Южная звезда
Загружено: Суббота 16 Декабрь 2017 - 10:21:01
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 2(63)
Денис Рогалёв
 Сон

В первую ночь отдыха на Чёрном море Сергею Рыбину приснился яркий сон, что с ним случалось крайне редко.

В своём сне Сергей бродил в затопленном деревянном доме, дрейфующем на море, и гонял по комнатам голодных комаров. В настежь распахнутые окна он видел стаю дельфинов, резвившихся в зыбком свете лунной дорожки. Прохаживаясь по колено в воде, Сергей прислушивался к громким всплескам снаружи и к унылому скрипу ветхого дома. Иногда дельфины заплывали в комнаты, исследуя дом и качающуюся на поверхности воды различную утварь: бумажную посуду, пластиковые лампы и мебель. Рыбин тоскливо поглядывал на своих необычных гостей и отрывной календарь, висящий на стене, отсчитывая дни до окончания своего отпуска.

- Ну, здравствуй, брат!

Сергей вздрогнул, увидев зубастого дельфина, запрыгнувшего в окно и упёршегося мокрыми плавниками в подоконник.

- Первые деньки на море? - спросил дельфин, неприятно ухмыляясь.

- Ты мне? - удивился Рыбин, забравшись с ногами на плавучий диван.

- Тебе, тебе, - осклабился гость, покачиваясь на подоконнике.

- Первые, - подтвердил Сергей.

- А ты знаешь, что твоя жена уедет с моря недовольная и злая? - сообщил дельфин с примечательным южным акцентом.

- Злая? - недоумевал Сергей. - Почему?

- Потому что ты пытаешься отыграться перед ней за наш счёт, - пояснил дельфин-южанин.

- Как это «за ваш счёт»? - не понял Рыбин.

Дельфин молчал, выжидая чего-то, не спуская пристального и насмешливого взгляда с Сергея.

- Как это «за ваш счёт»? - повторил свой вопрос Рыбин.

- За наш счёт, - вторили другие дельфины, и вся стая незамедлительно покинула дом, уплыв через распахнутую дверь в открытое море.

Их собрат также скрылся за окном, плюхнувшись в набежавшую волну, полную лунной зыби.

Сергей сидел на своём диване и обдумывал слова, сказанные дельфином. «Глупости какие, - резюмировал он за несколько секунд до своего пробуждения. - Рыбы не умеют говорить».

Проснувшись, Сергей посмеялся над своим сном и тут же забыл о нём.

Утром супруги Рыбины отправились на пляж, прихватив с собой двухместный надувной матрас и раскладной пёстрый зонт. До моря от домика на базе отдыха, где они квартировались, было десять минут неспешной ходьбы. По пути на пляж Рыбины взяли персики, арбуз, дыню, варёную кукурузу, напитки и пирожки. Сергей купил противокомариные пластинки, не забыв про холодное пиво в банках и разливное вино в пластиковой бутылке, стараясь не думать о том, из чего это вино сделано.

- Опять к вечеру напьёшься, - сердито заметила жена.

- Оля, не начинай, - также сердито ответил ей Рыбин. - Ты ешь арбузы, ты ешь дыни, ешь всё, что мы здесь берём. Я же пью дешёвый алкоголь, сумма которого гораздо меньше той суммы, что мы тратим на твои продукты.

- Можно подумать, ты не ешь арбузы и шашлыки, - сказала Ольга, намекая на вчерашний вечер, проведённый супругами в кафе на набережной и обошедшийся им в круг­лую сумму.

- Я не ем, - возразил Сергей. - Я лишь пробую.

- Не смеши мои шлёпанцы, - усмехнулась Ольга, спотк­нувшись. - Дай Бог каждому так пробовать, как ты! Вон, грудь и живот обвисли. А в пиве, между прочим, есть женские гормоны эстрогены…

