и не может зайти в гости. Аккуратно поставил пакеты на пол. Спросил:

- Что вы делаете завтра после работы? - и, не дожидаясь ответа, предложил: - Если не очень заняты, то я приглашаю вас в ресторан. В восемь часов вам будет удобно?

Мила едва удержалась от того, чтобы не крикнуть во весь голос «Да!», но в последний момент успела прикусить язык. Сделала вид, что вспоминает перечень дел, намеченных на следующий вечер. Просияла улыбкой, словно нашла единственное окно в плотном графике и сдержанно согласилась.

- Завтра я заеду за вами в восемь, - сказал Андрей.

Кивнул на прощание. Лёгкой походкой сбежал вниз. На миг задержался, махнул рукой и исчез.

Мила слышала, как внизу запиликал сигнал домофона. Стукнула закрывшаяся железная дверь, и всё стихло. Только после этого женщина смогла прийти в себя. Трясущимися руками открыла дверные замки. Вошла в квартиру и без сил привалилась к стене...

Весь вечер она крутилась по дому. Готовила ужин, кормила детей, вернувшихся с улицы. Затем пекла пирожные для продажи, но её мысли были совсем в другом месте. Она представляла, как пройдёт завтрашнее свидание, что он будет говорить ей, и что она станет ему отвечать.

Ночь прошла в сумбурных сновидениях, а утро в суматошной беготне из дома на рынок, оттуда на работу.

Ближе к вечеру  Мила отпросилась со службы и, в кои-то веки, занялась собой. Сбегала в парикмахерскую и привела в порядок причёску, лицо и руки. Вернулась домой. Приняла душ, оделась в лучшее, что у неё было, и за пять минут до назначенного срока закончила приготовления. Едва она присела на продавленный диван, как в голове мелькнула неприятная мысль, что из-за свидания с Андреем она не сможет приготовить пирожные на завтра. То есть, не пойдёт на рынок и потеряет дневной заработок.

«Ничего, - решила она, - у меня есть немного денег в заначке. Так что на первых порах хватит, а там видно будет».

Покормила детей, попросила соседку посмотреть за ними.

Ровно в восемь раздалась трель телефона. Она подняла трубку и услышала знакомый голос. Судя по шуму мотора, доносившемуся из динамика, Андрей звонил с мобильного аппарата. Эти устройства совсем недавно появились в продаже и стоили баснословно дорого.

- Здравствуй, я жду на улице, возле твоего дома.

- Иду! - тотчас ответила Мила и выскочила из квартиры. Почти бегом домчалась до конца длинного здания. Сбавила скорость и, степенно шагая, завернула за угол. Здесь она огляделась и увидела автомобиль, на котором вчера приезжал Андрей.

Он встретил ее, обошёл машину, предупредительно распахнул пассажирскую дверцу. Модельной походкой женщина приблизилась к нему. Поздоровалась и, как можно более грациозно, опустилась на сидение. На миг задержала на асфальте стройные ноги, случайно обнажившиеся до середины бедра. Поставила их на пол салона и взглянула на мужчину.

Он широко улыбнулся в ответ. Аккуратно захлопнул створку и сел в водительское кресло. Двигатель тихо заработал. Дорогой автомобиль тронулся с места, но поехал не в «старый центр» где, как знала Мила, находятся самые фешенебельные заведения. Вместо этого он развернулся и покатил в другую сторону.

Мужчина заметил ее удивлённый взгляд и объяснил:

- Сейчас я нахожусь в стадии развода с первой женой. Поэтому не хочу, чтобы она знала о нашем знакомстве. Не то начнёт говорить в суде неизвестно что. Я предлагаю съездить в ресторан, расположенный в другой части города. Там не бывает людей из круга мой «бывшей», так что никто из её знакомых нас не увидит.

Мила немного напряглась от такого поворота дел, но ничего не сказала, мало ли какие бывают обстоятельства при расторжении брака. Когда она разводилась, тоже наслушалась от мужа такого, о чём до сих пор вспоминать тошно.

Они остановились у невзрачного жилого здания, сложенного из силикатного кирпича. На обшарпанном фасаде первого этажа висела неприметная вывеска, сообщавшая, что здесь находится кафе «У друзей».

Мила дождалась, пока Андрей выйдет из автомобиля, откроет дверцу с пассажирской стороны и подаст ей руку. Лишь после этого она опёрлась на крепкую ладонь и встала с сидения. Прошла в высокую дверь, предупредительно распахнутую дородным швейцаром. Пересекла небольшой холл казённого вида. Шагнула через порог и оказалась в шикарном ресторане, подобные она видела только в кино.

Метрдотель проводил вошедшую пару в небольшой кабинет, богато украшенный драпировками и убранный в мавританском стиле. Указал за большой стол и подал гостям тонкие папки из тёмной тиснёной кожи. Она открыла свою книжечку. Увидела весьма обширный перечень меню и благоразумно положилась на вкус кавалера. Он долго и тщательно делал заказ. Официант понимающе кивал, потом удалился и начался незабываемый вечер.

Совершенно естественно и незаметно они перешли на «ты». Говорили обо всём на свете. Ели блюда, о которых Мила только слышала. Пили вино таких марок, о существовании которых она даже не подозревала. Иногда выходили в общий зал, где играла приятная тихая музыка. Андрей нежно брал ее за тонкую талию. И они обнимались, и медленно танцевали.

После полуночи Андрей отвёз ее домой. Проводил до двери квартиры. Остановился на лестничной площадке и сказал:

- Несколько дней меня не будет в городе, поэтому мы сможем встретиться ближе к концу недели. В субботу я тебе позвоню.

Переполняемая чувствами, Мила открыла замок. Привстала на цыпочки. Быстро чмокнула мужчину в щёку и прошмыгнула в приоткрытую дверь, пока он не успел прижать её к себе.

 

Следующий совместный вечер прошёл так же замечательно, как и предыдущий. Когда возвращались, Мила не стала сопротивляться, уступила пылкой настойчивости Андрея, и они долго целовались.

К концу третьей встречи он предложил ей закончить вечер в номере, расположенном на втором этаже ресторана. И она согласилась...

Вернулась домой только под утро. Без сил рухнула в кровать. Немного поспала и помчалась на постылую службу.

На следующий она отвезла детей своей матери, сославшись на необходимость работать теперь допоздна.

С этого дня её жизнь разделилась на две неравные части. Шесть дней в неделю она вертелась как белка в колесе, а в субботу у неё был выходной. В восемь вечера приезжал любимый мужчина. Они отправлялись в знакомый ресторан и ужинали. Затем поднимались на второй этаж, где повторялась страстная ночь, подобная той, что случилась у них в первый раз.

Андрей продолжал бракоразводный процесс с женой, поэтому не афишировал связь, возникшую с Милой. Не показывался с ней на людях, а если они случайно встречались на рынке, то кивал так, словно они были едва знакомы.

А она была так влюблёна в своего избранника, что во всём ему уступала.

К счастью, её семье хватало того, что она зарабатывала. Правда, ни о чём большем уже не приходилось мечтать. Ни о модных вещах для себя и детей, ни даже о коротком отдыхе.

