Южная звезда
Загружено: Понедельник 25 Сентябрь 2017 - 18:04:47
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 2(63)
Поэзия
 Игорь Касько

***
Кругом - баштан. Я - маленький бутуз,
Подняв над головой «винтовку»-грабли,
Пытаюсь «кукурузник» сбить, но груз
Не по плечу. Наткнувшись на арбуз,
Я падаю и плачу. Крибле-крабле.

Семнадцать лет спустя, уже «старлей»,
Стишки кропаю о любви и небе,
В котором я ни разу так и не был,
И служба наша «наливай да пей»:
Никто не делит на врагов/друзей,
Будь ты русак, хохол или еврей.

Теперь, через каких-то сорок лет,
Над степью, над посёлком, сбившись в стаю,
Пугая раскрасневшийся рассвет,
Неся на крыльях не любовь, а смерть,
Мои орлы железные летают.

Степь - широка. Алеет зло закат.
Лежат в пыли растерзанные грабли.
А я, пытаясь всё вернуть назад,
Шепчу слова молитвы: «Крибле-крабле...»

***
Едет маршрутка по улице Ленина,
Бампером тычась в январский туман.
Полная нами. Как будто беременна.
Двадцать детей - разноликий шалман.
Вот сидит крупная рыжая барышня,
Книжку читает - бульварный роман.
Возле водителя, боязно, краешком,
Интеллигент примостился. Как пан
Сел на два кресла упитанный дядечка.
Музыку слушает парень в очках.
Женщина, видно усталая, рядышком
Сумку с продуктами держит в руках.
Тут же стоят две подружки-заочницы:
«Сессия... препод... декан... факультет,
Эх, поскорей бы... домой уже хочется...
Денег займёшь? На экзамены нет...»
Бабки с авоськами, школьники с ранцами...
Дед, под сто лет, весь седой, как Эльбрус,
Едет с котомками от автостанции
До юго-запада, мнёт свой картуз
В жилистых пальцах.
И вдруг, словно гром:
«Скоро конечная, слышишь, Харон?»

***
Поделишься с любимой частью счастья:
Зайдёшь на почту, спросишь «заказное»,
Наклеишь марку на конверт бумажный.
Свернёшь под арку, занырнёшь из зноя
В тенёк подъезда. Вспомнишь, как однажды
Вы целовались здесь (соседка Настя
Потом дразнила, строила вам рожи).
Дождёшься лифт. Поднимешься на пятый.
Откроешь дверь. Зажжётся свет в прихожей.
Потягиваясь, выйдет кот помятый,
Тебе под ноги сбросит снов остатки.
Наденешь им растерзанные тапки.
Засыплешь кофе в пузо старой турки -
Ты, как она, не любишь растворимый.
Плеснёшь коньяк. Пороешься в окурках.
Закуришь. И, поймав себя на мысли,
Что ты не куришь двадцать лет, зависнешь,
Тотчас проснувшись. Волосы любимой
Щекочут, словно дым от сигарет.
И ничего прекрасней в мире нет.
И никого счастливей в мире нет.

/Рыбалка

Уедешь на выходные
С друзьями на Кугульту.
Места, хоть и ветровые,
Но рыбные. Маету
Забудешь ты городскую.
Простор, тишина и свет.
За жизнь, как ты сам, простую.
Готов сказать миру «нет»?

Проснёшься порой рассветной,
Похмельный. Но чист душой.
В затишье ветхозаветном,
В сторонке, за камышом
Закинешь, натянешь леску.
Тихонько закуришь «Бонд»,
И, щурясь, глядишь до блеска
В глазах, аж за горизонт,
И ждёшь, простой сочинитель, -
Назло жестяной судьбе -
И веришь, что вновь спаситель
Придёт
по воде
к тебе.


--

* Речка в Ставропольском крае.

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.