Сергей промолчал, не желая продолжать препирательства с женой, вошедшие у них в привычку. Он знал, за что Ольга злится на него. Перед поездкой на море он обещал сводить её в дельфинарий, где она не бывала. Она восхищалась дельфинами, и никогда не видела их вблизи. Рыбин действительно хотел сводить жену в дельфинарий, но отпускные, которые ему обещали перечислить на карту, всё никак не приходили, а тех денег, которыми они располагали на данный момент, едва хватало на оплату жилья и покупку продуктов. Вчера он повёл Ольгу в кафе на набережной, заказав шашлык, тушёные овощи и дорогое вино, чтобы красиво и вкусно встретить закат у самого моря. Он говорил с женой о всяких пустяках и много улыбался ей, предвкушая бессонную ночь, а когда принесли счёт за ужин, обоюдный романтический настрой мгновенно улетучился - этой суммы, как оба супруга сразу прикинули в уме, вполне хватило бы на поездку в дельфинарий… Обратно до домика шли в гробовом молчании: она впереди, быстро и нервно, он - чуть позади, тяжело и виновато. Вдобавок ко всему ночью выяснилось, что Сергей забыл бросить в сумку пластинки от комаров, устроивших супругам действительно бессонную ночь...

На пляже Рыбины долго искали свободное место, чтобы уложить на камни свой надувной матрас и застолбить в изголовье раскладной зонт. Они осторожно лавировали среди раскалённых докрасна тел в купальниках и плавках, присматривая для себя закуток хоть у самой кромки моря с пенным нахлёстом вкрадчивой волны. Матрас Сергей накачал заранее, дабы не утруждать себя на пляже и отмерять им захваченную территорию, однако носить его под мышкой было делом довольно хлопотным и громоздким.

- Надо приходить сюда пораньше, когда все ещё спят, - сказала Ольга, с завистью глядя на тех, кто успел занять наиболее удачные места. - Хочешь, я завтра встану на рассвете?

- Смотри сама, - ответил Сергей, устав ходить с матрасом и бросив его на берегу. - Зато к морю ходить не надо. Оно само идёт к тебе.

- А если большая волна? - спросила Ольга недовольным тоном.

- А матрас нам на что? - невозмутимо парировал Сергей. - Волна набежит, и мы поплывём, не прилагая никаких усилий.

- Тебе лишь бы не прилагать усилий, - хмыкнула Ольга, присев на матрас.

Сергей снова смолчал, не желая пререкаться с женой (не для того он ехал к морю на долгих пять дней). Снял футболку и шорты, надев солнцезащитные очки.

Стянув через голову лёгкое платье, Ольга незамедлительно отправилась в море, ловя руками набегающие к коленям прохладные волны и любопытные взгляды купающихся поблизости мужчин. Последнее обстоятельство раздражало Сергея, но не сильно - в тайне он гордился собой и фигурой Ольги, коей могла похвастаться далеко не всякая женщина на этом пляже. Открыв банку с пивом, Рыбин обратил внимание на пятнышко с внешней стороны солнцезащитных очков, оставшееся от сорванной наклейки. «Потом протру, - решил он, потягивая холодное пиво. - Ничего не хочу. И зонт потом поставлю».

Ольга тем временем доплыла до ближайшего буйка, ухватившись за него обеими руками и покачиваясь вместе с ним на волнах. Когда к ней примкнул нырнувший с пирса мужчина с очевидным намерением познакомиться, Ольга оставила свой буй и скрылась под водой. Плавала она неплохо, и оторваться от нежданного гостя ей не составило труда - оттолкнувшись от буя, Ольга нырнула «поплавком», показав незнакомцу свой круглый зад, и выплыла на поверхность уже у самого берега. «Русалка», - отметил про себя Сергей, глядя на выходящую из моря жену, красиво выжимавшую струящиеся по плечам и спине мокрые каштановые волосы.

- Зонт ещё не поставил? - спросила Ольга, осторожно ступая по горячим камням.

- Позже, - хмуро ответил Сергей. - Позагорать хочу немного.

- Ага, - усмехнулась Ольга. - Пока кожа не облезет.

- Что за тип вокруг тебя кружился? - задал Рыбин свой главный вопрос.

- Откуда я знаю? - пожала плечами Ольга. - Пойди и спроси у него.

- Задницу свою обязательно было показывать? - не унимался Рыбин.

- Если бы ты почаще плавал со мной, вместо того, чтобы пить литрами пиво, мою задницу видел бы только ты, - ответила Ольга, набросив на плечи полотенце и раскрыв на закладке начатую вчера книгу.

Рыбин опустошил свою банку и шумно смял её, отправившись к морю.