Во время очередного посещения ресторана всё шло как обычно, и продолжалось так до конца ужина. Затем Анд­рей неожиданно посерьёзнел и сказал, что хочет съездить в Индию на пару недель. Мила с горечью подумала: «Значит, у нас пропадут две, а то и целых три встречи. Как я буду без него всё это время?».

Он открыл барсетку, которую всегда носил с собой, достал красную книжечку. Мила взглянула на обложку и прочитала надпись на английском языке - «Passport».

- Это для тебя, - сказал улыбаясь Андрей, и добавил: - Открой.

Мила взяла документ. Внутри она увидела свою фотографию. Спотыкаясь на непривычном шрифте, прочитала свою фамилию, имя, время и место рождения.

- Где ты взял этот снимок?

- Попросил знакомого фотографа, и он щёлкнул тебя на улице.

- А как ты смог оформить паспорт без моего присутствия? - продолжала изумляться Мила, - ведь там нужно писать заявление, брать справки, заполнять анкеты.

- В наше время за деньги можно все, - отмахнулся Андрей.

Она осторожно спросила:

- Сколько я тебе должна?

- Пустяки, - бросил мужчина, - это подарок.

- А зачем он мне?

Андрей наклонился вперёд и прошептал:

- Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Индию, - и не давая опомниться, добавил: - Путёвку и билеты я купил. - И жестом заправского фокусника протянул над столом длинный конверт.

Потрясённая Мила взяла пакет. Открыла и вытащила из него кипу разноцветных бумажек. На одних были нарисованы локомотивы, мчащиеся вперёд. На других - летящие в облаках самолёты, а на третьих - раскидистые пальмы и шикарные бунгало под тростниковой крышей.

С трудом осознав, что она держит в руках, Мила поднялась и подойдя к вставшему Андрею, обняла его.

Потом села на место и спросила:

- Когда едем? Во-первых, нужно уговорить маму, чтобы та побыла с детьми еще две недели. Во-вторых, оформить отпуск на работе. В-третьих, самое главное, что взять с собой в Индию? В-четвертых, не является, ли этот вояж шагом к более серьёзным отношением с Андреем?

Через пять дней Андрей напомнил:

- Но ты не забыла, что пока я не развёлся со своей благоверной, мы с тобой вынуждено находимся на нелегальном положении. Поэтому никому не говори, с кем и куда едешь. Мало того, на вокзал ты прибудешь одна. Войдёшь в вагон номер девять, - он взял со стола коричневатый билет на поезд и показал Миле, - посидишь немного в купе и познакомишься с соседями. Оставишь там свои вещи и через час после отхода двинешься в ресторан. Там мы с тобой поужинаем. После чего, я пойду в СВ, там у меня купе. Ты отправишься назад, скажешь, что встретила знакомых, и они пригласили тебя к себе. Возьмёшь пакет с вещами и прибежишь ко мне. Утром вернёшься на место. Заберёшь чемодан и выйдешь в Москве из своего вагона, - Андрей испытующе посмотрел в сияющие глаза Милы и закончил: - Договорились?

- Да! - страстно выдохнула она. Ради него она была готова пойти на всё, что угодно, а такие пустяки, как сделать в поезде вид, что они не знакомы, тем более…

Всё прошло так, как хотел Андрей, и они провели вместе прекрасную ночь. Незаметно наступило утро и пришла пора раставаться. Когда Мила оделась и собралась идти в своё купе, он сказал:

- На Казанском меня будут встречать серьёзные люди. Они подойдут на перроне. Мне придётся с ними кое-куда съездить и решить пару вопросов. Поэтому я не только не смогу уделить тебе время, но ещё попрошу тебя кое-что для меня сделать.

Ты пойдёшь в зал, где стоят автоматические камеры хранения. Найдёшь ячейку под номером 2436 и наберёшь код 5649. Откроешь дверцу. Возьмёшь спортивную сумку, которую оставили там мои друзья. В ней лежат дорогие бритвенные принадлежности и кое-какие мужские мелочи. Выйдешь из вокзала и поедешь в аэропорт. Вот тебе деньги на такси, - он протянул толстую пачку рублей.

Заметив, что она хочет отказаться, нахмурился и, чего с ним никогда не бывало, добавил стали в бархатный голос:

- Не возражай! Ни ты, ни я не знаем, какие цены сейчас в столице и сколько с тебя сдерёт таксист. Только не показывай все «бабки» сразу. Разложи их по нескольку купюр, и спрячь в разных местах.

Когда приедешь в Шереметьево, войдёшь в зал и будешь ждать самолёта. Номер рейса и время отправления написаны на твоём билете. Сидеть там придётся несколько часов. Поэтому не жмись, проголодаешься, сходи в кафе, пообедай. Денег хватит. Если объявят посадку, а меня ещё не будет, не волнуйся. В любом случае я приеду к отлёту, иди вместе со всеми к паспортному контролю. Там увидишь надпись - «зелёный коридор». Так как у тебя мало вещей, шагай к нему. Там очередь двигается намного быстрее. Поднимешься в самолёт и займёшь своё кресло. К сожалению, наши места оказались в разных частях салона, поэтому будем лететь врозь. Но ничего, в Индии всё наверстаем. - Андрей нежно поцеловал ее. Подтолкнул к двери.

Мила вышла из купе и направилась к своему вагону. По дороге вспомнила слова Андрея о деньгах. Зашла в туалет, пересчитала купюры и выяснила, что получила сумму, превышающую её месячный заработок в несколько раз. Разделила пачку на три равные части. Одну бросила в тощий кошелёк, лежавший в сумочке. Вторую решила положить в чемодан, а пока сунула в пакет, который держала в руках. Третью спрятала туда, где женщины издавна хранят деньги.

Закончив возиться с деньгами, она вымыла руки с мылом и вернулась в своё купе. Положила в чемодан пакет, с которым ходила в вагон СВ. Села на нижнюю полку, и болтала с соседями до тех пор, пока поезд не прибыл в Москву. Здесь она вышла на перрон и заметила Андрея, быстро шагавшего в сторону выхода, направилась к камерам хранения. Нашла нужную ячейку. Открыла и увидела небольшую мягкую сумку, похожую на те, в которых фотографы носят аппаратуру. Потянула на себя и ей показалась, что кофр слишком тяжёл для своего объёма. Она не стала задумываться, что в нём может лежать. Андрей сказал, что его вещи. Значит, так оно и есть! Не будет же она открывать молнию и смотреть, что там и как?

Перебросив длинный ремень через плечо, она подхватила ручку чемодана на колёсиках и пошла к выходу, ведущему на Комсомольскую площадь. Когда она пробиралась сквозь толпу пассажиров, её несколько раз толкнули люди, идущие навстречу. Мила пару раз недовольно обернулась на грубиянов и ей показалось, будто следом идёт молодой парень, который крутился возле камер хранения.

Подумала: «Кому я нужна?» - и выбросила из головы мысль о слежке за своей скромной персоной. Вышла из шумного здания и направилась к стоянке такси. Перед ней оказалась небольшая очередь из жаждущих уехать. Не успела она пристроиться в хвост ожидающим, как к тротуару подкатила «иномарка» с шашечками.

Машина затормозила возле Милы. Дверцы широко распахнулись и из салона вышли двое рослых парней. Один выхватил из её руки чемодан и закинул на пустое заднее сидение. Второй крепко сжал её локоть, подвёл к автомобилю и насильно усадил на место рядом с водителем. Не успел никто и слова сказать, как такси резко рвануло с места. Уверенно встроилось в дорожный поток и помчалось вперёд.

Улыбчивый шофёр посмотрел на испуганную пассажирку и сказал:

- Это я попросил парней помочь вам сесть в машину. Вы мне больше всех из очереди понравились.

- Спасибо, - едва вымолвила она.

- Куда вас отвезти? - спросил водитель, ловко лавируя между мчащихся машин.

- В Шереметьево, пожалуйста, - наконец, пришла в себя Мила.

- Доставим в лучшем виде, - панибратски подмигнул он и автомобиль увеличил скорость.

До аэропорта добирались почти полтора часа, и всё это время, водитель развлекал красивую пассажирку, словно профессиональный конферансье. Рассказывал байки и анекдоты. Потом помог вынести чемодан на тротуар и лишь после этого назвал стоимость проезда. Сумма оказалась непомерно высокой, но Мила не стала спорить, расплатилась и вошла в огромное здание. Тысячи людей сновали перед глазами. Все куда-то спешили и словно муравьи тащили большое количество багажа.

Она никогда не ездила за границу, поэтому так же, как в ресторане, положилась на опыт любимого мужчины. Вспомнила данные ей инструкции и стала действовать по ним. Нашла свободное местечко в зале, расположенное недалеко от кафе. Села и с большим интересом смотрела по сторонам до тех пор, пока не проголодалась.

Пообедала. Ещё немного подождала, но Андрей так и не появился.

Наконец она услышала объявление о начале регистрации на ее рейс. Прошла в «зелёный коридор». С широкой улыбкой предъявила паспорт молоденькому пограничнику. Получила штамп, разрешающий выезд из страны, и переместилась в зону ожидания. По указанию Андрея она сдала чемодан в багаж, а сумочку с документами и кофр с его вещами взяла с собой.

Место, указанное в билете, находилось у иллюминатора. Она села в мягкое кресло. Приникла к толстому стеклу и увидела Андрея, спешившего от терминала к аэробусу. Он предъявил стюардессе посадочный талон. Легко взбежал по трапу и исчез из поля зрения. Мила облегчённо вздохнула: «Успел!».

Захотела немедленно с ним поговорить. Встала и решительно направилась в переднюю часть самолёта. В небольшом тамбуре её остановила подтянутая стюардесса и твёрдо сказала:

- Пассажиры экономического класса не могут входить в бизнес-класс.

Огорчённая Мила вернулась на место. Откинулась на спинку сидения и осмотрелась. Лететь предстояло более шести часов, поэтому нужно было познакомиться с ближайшими соседями. Поговорить с ними о том, о сём, так глядишь, и время быстрее пройдёт...

Прибыв в Дели, Мила хотела подойти к Андрею на взлётном поле, однако у неё опять ничего не вышло. Оказалось, что пассажиров не встречает автобус, как в Москве. Здесь даже не было цепочки небольших открытых вагончиков, какие часто показывали в импортных фильмах. Она прошла по большой квадратной трубе в здание аэропорта.

К тому времени, когда Мила преодолела «зелёный коридор», Андрей тоже прошёл досмотр. Он стоял возле кольцевого транспортёра, на котором крутился багаж прибывших. Заметив ее чемодан, он снял его с чёрной ленты. Взял у неё кофр. Они обнялись и, шагая бок о бок, направились к выходу из зала ожидания.

Прошли между автоматическими створками стеклянных дверей. Покинули кондиционированную прохладу помещения и оказались под широким козырьком, тянувшимся вдоль здания. Льющийся с неба свет яростно ударил в глаза, а кожу обдало воздухом настолько горячим, словно он вылетел из печки. Только после этого Мила поверила, что она действительно находится в сказочной Индии...

Две недели они переезжали из одного города в другой. Селились в шикарных апартаментах, каждый из которых имел несколько комнат, ванную и огромную кровать. Необъятные лежанки были так велики, что на них могли спать не менее пяти человек, причём как вдоль, так и поперёк.

Днём туристы осматривали достопримечательности, чьи названия часто мелькали в телевизоре и навевали воспоминания о книге «Тысяча и одна ночь». Вечером они плавали в бассейнах с прозрачной голубой водой, подсвеченной прожекторами. Ходили по фешенебельным ресторанам и клубам. Ужинали экзотическими блюдами, которые готовили смуглые и улыбчивые повара. Пили необычные вина из местных фруктов. После чего отправлялись в номер…

Всё эти дни они были неразлучны, словно молодожёны, находившиеся в свадебном путешествии. Мила смотрела на Андрея сияющими глазами и не могла нарадоваться своему счастью. Его доброта, ласковость и щедрость были выше всяких похвал. Лишь одна небольшая деталь в его поведении удивляла ее. Во время переездов он ни на минуту не расставался со своим кофром, а прибыв в очередную гостинцу, тотчас сдавал его на хранение администратору.

Только однажды Андрей ненадолго покинул Милу. Случилось это в последний день их пребывания за границей. После обеда он взял со стола звонивший сотовый. Взглянул на номер и напрягся, словно взвёденная пружина. Ответил на вызов. О чём-то переговорил с абонентом и дал отбой. Сказал, что ему нужно встретиться с одним человеком.

Он быстро оделся и вышел из номера. Удивлённая таким поведением, Мила последовала за ним. Встала на верхней площадке широкой лестницы и увидела, как он спустился в холл отеля. Подошёл к стойке администратора. Взял свой кофр из сейфа, сел в такси.

Вернулся он довольный. Небрежно бросил:

- Не волнуйся, всё в полном порядке, - поцеловал Милу и вновь превратился в прежнего Андрея, которого она так сильно любила.

На следующее утро отпуск кончился, и пришлось возвращаться домой. В аэропорту Андрей снова ответил на чей-то звонок. Сказал, что его ждёт старый товарищ и ему нужно ненадолго отойти по делам. Отдал женщине кофр и попросил отнести его в самолёт. Мила, не задумываясь, взяла сумку. Повесила на плечо, отметив, что она стала легкой.

Распираемая любопытством, она направилась в женский туалет и заперлась в кабинке. Расстегнула молнию, откинула верхний клапан и заглянула внутрь. Там не было ничего, кроме тренировочных брюк Андрея. В них была завёрнута запечатанная пластиковая бутылка, наполненная негазированной водой. На яркой этикетке виднелся логотип отеля, из которого они только что выехали.

Разочарованная Мила закрыла сумку и вернулась в зал. Дождалась объявления на посадку. Прошла через границу и села в самолёт. Они опять летели в разных классах.