Уплыв подальше от стаек верещащих детей, Сергей лег на спину и расслабил все свои мышцы, качаясь на поверхности воды. Вспомнив о погружении жены под воду, Сергей решил повторить её трюк и проверить, сможет ли он продержаться под водой минуту. Он перевернулся на грудь, набрал побольше воздуха в лёгкие и нырнул «поплавком», усиленно загребая руками вниз, чтобы не всплыть раньше времени. Выпитое пиво, впрочем, тут же дало о себе знать, и меньше чем через тридцать секунд Рыбин поспешил наверх, уткнувшись головой в чей-то упругий матрас…

Вернувшись к жене, Сергей увидел в изголовье солнцезащитный зонт.

- Кто ставил? - спросил он.

- Мужичок, что подплывал ко мне, - отозвалась Ольга из-под зонта, не отрываясь от книги и выдерживая тяжёлую паузу. - Да сама я ставила, сама.

- Очень смешно, - пробурчал Сергей, усевшись рядом и открыв очередную банку с пивом. - Интересная книга?

- Так себе…

- Зачем тогда читаешь?

- Из вредности.

Рыбин откинулся на спину, подставив ноги и живот палящему солнцу...

Вечером выяснилось, что Сергей «безбожно» обгорел, как и предрекала Ольга, чего с ней самой никогда не случалось. Ходить было больно, как если бы к ногам привязали гири. Сергей мазал кефиром свои малиновые конечности и живот, с завистью поглядывая на бронзовый налёт, образовавшийся на жене всего за каких-то два дня. «Я человек северный, - любил повторять Рыбин, - поэтому всегда обгораю». Ночью он поставил пластинку от комаров, после чего, механически и монотонно исполнил свой супружеский долг, длившийся чуть более трёх минут («И тут осечка!» - с досадой констатировал Сергей.).

...Утром третьего дня пропала Ольга. Рыбин сходил в общественную уборную, принял душ и успел позавтракать сладким арбузом, но Ольга не объявилась. Он уселся на пороге двухместного домика и стал наблюдать за мужчинами, играющими под соснами в пинг-понг. Ровно семь лет назад Сергей и Ольга побывали здесь впервые, отправившись на море сразу после свадьбы. С тех пор много воды утекло (вода ушла, песок остался). Ту неделю оба всегда вспоминали с ностальгией, как одно из самых ярких мгновений своей жизни, которая только начиналась, обещая впереди ещё много-много таких же радостных и счастливых дней. Тогда они не могли оторваться друг от друга, с порога бросившись в постель, организованную из двух узких кроватей прежде, чем была разобрана сумка с вещами. Тогда любовь била жгучим и сверкающим ключом, окрашивая окружающую действительность в радужные тона. Тогда они ещё держались за руки… Обоюдное решение освежить воспоминания возникло само собой, но в итоге обернулось совсем не тем, чем ожидали Рыбины. Домик в этот раз им выделили другой и в противоположном конце спортивной базы. Уже тот факт, что с порога открывался новый вид на сосны и зелёный стол для игры в пинг-понг, делало это место совершенно чужим. Освежить воспоминания не удавалось с первых дней, да и сама ностальгия по тем счастливым и таким уже далёким дням относилась скорее к тому времени, нежели к этому месту.

Устав ждать Ольгу, Сергей запер домик и отправился на пляж. По пути он взял пиво и мороженое, проверив заодно свою карту на наличие денег в ближайшем банкомате. Деньги пришли. Рыбин задумчиво сунул карту обратно в кошелёк, скомкал чек и выбросил его в урну. «Скажу, когда приедем домой, - решил он, выискивая жену на переполненном пляже по пёстрому зонту. - Лучше через пару дней. Дескать, пришли с опозданием». Сергей давно хотел купить новый телевизор, жидкокристаллический, который обязательно будет висеть на стене напротив кровати. И никакой дельфинарий не стоит того, чтобы отложить такую долгожданную покупку.

Ольга сидела на матрасе под раскрытым зонтом и читала.

- И давно ты здесь сидишь? - спросил жену Рыбин.

- С рассветом, - ответила Ольга, - как и обещала.

- Я тебя потерял, - глухо произнёс Рыбин, усевшись на матрас. - Как ты можешь вставать в такую рань?