Рядом с ней сидел маленький мальчик с моложавой бабушкой, и Мила уступила любопытному человечку своё место у иллюминатора. Сразу после взлёта лайнер поднялся выше облаков. Земля скрылась из виду, и теперь под крылом расстилалось огромное пространство, заполненное белоснежными холмами плотного тумана. Ребёнок немного посмотрел на однообразную равнину, висящую почти неподвижно. Потом повернулся к бабушке и огорчённо сказал:

- Внизу видно одно и тоже. Мы стоим, что ли?

В Шереметьево Мила привычно проследовала «зелёным коридором» и оказалась возле карусели с багажом. Здесь её встретил улыбающийся Андрей. Помог снять с транспортёра чемодан и тихо сказал:

- Сейчас ты выйдешь на улицу и двинешься вправо. Я поймаю такси. Проеду вперёд, догоню тебя и посажу в машину.

Он отступил в сторону, словно не хотел, чтобы его слышали, и набрал номер. Что-то сказал в трубку и исчез. Свою сумку он почему-то не взял.

Мила выбралась из здания на широкий тротуар. Повернулась и, никуда не торопясь, зашагала по ходу движения автомобилей. Вещей у неё имелось немного. Чемодан на колёсиках, почти пустой кофр и дамская сумочка. Несмотря на это, тащить всё это не очень хотелось. Метров через тридцать она решила, что хватит бить ноги. Остановилась и посмотрела назад. С удивлением заметила, что со стоянки машин вырулил чёрный джип, похожий на тот, на котором Андрей обычно приезжал на рынок с инспекцией. Присмотрелась внимательней и, прочитав номер, поняла, что не ошиблась. «Наверное, вызвал в Москву из Самары», - подумала она.

Иномарка остановилась возле Андрея. Наружу выскочили знакомые качки в тесных пиджаках. Они подхватили с асфальта чемодан шефа. Бросили в багажник и вернулись в салон. К этому времени Андрей уже сидел на переднем сидении рядом с водителем. Автомобиль тронулся с места и проехал несколько метров. Вдруг он нелепо подпрыгнул на месте и превратился в огненный шар.

В следующий миг раздался оглушительный взрыв. В воздухе мелькнули какие-то обломки, и к небу поднялся столб густого чёрного дыма. Со всех сторон послышались испуганные крики людей. На стоянке машин ревели сигналы охранной сигнализации. К ним добавился звон разбитых витрин и вой далёкой милицейской сирены.

В здании аэропорта поднялась паника. Забыв вещи, испуганные пассажиры выбегали на улицу и мчались в разные стороны. Все хотели удрать как можно дальше от костра, пылавшего на дороге. Обезумевшая толпа подхватила Милу и потащила прочь от места трагедии.

Едва не потеряв чемодан, она добралась до остановки аэроэкспресса. Села в электричку и минут через сорок была на Белорусском вокзале. Оттуда добралась на метро до Казанского. Оказавшись в знакомом месте, почувствовала себя в относительной безопасности.

Всю дорогу от аэропорта она пребывала в странном состоянии. Работала только та область её мозга, которая отвечала за прохождение маршрута, а остальная часть сознания впала в какой-то ступор. Так продолжалось до тех пор, пока она не услышала объявление о посадке на поезд до Самары. Автоматически передвигая ноги, Мила добралась до перрона, предъявила билет проводнице и вошла в купе.

Увидев, что здесь никого нет, она упала ничком на нижнюю полку и зарыдала в полный голос. Перед глазами появилась картина взрывающегося джипа. Её начала бить крупная дрожь, а в голову пришла жуткая мысль: «Если бы я села в машину, то погибла вместе с Андреем!» А потом опять вспоминала о любимом...

Проводница оказалась весьма сердобольной женщиной. Она услышала безутешный плач Милы, лицо которой покрывал тропический загар. Предположила, что та переживает конец бурного курортного романа. С горечью вспомнила, как сама несколько раз подряд была в таком состоянии, и вошла в положение пассажирки. Проявила чудеса изобретательности и разместила ее соседей в других купе.

Проплакав целые сутки, Мила немного пришла в себя и кое-как оправилась от потрясения. Вспомнила о детях, о которых почти забыла за две недели счастливого отпуска. Посмотрела в окно вагона и поняла, что подъезжает к Самаре. Она поблагодарила заботливую проводницу, которая всю дорогу снабжала её чаем и валерьянкой. Вышла на перрон вокзала. Села в автобус и отправилась домой.

За время её отсутствия родные люди подъели запасы, имевшиеся в доме, и нужно было снова впрягаться в работу. На деньги, оставшиеся от пачки, которую дал Андрей, она купила продуктов, муки, сахара и яиц. Допоздна пекла пирожные. Следующим утром встала в шесть часов. Упаковала своё рукоделие в кусочки писчей бумаги и отправилась на рынок.

Подруги заметили индийский загар, насели со всех сторон, пристали с вопросами: «Куда ездила?».

Мила не стала говорить правду. Она помнила рассказы подруг о Египте. Соврала, что была в этой стране и назвала места, хорошо известные россиянам, - Шарм-эль-Шейх, Каир и Карнак.

Многие там уже бывали, и интерес к её путешествию сразу угас.

Быстро продав выпечку, по которой стосковались товарки, Мила помчалась на службу. Поговорила с начальником по душам и оформила досрочный выход из отпуска. После чего продолжила монотонную жизнь, которую вела до знакомства с Андреем.

Спустя пару дней его место занял другой человек. Всё пошло по-прежнему, только теперь от бандитов приезжал не чёрный, а тёмно-синий джип другой марки. О погибшем никто не вспоминал, будто его и не было. Постепенно Мила успокоилась и стала забывать то, что случилось в Москве. Багровое облако, в которое превратилась машина с любимым, больше не снилось. Женщина вошла в рабочий ритм и лишь иногда горько плакала по ночам.

В коридоре раздался длинный звонок. Мила вытерла руки, испачканные в муке, вышла из крохотной кухни и открыла наружную дверь. На площадке стоял бывший муж Леонид, с которым она рассталась около года назад.

- Зачем пришёл? - недовольно спросила она.

- Детей хочу повидать! - с вызовом ответил он.

Она отступила в сторону и пропустила незваного гостя в квартиру. Когда он прошёл мимо, отчётливо различила запах спиртного. «Опять нажрался, а пока трезвый, о них не помнит», - вздохнула она про себя и указала в сторону детской комнаты.

Вернулась к плите. Достала из баночки корицу и занялась приготовлением пирожных на завтрашний день. Минут тридцать всё было тихо. Потом, послышались нетвёрдые шаги и «бывший» вошёл в кухню. Привычно устроился на табурете, стоявшем в углу. Достал из кармана нераспечатанную бутылку водки. Сдвинул в сторону миску с сахаром и поставил «пузырь» на столешницу.

Оглядел стол и, не заметив свободного стакана, поднялся. Открыл навесной шкафчик и по-хозяйски достал пару рюмок из штампованного хрусталя. Вернулся на прежнее место. С треском свинтил колпачок с горлышка. Налил две порции и спросил:

- Будешь со мной?

- Нет! - отрезала Мила.

- А я выпью с устатку! - пробормотал он и заискивающе спросил: - Дашь что-нибудь закусить?