- Зато я сидела на пляже совсем одна, - сказала Ольга, обильно натирая солью горячую кукурузу. - Вокруг никого, лишь я и море. Я искупалась в чистой воде, потом поставила зонтик…

Ольга запнулась, словно вспомнила о чём-то очень приятном.

- А потом я увидела дельфинов, - добавила она, мечтательно улыбнувшись. - Они плескались у самых буйков.

- Дождалась своего, - усмехнулся Сергей, открыв банку с пивом. - Бонус тебе вместо дельфинария.

- Сомнительный бонус, - вздохнула Ольга, продолжая улыбаться. - Я поплыла к ним. Почти успела до буйка, но они ушли дальше, махнув мне напоследок хвостами. Скорее всего, они меня не заметили…

- Стоп машина, - прервал её рассказ Рыбин. - Ты увидела дельфинов и поплыла к ним?

- Ну конечно, - ответила Ольга. - А что здесь такого?

- Они могли напасть на тебя, - сказал Рыбин, округлив свои глаза. - Они же дикие, не дрессированные. Откуда ты знаешь, что у этих рыб на уме?

- Во-первых, дельфины не рыбы, а млекопитающие, - поправила мужа Ольга. - Они кормят своих отпрысков титей, чтоб ты знал. Во-вторых, дельфины нападают на людей крайне редко, и то в тех случаях, когда люди сами проявляют к ним агрессию…

- В-третьих, чтобы больше такого не повторялось, - добавил от себя Сергей. - Поплыла к дельфинам… С ума сойти!

Сергей уселся в тени зонта, поджав свои обгорелые ноги, и сделал несколько глубоких глотков холодного пива.

- Деньги не пришли на карточку? - робко спросила Ольга.

- Не-а, - ответил Рыбин, крякнув.

Ольга оставила свою непочатую обильно натёртую солью кукурузу и отправилась в море, не проронив ни слова...

...На четвёртый день шёл дождь. Рыбины сидели в своём домике и скучали. Ольга коротала время за чтением книги, в то время как Сергей дегустировал местные вина, собрав небольшую коллекцию из пластиковых бутылок с разноцветной жидкостью.

- Фу! - скривился он, пробуя очередной стакан. - На вкус как карамель.

Ольга сделала осторожный глоток, решительно отставив стакан в сторону. За окном сверкнула молния, а следом за ней разорвался в низких тучах раскатистый гром. Ольга захлопнула книгу на последней странице, небрежно бросив её на стол.

- И как такие глупости публикуют? - произнесла она, выйдя на порог и подставив дождю ладони.

Под подушкой глухо загудел мобильный телефон Ольги. Звонила её старшая сестра Наталья осведомиться, как у них обстоят дела на море. За разговором Ольга заметно повеселела, забыв про дождь и про затянувшуюся дегустацию вин мужа. Сергей искоса поглядывал на жену, размышляя о её взаимоотношениях со старшими сёстрами, с которыми она была очень близка. Часто, когда они собирались втроём, Рыбин решительно не мог понять, о чём они говорят и, главное, на каком наречии. Они нарочно коверкали слова, переставляя слога, а то и вовсе прибегали к какому-то своему языку, одному им известному. Сергея это раздражало, хотя он старался не показывать вида, посмеиваясь над сёстрами и их потешной манерой разговаривать. Вот и теперь, беседуя с Натальей, Ольга ожидаемо перешла на сестринский язык кодов и шифров. «Обо мне говорят, - догадался Рыбин, опустошив стакан. - Кости мне перемывают. Такой я, мол, сякой… Я им никогда не нравился». Сергей не кривил душой. Сёстры тесно общались между собой, делясь самым сокровенным, не имея друг от друга никаких секретов. Наблюдая за ними, Рыбин не мог отделаться от стойкого ощущения, что является свидетелем какой-то мистерии, полноценным участником которой ему не суждено быть. Их жесты, их мимика, их слова ясно указывали на крайнюю степень близости друг с другом - той степени близости, свойственной лишь кровным родственникам, да и то далеко не всем. Они пребывали в каком-то своём идеальном, отнюдь не придуманном мире, куда посторонним вход воспрещён. «Стая, - часто повторял про себя Рыбин. - Самая настоящая стая. И в этой стае я чужак». Старшие сёстры Ольги недолюбливали Рыбина, считая его скучным, глупым и скупым. Сергей любил крепко выпить, и этим не добавлял себе очков в глазах старших сестёр, коим, к слову сказать, с мужьями тоже не особенно повезло, что, опять же, сближало их ещё больше.