- Алименты ты мне не платишь! Так что жрать у нас нечего! - взорвалась Мила. В следующий миг она подумала, что не стоит кричать при детях и взяла себя в руки. Указала на тесто, с которым возилась и пробормотала: «Кроме этого…» Потом неожиданно вспомнила о бутылке воды, которую привезла из Индии, но так и не вынула из сумки:

Вытерла руки влажной тряпкой. Сходила в свою комнату и вытащила из кладовой кофр Андрея, который стоял там со дня приезда. Откинув верхний клапан, вынула треники погибшего друга. Тихо заплакала, и бросила их назад. Смахнула слёзы чистым запястьем. Принесла минералку в кухню и поставила перед Леонидом.

Он хмуро взглянул на иностранную этикетку, но не стал открывать литровую упаковку. Брезгливо взял её за горлышко и переставил на подоконник. Судя по жесту, он хорошо знал, что его бывшая жена недавно ездила за границу. Остальные мысли отчётливо отразились на его лице: «Своих денег у Милки нет, поэтому её возил какой-нибудь ухажёр. Она баба видная, так что давно нашла себе богатого хахаля».

Сильно расстроенный этими рассуждениями, он проглотил рюмку водки одним махом. Отщипнул кусочек сдобного месива. Сунул в рот и задумчиво пожевал. Наклонился немного вперёд. Поставил локоть на столешницу и подпёр ладонью небритую челюсть. Посидел пару минут молча. Затем спиртное ударило в голову, и он, как всегда в последнее время, стал жаловаться на свою жизнь.

Бубнил о том, что на работе не платят зарплату, что денег не хватает на самого себя, не говоря уже о том, чтобы завести жену. Что здоровье ни чёрту. Что его старый дом собираются сносить. Вот только по документам за ним числится только шесть квадратных метров. Поэтому по закону ему дадут лишь восьмиметровку в коммуналке. Однако не в центре города, где он жил с самого рождения, а на дальней окраине. Ну, а то, что он вложил кучу «бабок» в расширение этой гнилушки, никого не волнует.

Эти рассказы Мила слышала много раз и хорошо знала, что «бывший» теперь долго не остановится. Она пропускала слова мимо ушей и без устали трудилась над выпечкой. Продолжая неразборчиво бормотать, Леонид выпил вторую рюмку. Чуть погодя, третью. Вдруг он замолчал на полуслове, и в маленькой кухне стало тихо.

Не понимая, в чём дело, Мила удивлённо посмотрела на гостя. Увидела, что он побледнел. Покачнулся и мешком свалился со стула. Упав на пол, он вытянулся во всю длину и стал мелко дёргаться всем телом. Испуганная женщина наклонилась над Леонидом и почувствовала, как от него пахнуло резиной и какой-то химией. Она выпрямилась. Взяла со стола пустую рюмку. Поднесла к лицу, и в нос ударил аромат технического спирта.

В памяти сразу всплыли разговоры о том, что бандюки наладили в городе производство «палёной» водки. Теперь это пойло продают в каждом ларьке, благодаря чему участились случаи смертельного отравления. Подруги с рынка советовали брать спиртное в крупных магазинах, но, как намекали знающие люди, даже там можно нарваться на фальсификат.

Мила бросилась к телефону, висящему на стене кухни, и, не попадая пальцами в отверстия диска, кое-как набрала 03. Минуты две слушала длинные гудки и думала: «Не хватало ещё чтобы Лёнька здесь копыта откинул. Родственников у него в городе нет, так что в этом случае придётся мне его хоронить».

На том конце провода долго не брали трубку. Наконец раздался щелчок и ленивый голос ответил:

- Скорая помощь.

Выслушав ее, диспетчер равнодушно сказал:

- Сейчас все наши машины на вызовах. Вернутся они не скоро. Если вам нужно срочно, то звоните в платную медицинскую компанию.

В динамике что-то зашуршало и далёкий абонент начал диктовать длинный номер. Мила попросила повторить. Сделала шаг к столу. Рассыпала на столешнице горсть муки и со второго раза записала пальцем нужные цифры.

Затем набрала номер, и почти сразу до неё донёсся бод­рый ответ:

- Частная служба спасения слушает!

Этот человек отнёсся к рассказу намного внимательней. Спросил, в каком состоянии находится пациент, и что с ним случилось? Записал адрес и сообщил, что вызов обойдётся в месячную зарплату Милы. Услышав недоумённое восклицание, он вежливо поинтересовался:

- Сможете ли вы заплатить за выезд бригады?

Она взглянула на лицо Леонида, залитое синюшной бледностью. Пришла в отчаяние, но быстро опомнилась. Немного поколебалась и внезапно решила: «Отдам золотое кольцо и серёжки, которые подарили на свадьбу».

Твёрдо сказала:

- Да!

И с радостью услышала:

- Машина выехала! Ждите!

Положив трубку, Мила повернулась к столу, и внезапно почувствовала сильную жажду. Автоматически взяла с подоконника бутылку с водой. С лёгким щелчком скрутила рифлёную крышку. Поднесла ко рту и сделала глоток прямо из горлышка. Тёплая струйка хлынула на пересохший язык и что-то звонко ударилось о передние зубы.

Инстинктивно сжав губы, Мила почувствовала между ними что-то твёрдое. Она поставила ёмкость на место. Поднесла руку к лицу и выплюнула в ладонь небольшой предмет. Присмотрелась внимательней и обнаружила, что держит камешек размером с вишню. Он выглядел как округлый кусочек стекла. Глядя на него, Мила подумала, что он долго лежал на перекате реки, где его много лет царапали песчинки, несущиеся вместе с водой.

В следующий миг Мила вспомнила фильм, рассказывавший о том, как в Якутии добывают алмазы. Перед глазами замелькали кадры хроники, где показывали необработанные кристаллы. Самое удивительное было в том, что они выглядели точно так же, как тот, что она сейчас держала в руке. Она взяла пластиковую бутылку. Посмотрела её на просвет. Ничего не увидела и поднесла к уху. Заткнула горлышко пальцем. Сильно тряхнула и различила едва слышный стук «голышей», лежащих на дне.

Мила поняла: Андрей вёз из Индии контрабандные алмазы. Вернее, это она, по его просьбе, пронесла камни через «зелёный коридор»...

А если бы меня взяли на границе, он сказал, мол, понятия не имеет, что лежит в моей сумке. Кстати, именно она тащила туда кофр, наполненный неизвестно чем. Наверняка там лежали пачки долларов...

Мысли приняли другой поворот: «Интересно, на сколько он тянет?».

Она вспомнила, что недавно видела у подруги кольцо с бриллиантом в один карат. Брюлик оказался размером со среднюю горошину, но, как говорила одноклассница, стоил больше, чем новая иномарка. Тот, что она нашла в бутылке, выглядел в три-четыре раза больше, но он не был обработан.

Её размышления прервал требовательный звонок. Мила заторопилась. Схватила бутылку со стола и, закрутив крышку, поставила в шкафчик, висевший на стене. Открыла дверь и только тогда вспомнила, что до сих пор сжимает в руке найденный камень.