- Передавай привет Марине, - сказала напоследок Ольга, имея в виду свою среднюю сестру. - Пока. Целую.

Она захлопнула свой раскладной телефон и откинулась на подушках.

- Наговорились? - спросил у супруги Сергей.

- Ага, - ответила Ольга (улыбка с её лица мгновенно слетела). - У них там тоже льёт дождь.

- Жить друг без друга не можете, - пробурчал Рыбин. - И эта ваша манера общаться… Сколько раз я просил не разговаривать при мне непонятными словами? Вы очень некрасиво поступаете по отношению к посторонним людям, когда так разговариваете между собой.

- А ты что же, посторонний? - парировала Ольга.

- Иногда мне так кажется, - сказал Рыбин, обиженно замолчав.

...К вечеру дождь перестал. Море окрасилось в бирюзовые тона и засветилось изнутри, словно в воде растворился фосфор. Вдалеке над волнами рассеивались клочки чёрно-серых облаков и уползающий в небо хвост от торнадо. Всё вокруг благоухало и сияло яркими красками, которыми вдруг насытились алые розы, зелёная трава и синий купальник загорелой Ольги.

- Красота! - воскликнул Сергей, поглядывая по сторонам. - Вот уж действительно - краснодарский край.

- Это у тебя из-за вина воображение разыгралось, - пошутила Ольга, аккуратно отломив алый бутон.

- В таком случае, я готов выпить ещё, - рассмеялся Рыбин, приобняв жену.

- Тебе уже хватит, - сказала Ольга, убрав его руку со своей талии.

«Опять обиделась, - подумал Сергей. - Ну и пусть. Мне и так хорошо».

Рыбины погуляли по набережной, посидели в тени сосен на каменной скамье и сделали несколько снимков на фоне какого-то замка, выполненного в псевдоготическом стиле.

- Хочешь, на оставшиеся деньги на парашюте прокатимся? - предложил Сергей, глядя на ярко-красный купол над бирюзовым морем, буксируемый белоснежным катером.

- Не хочу, - ответила Ольга.

Вечером, как и в первый день, Рыбины встречали закат, молча наблюдая за апельсиновым солнцем, заходящим в зефирно-кремовые дали. Супруги сидели на пустынном пляже у самой кромки воды и бросали в море камни-прыгуны. Во всех кафе и ресторанах на набережной бухтела громкая ритмичная музыка, сопровождаемая всплесками радостных криков танцующих подвыпивших людей. Лазерные лучи от указок скользили по камням и скалам, достигая ближайших к морю сопок и отдалённых туристических баз с белыми треугольниками парусов стоящих в гавани яхт. Когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, а в небе воцарилась полная луна, Рыбины покинули пляж и неспешно отправились к своему домику. Едва добравшись до кровати, Сергей свалился с ног и под бременем выпитого вина мгновенно захрапел. Ольга сидела на краю постели и с грустью смотрела на пустую сумку, которую уже завтра утром им предстоит собирать...

В последний день на море Ольга откровенно тосковала. С мужем она почти не разговаривала, отвечая на его простые вопросы нехотя и коротко, прибегая к междометиям. Её ожидания, возложенные на поездку, не оправдались. Рыбин лежал на берегу, тянул из банки своё холодное пиво и сквозь стёкла солнцезащитных очков наблюдал, как Ольга уходит в море, медленно и осторожно, подняв по своему обыкновению руки и трогая чуткими ладонями набегающие волны. Вот очередная волна лизнула её живот, и она, оттолкнувшись носками от каменистого дна, погрузилась в воду и поплыла, стараясь не замочить свои волосы выше затылка. Ольга не замечала вокруг себя никого - ни кричащих детей, ни одиноких мужчин, ни влюблённых пар, качающихся на матрасах, - она просто плыла и получала от этого удовольствие. Когда она достигла буйка, Сергей приподнялся на локтях и принял выжидательную позу хладнокровного наблюдателя. Миновав буйки, Ольга, впрочем, не повернула назад, продолжив свой неторопливый заплыв. Так далеко за все пять дней на море она ещё не заплывала. Отчего-то Рыбин почувствовал в этом её поступке явный протест, направленный именно на него. «Хочет, чтобы я переживал, - подумал Сергей. - Хочет, чтобы я поплыл за ней. Специально меня дразнит… А я вот возьму и не поплыву». Стараясь сохранять внешнее хладнокровие, но внутренне закипая, Рыбин снял свои солнцезащитные очки и принялся соскребать ногтем со стекла досадное пятнышко от наклейки. «Сейчас её предупредят через громкоговоритель, - накручивал себя Сергей. - И куда тебя черти понесли?!». Строгий и монотонный голос спасателя не заставил себя ждать, объявив на весь пляж:

- Девушка в синем купальнике - вернитесь за буйки! Вы подвергаете себя опасности!

- Добилась своего, - произнёс Сергей вслух.

- Девушка, уплывшая за буйки! - повторил механический голос. - Вернитесь в зону купания!

- Это не ваша жена? - спросила Рыбина сидевшая по соседству полная женщина в гигантской шляпе и в цветистом парео.

- Моя, - вздохнул Рыбин, отложив свои очки. - Присмотрите за нашими вещами, пока я сплаваю за ней?

- Да-да, конечно, - с готовностью отозвалась женщина. - Можете на меня положиться.

Сергей поднялся с тёплых камней, поправив резинку на своих чёрных плавках. Хмурясь и шмыгая носом, он поплёлся к воде, косо поглядывая на детей, повсеместно копошившихся у берега, и фигуристых девушек, картинно выходящих из моря. Сергей окунулся в прохладную воду с головой и брассом поплыл к Ольге.

- Оля, ты куда?! - громко окликнул Рыбин жену.

- Я купаюсь, - холодно ответила Ольга, не оборачи­ваясь.

- Ты заплыла за буйки, - напомнил ей Рыбин. - Тебя предупредили с берега.

- Я слышала, - сказала Ольга, продолжая плыть вперёд.

- Куда ты, чёрт возьми! - терял терпение Сергей. - Остановись же!

- Отстань от меня, - коротко ответила Ольга. - Плыви обратно. Я не хочу тебя видеть.

- Что? - прохрипел Рыбин. - Что ты сейчас сказала?!

- Что слышал…

В этот самый момент из воды неожиданно показались серые плавники проплывавших поблизости дельфинов. Увидев их, Ольга буквально сорвалась с места, ринувшись им навстречу.

- Ольга, стой! - испуганно крикнул Рыбин, застыв на месте.

Но Ольга и не думала останавливаться, быстро настигнув дельфинов, встретивших её радостными возгласами, похожими на визг. Поборов страх, Сергей поплыл за женой, но тут же встретил живую преграду в виде дельфина, внезапно показавшего из-под воды свою острую морду у самого лица Сергея.

- Кыш! - встрепенулся Рыбин, создавая вокруг себя бурные всплески. - Пошёл вон!

Дельфин, однако, не уступал, закрыв Сергею путь и ясно дав ему понять, дёргая острой мордой, что к Ольге он его не подпустит. «Самец», - мелькнуло в голове Сергея. Ольга между тем звонко смеялась (впервые за последние месяцы) и резвилась с другими дельфинами, трогая их мокрые тела и языкасто-зубастые пасти, словно бы раскрывшиеся перед ней в ответном смехе.

- Ольга, вернись! - в отчаянье кричал Рыбин.

Самец дельфина скрылся под водой, но тут же вынырнул в метре от Сергея и немилосердно окатил его волной, плюхнувшись о воду брюхом.

- Оля!!! - захлёбывался Рыбин, беспомощно барахтаясь в воде.

Но Ольга его уже не слышала, ухватив обеими руками мокрый плавник дельфина и помчавшись вместе с ним в сияющую солнечную даль. Вся стая уплывала в открытое море, общаясь между собой на непонятном для Сергея трескуче-скрипучем языке, в котором отчётливо слышались нотки сопричастности к чему-то особенному, свойственному лишь самым близким родственникам, существующим в каком-то своём идеальном, отнюдь не придуманном мире, куда постороннему вход воспрещён.

- Оля, рыба моя…

Ответом Сергею были удаляющиеся всплески плавников и радостный визг дельфинов, среди которых Ольгу было уже не различить.

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.