В квартиру вошли три медика, одетых в непривычные зеленоватые халаты. Они увидели пациента, лежащего на полу. Направились в кухню и принялись хлопотать вокруг Лени. Быстро промыли ему желудок. Сделали несколько уколов. Поставили капельницу, и через полчаса бывший муж стал медленно оживать. На лице появились розовые краски. Дыхание успокоилось, а пульс, по словам эскулапов, пришёл в норму.

Убедившись, что кризис миновал, медики сказали, что всё в порядке. Выписали кучу рецептов, а вместе с ними счёт за оказанные услуги. Мила взяла протянутую бумажку. Посмотрела в графу «Итого», где с изумлением увидела сумму. Она оказалась втрое выше той, которую называл диспетчер. Понимая, что спорить теперь бесполезно, женщина пробормотала: «Подождите минутку».

Пошла в свою комнату. Достала из серванта маленькую шкатулку, в которой хранились семейные драгоценности. Принесла её в кухню. Вынула золотые безделушки. Протянула их медикам и извиняющимся тоном сообщила, что наличных у неё нет.

Бригадир скривился так, словно хлебнул ложку уксуса, и грубо сказал:

- Ваше барахло мы не сможем продать и за половину той суммы, что вы нам должны. Поэтому или вы отдаёте нам деньги, или мы перед уходом забудем сделать нужный укол, и ваш муж загнётся через десять минут. При отравлении метанолом это часто бывает. Так что ни один суд не найдёт состава преступления в наших действиях.

Поставленная в безвыходное положение, Мила разжала кулак. Протянула ладонь нахрапистому врачу и пролепетала:

- Этот алмаз достался мне от прабабушки. В нём почти три карата, и он стоит больше чем новый джип.

Пожилой медик заинтересованно взглянул. Зажал алмаз между двумя пальцами. Посмотрел на свет и заметил крохотную пылинку, таящуюся в теле кристалла. Подошёл к столу. Взял пустую рюмку и налил воды из-под крана. Вынул из чемоданчика чистую иголку для шприца. Окунул её в жидкость и поднёс к полупрозрачному «голышу». Небольшая капля не растеклась по поверхности, а прилипла к ней, и выглядела, словно маленькая полусфера, висящая на травинке.

Бросил камень в стопку и с удовлетворением отметил, что тот пропал из вида. Со стороны это выглядело так, будто он растворился, и теперь в прозрачной влаге ничего нет. Лишь несколько пузырьков воздуха висели в глубине, но почему-то не хотели всплывать.

Сунул пальцы внутрь стаканчика. Осторожно нащупал и выудил камень. Повертел перед глазами и нашёл на нём острую грань. Приложил её к хрусталю. Надавил и провёл рукой сверху вниз. Послышался характерный хруст, после чего на стопке возникла матовая борозда, словно по ней прочертили стеклорезом.

Медик удовлетворённо хмыкнул. Достал из кармана бумажник и положил алмаз в отдельный кармашек.

- Хорошо, - сказал он, - берём в счёт платы за оказанные услуги. Но если ты нас обманула, пеняй на себя. Завтра вечером к тебе придут наши люди и вышибут долг. - Он сделал ещё один укол Лёне, который почти пришёл в себя. Собрал инструменты в чемоданчик с красным крестом на боку и направился в прихожую. Следом за ним из квартиры вышли остальные члены бригады скорой помощи.

Мила захлопнула дверь.

Вернулась в кухню и убедилась, что «бывший» всё ещё без сознания. Взяла решето, сквозь которое просеивала муку, и поставила его в раковину мойки. Достала из шкафчика бутылку. Свинтила пробку и вылила воду в сито. Когда жидкость ушла сквозь мелкие отверстия, на сетке оказалась горсть камней, похожих по размеру на тот, что она отдала медикам.

Открыла кран и промыла их под слабой струёй, словно ягоды, принесённые с рынка. Пересчитала и выяснила, что перед ней лежит двадцать девять алмазов. Она принесла мешочек, в котором хранила деньги во время поездок. Сложила в него всё, что нашла в бутылке. Затянула горловину и задумалась: «Куда его положить?»

Подойдя к мойке, Мила наклонилась и открыла дверцу. Встала на колени. Забралась в нижнее отделение почти до пояса и ударила кулаком в заднюю стенку. Державшие её гвоздики, выскочили из дерева. Лист ДВП отошёл в сторону и тотчас вернулся на своё место. Женщина надавила на него ещё раз. Сунула мешочек в образовавшуюся щель и убрала пальцы. Панель встала в прежнее положение, и со стороны казалось, что её никто никогда не трогал.

Тем временем необработанный алмаз начал путешествие по городу. Ушлые медики далеко не в первый раз брали золотом или драгоценностями. Платили хозяину фирмы из собственного кармана, а полученные ценности сдавали знакомому скупщику.

В машине они дружно достали кошельки и собрали сумму, обозначенную в счёте. Вернулись на свою станцию, где отчитались перед шефом о сделанной работе. Предъявили ему копию счёта, выписанного за оказанные услуги, и отдали деньги за вызов. Доработали смену. А утром заперлись в пустой раздевалке, стали решать: «Что делать дальше?».

Бригадир был самым старшим и наиболее умудрённым из всей троицы. Поэтому он считал, что не нужно светить крупную добычу, наоборот, лучше затаиться на неопределённое время. Предлагал оставить «голыш» у него и заняться поисками надёжного ювелира. Только делать это не в Самаре, а в другом городе, лучше всего в столице. Намекал на то, что у него есть на примете такой специалист. Мол, он осторожно наведёт справки. Через несколько месяцев возьмёт отпуск и сгоняет в Москву. Выгодно продаст камень и поровну разделит выручку.

Молодые напарники работали со «стариком» около года. Хорошо знали его повадки и вполне справедливо не доверяли. «Кто знает, сколько весит цацка и сколько этот жулик получит от своего человека?» - подумали они. Понимающе переглянулись и в один голос заявили, что не желают ждать. Насели на бригадира и потребовали сделать всё, как обычно. Сдать алмаз знакомому скупщику. Получить «бабки» и немедленно разделить на троих.

Постепенно страсти накались до высокого градуса, и шумная дискуссия переросла в драку. В ходе короткой потасовки молодость и нетерпение одержали верх над опытом и осторожностью. Крепкие парни скрутили пожилого эскулапа. Отобрали камень и рванули к барыге. «Старику» ничего не оставалось, как смирить ущемлённую гордость и последовать за ними.

Поднятый спозаранку, Рустам Фаридович не стал ворчать на клиентов, пришедших в неурочный час. Он получал большую прибыль от продажи золотых безделушек, полученных от пациентов. Поэтому радушно принимал их в любое время суток. Он впустил их в неухоженную холостяцкую квартиру и тщательно запер дверь за дорогими гостями. Прошёл следом за ними, сел за рабочий стол. На нём стояли аптекарские весы с полным набором различных гирь и гирек. Рядом находилась шеренга пузырьков с реактивами, позволявшими определить пробу драгоценных металлов. Взял со столешницы лупу, которой обычно пользуются часовщики, и привычным движением вставил в левую глазницу.

Молодой эскулап достал из бумажника добычу и положил на сукно столешницы так, чтобы она оказалась под лучом включённой лампы. Увидев крупный камень, скупщик слегка напрягся. Взял его в руку. Поднёс к лицу и внимательно изучил вооружённым взглядом. Затем страстно дыхнул на поверхность и не заметил на ней капелек конденсата. Достал из нагрудного кармана халата специальный фломастер, заправленный особым составом. Провёл черту по поверхности полупрозрачного «голыша» и убедился, что перед ним настоящий алмаз.

Рустам Фаридович был тёртым калачом. Давно крутился в преступном бизнесе и поэтому решил подстраховаться. Достал из нижнего ящика стола небольшой ящичек. Вставил камень в отверстие, находящееся сбоку. Прильнул к окуляру, расположенному сверху. Покрутил верньеры и окончательно убедился в том, что не ошибся.

Несмотря на большой стаж «трудовой деятельности», он никогда не имел дела с крупными алмазами. Не знал, сколько они стоят и не представлял, что с ним теперь делать. Если послать медиков к чёртовой матери, то можно потерять выгодных клиентов. Если купить самому, то можно ошибиться с ценой и оказаться в пролёте. Да и кому его потом сбыть? В городе есть лишь один серьёзный покупатель на столь необычный товар. Это «вор в законе» по кличке Князь. Он «смотрящий за городом» и подобные операции лучше проводить с его ведома. Целее шкура будет.

Приняв решение, скупщик тщательно взвесил предложенный товар и записал результат с точностью до сотой карата. Затем вернул его медикам и объяснил сложившуюся ситуацию. Сказал, что не обладает необходимой квалификацией в таком сложном деле и предложил им на выбор два варианта: или обратиться к кому-то другому, или передать камень ювелиру, который работает на Князя. Тот посмот­рит и скажет, сколько стоит алмаз.

Три эскулапа выслушали краткую речь и отчётливо поняли, что крупно влипли. Теперь барыга всё знает, и едва за ними закроется дверь, как он доложит «смотрящему за районом». Тот позвонит по инстанциям, и весть дойдёт до главного «вора в законе». Оттуда нагрянут братки и в любом случае вытрясут из них камень. Лучше сразу отдаться на волю бандитов. Ну, а те сделают всё по своему: захотят - заплатят, захотят - так заберут. Хорошо, если не накостыляют по шее.

«Старик» с осуждением взглянул на молодых подельников. Встретил их покаянные взгляды и взял на себя дальнейшие переговоры. Он всё ещё надеялся получить за камень хоть что-то и был вынужден согласиться с предложением барыги. Услышав ответ медика, Рустам Фаридович облегчённо вздохнул. Пока для него всё складывалось наилучшим образом. Он сообщит куда надо о камне, и в тоже время не потеряет поставщиков прибыльного товара. Если их, конечно, потом не грохнут бандиты.

Достав из кармана пейджер, скупщик набрал номер абонента и короткую эсэмэску: «Пошёл большой камень в почке. Что посоветуешь?».

Несмотря на пожилой возраст, придворный ювелир Князя до сих пор увлечённо трудился над крадеными вещами. Ему доставляло огромное удовольствие переделывать ворованные драгоценности до такой степени, чтобы и сам автор не мог узнать своё творение. В любой день он был на ногах с раннего утра до позднего вечера. Поэтому сразу услышал пиликающий сигнал. Отложил рабочие инструменты и взял аппарат, лежавший на краю стола. Посмотрел на номер отправителя эсэмэс и не сразу вспомнил о мелком барыге из отдалённого района. Этот скупщик занимался такой ерундой, что очень редко обращался за консультацией. А если и просил совета, то обычно по пустякам, не стоящим внимания лучшего специалиста города:

«Ладно, - вздохнул Лазарь Моисеевич, - всё равно отор­вал от дела. Посмотрим, что у него случилось».

Открыл и прочитал электронное сообщение.

Оно значило, что скупщику принесли алмаз размером больше одного карата. Если бы камень был меньше, то абонент должен был написать: «Пошёл песок». А коли в руки попал изумруд, то в эсэмэс значился «жёлчный пузырь». Более дешёвыми камнями профессионалы не интересовались.

«Таки крупный алмаз? - криво усмехнулся ювелир. - Наверняка кинули, как обычного лоха. Хотя что можно взять с гоя, который в своей жизни не видел ничего, кроме стекляшек да фианита?» Сначала он хотел послать барыгу по известному адресу, но потом немного подумал и, на всякий случай, набрал текст: «Звони ближе к обеду. Дам номер врача».

«Кто его знает, - размышлял Лазарь Моисеевич, - вдруг действительно стоящий камень?».

Рустам Фаридович прочитал ответную эсэмэску. Сказал медикам, что ему нужно съездить к знающему человеку и показать товар. После полудня он вернётся назад. Будет знать, сколько стоит «голыш» и сообщит «старику» цену. Медик понял, что весть уже дошла до бандитов. Обречённо кивнул подельникам и пошёл к выходу. Всем троим оставалось только одно - ждать дальнейшего развития событий.

Около двенадцати часов дня алмаз попал в руки Лазаря Моисеевича и тот убедился в подлинности кристалла. Ювелир был доверенным лицом Князя, поэтому знал о том, что из Индии должна была поступить партия необработанных камней. Он должен был огранить «голыши» и вернуть «вору в законе». Куда пойдут брюлики позже, его не интересовало.

Насколько знал старый еврей, на эту операцию были затрачены огромные средства. Подкуплены служащие аэропорта в Шереметьево и в Дели. Надёжный человёк отвёз деньги в Индию. Приобрёл товар на тамошнем чёрном рынке и благополучно прибыл в Москву. Затем что-то пошло не так, в дело вмешались враги «смотрящего за Самарой» и взорвали машину курьера.

Самое удивительное, что в сгоревшем джипе не нашли даже следов камней. То ли менты забрали их себе и наврали Князю, то ли алмазов там действительно не было.

Увидев «голыш» похожего размера, Лазарь Моисеевич насторожился. Выяснил, от кого он получен. Позвонил Князю и договорился о срочной встрече. Через час к ювелиру прибыл с охраной первый заместитель Шефа. Забрал камень и отвёз его в научно-исследовательский институт.

Учёные провели тщательный химический и спектральный анализ и выяснили, что представленный образец по всем параметрам соответствует алмазам, которые добываются в Индии. То есть, он оказался из той самой партии, пропавшей в Москве. Всё встало на свои места, и теперь нужно было найти людей, от которых медики получили камень.

Князь выслушал полный отчёт и дал команду: «Вернуть товар!». Бандюки отправились в путь и первым делом «наехали» на диспетчера частной скорой помощи. Пригрозили и тотчас узнали, что эскулапы сейчас возвращаются с вызова. Три джипа отследили их экипаж. Взяли его в «коробочку» и остановили посреди оживлённой улицы.

Посадили своего человека за руль и отогнали машину на огромный пустырь, в который превратилась территория военного завода. Напуганные члены медицинской бригады увидели качков, готовых переломать все кости. Не стали артачится и выложили всё, что знали.

Из рассказа следовало, что они вытаскивали с «того света» мужика, отравившегося палёной водкой. У его бабы не оказалось денег, и она дала им алмаз в уплату за оказанные услуги. После чего медики назвали адрес, где добыли драгоценность. Получили указание - держать язык за зубами, и были отпущены на все четыре стороны.

Бригадир «пехоты» позвонил Князю. Передал полученные сведения и предложил: «Взять бабу за жабры. Отвезти за город и как следует прессануть». Мол, она сразу расколется и вернёт «голыши».

Шеф решил не действовать сгоряча в деле, которое стоит огромных денег. Приказал навести справки и через сутки узнал, что Мила живёт одна с двумя маленькими детьми. Подрабатывает на небольшом рынке, который курировал Андрей. Он заприметил шикарную кралю, сделал своей любовницей и вместе с ней летал в Индию.

- Парень был щедрым человеком и вполне мог по пьяни подарить своей тёлке один камень, - размышлял вслух Князь. - Мол, приеду домой, покаюсь перед шефом и возмещу его стоимость. Знал подлец, как я ему мирволю. Так что, если она упрётся и будет настаивать на этом, то вряд ли мы из неё что вытрясем.

- Давайте похитим её детей, - предложил помощник, - тогда она всё выложит.

«Вор в законе» сурово посмотрел на подручного, у которого не было ничего святого. Нахмурил брови и с расстановкой сказал:

- Я не отморозок, как некоторые. Поэтому, пока я жив, мы не будем вмешивать детей в наши дела. - Он помолчал и закончил: - Раз она заплатила медикам за спасение своего «бывшего», то есть два варианта: или она набожный человек и не может взять грех на душу, или она всё ещё любит этого алкаша. В крайнем случае, жалеет. Иначе бы выбросила его из квартиры. Типа, пусть подыхает на улице. Мне всё равно, что ею двигало, но нужно воспользоваться её слабостью. Возьмите этого мужика и действуйте через него.

Мила вернулась со службы. Накормила детей и принялась за выпечку. Минут через тридцать в квартире зазвонил телефон. Она взяла трубку и услышала испуганный голос Лёни:

- Мила, меня схватили какие-то люди. Сильно избили и заперли в каком-то подвале. Они хотят поговорить с тобой.

На том конце провода послышались глухие звуки ударов и сдавленные крики бывшего мужа.

Затем что-то щёлкнуло и раздался уверенный мужской бас:

- Твой мужик в наших руках. Если ты не отдашь тридцать камней, которые тебе передал Андрей, то твоему хахалю будет плохо. Мы начнём рвать его на куски и присылать тебе отделённые части тела. Выбирай, с чего нам начать. С уха, с носа или с пальца? - в динамике послышался невнятный шум, который сменился пронзительным воплем.

Вновь появился рокочущий бас и закончил:

- Всё поняла?

- У меня только двадцать девять камней! - воскликнула потрясённая Мила, - тридцатый я отдала врачам скорой помощи.

- С ними мы сами разберёмся, - смилостивился грубый голос. - Ждём тебя через десять минут возле рынка, где ты торгуешь пирожными, - и грозный абонент предупредил: - Если хочешь увидеть мужика целым, то никому не звони. Мы прослушиваем все телефоны вашего дома.

Стуча зубами от страха, Мила достала из тайника заветный мешочек. Высыпала камни на стол и на всякий случай снова пересчитала. Кто знает, может быть, пока её не было дома, дети нашли заначку и взяли из неё пару «голышей» поиграть?

Все двадцать девять штук оказались на месте. Испытывая огромное сожаление, что теперь ей никогда не удастся выбраться из нищеты, она печально посмотрела на необработанные алмазы. Сложила их обратно. Завязала горловину кошеля и спрятала его в лифчик. Накинула на себя то, что попалось под руку. Опрометью выскочила из квартиры и, рискуя переломать себе ноги, сбежала по лестнице. Вылетела из подъезда и во всю прыть помчалась к рынку.

В назначенное время она прибыла в оговорённое место. С трудом перевела дыхание, сорванное быстрым бегом. Огляделась и заметила тёмно-синий джип, на котором приезжал с инспекцией парень, заменивший Андрея. Задняя дверца открылась. Из салона выглянул здоровенный бугай. Кивнул женщине и поманил её указательным пальцем, украшенным золотой «гайкой».

С трудом переставляя негнущиеся ноги, Мила подошла к машине. Достала из-за пазухи мешочек и вложила его в огромную лапу. Бандит осторожно ощупал мягкую ткань. Повернулся и передал кошель старику, сидящему в глубине салона. Лазарь Моисеевич открыл кейс, лежащий на острых стариковских коленях. Высыпал в него камни и тщательно пересчитал.

Убедившись, что их двадцать девять, ювелир принялся проверять «голыши» один за другим. Спустя пять минут экспресс-экспертиза была кончена. Он сложил алмазы в своё кожаное портмоне. Брезгливо выбросил мешочек Милы из салона. Запер чемоданчик и кивнул охранникам.

Один из бугаёв достал сотовый. Набрал номер и сказал:

- Отпустите мужика!

Дверца захлопнулась. Машина сорвалась с места и вырулила на дорогу. Тотчас к ней пристроились ещё два точно таких же автомобиля, и маленькая колонна исчезла в конце улицы.

Потрясённая произошедшими событиями, Мила пришла в себя. Запоздало бросилась вслед уехавшим джипом и крикнула:

- А где Лёня? - пробежала несколько метров.

Поняла, что вопить бесполезно. Растерянно огляделась по сторонам и заметила голову бывшего мужа возле соседнего дома.

Стараясь сдержать крик, рвущийся наружу, она замерла на месте. Зажала рот руками и в ужасе смотрела на знакомый профиль. Спустя секунду она с радостью поняла, что «бывший» жив и медленно поднимается по лестнице, ведущей из подвала на улицу. Она облегчённо всхлипнула и помчалась ему навстречу.

Согнувшись, Леонид выбрался на тротуар. Увидил бегущую к нему Милу. Развернулся на сто восемьдесят градусов. Хромая на обе ноги, рванулся в ближайшую подворотню и скрылся между домами. Сколько бывшая жена не кричала ему вслед, он так и не остановился. Доковылял до автобусной остановки. Влез в маршрутку и, не оглядываясь, укатил в свой район.

Измученная Мила вернулась в квартиру. Приходя в себя от пережитого, немного посидела в кухне. Набрала номер бывшего мужа и с радостью услышала голос Леонида.

«Слава Богу, он дома!» - подумала она. Тревога ушла. Она поняла, что ей совершенно не о чём разговаривать с «бывшим». Положила трубку и занялась выпечкой пирожных...

Через три месяца Мила узнала от знакомых, что Леонид продал всё своё имущество и эмигрировал в Израиль.

Спустя полгода от него пришла открытка из Америки. Лёня писал, что хорошо устроился и хочет, чтобы его дети жили с ним. Он начал готовить документы на воссоединение семьи и, как только им исполнится по шестнадцать лет, они смогут переехать в США.

Мила отдала открытку детям и дочь стала активно переписываться с отцом.

Младший сын решил, что останется с матерью.

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.