Южная звезда
Загружено: Понедельник 18 Июнь 2018 - 16:07:14
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 4(65)
Иван Савицкий
 Тайна Нигеи

/Часть первая

Город. «Он придет...»

1

Суперсудьбоносная ждала ответа.

Дудар сидел напротив в высоком кресле, прищурившись и глядя за её спину, словно там было что-то ещё, кроме входной двери в просторный зал, в не так давно выстроенном дворце, который занимал он и его помощники, и поглаживал клинышек чёрной густой бородки. Он не торопился, и Суперсудьбоносная начинала злиться, хотя понимала, что это только мешает разговору.

Дудар за минувшие годы не только изменился внешне, набрал стать и силу, стал неспешен и не по годам рассудителен, он практически управлял городом единолично, поднаторев в тайных беседах и сделках, благодаря которым отчасти и занял такое положение. Первым несколько лет назад передал ему свои полномочия Предводителя Красис, сославшись на то, что ему заниматься вопросами обустройства города неинтересно, он лучше посвятит время опытам над новыми изобретениями. Затем Князь, который и прежде не очень-то вникал в возникающие проблемы и нередкие конфликты среди подростков подрастающих поколений, передал ему свой голос на Совете.

Первое время Суперсудьбоносная не придавала этому значения, их с Дударом мнения совпадали, но после завершения строительства стены, которое продолжалось долгие годы, хотя после исчезновения Силаджа Окно закрылось и пришельцы больше не появлялись, Дудар решил ввести новую форму управления разросшимся городом, упразднив Совет и передав его функции своим помощникам: Валисе, Гаджу и Адару. Тогда Суперсудьбоносной не понравилось это новшество, но она не стала возражать, решив, что подобный опыт будет на пользу новому поколению, которому уже скоро предстоит заменить их, и считая, что Дудар будет, как и прежде, прислушиваться к её советам. Но скоро тот перестал советоваться даже с помощниками, отдавая им приказания и контролируя исполнение. Внешне на жизни города это не отразилось: взрослые продолжали заниматься своими делами, дети играли на площади или за стеной на берегу водоёма, но юноши стали куда-то исчезать и возвращались лишь к закату, уставшие и загадочно молчавшие. Суперсудьбоносная попыталась выяснить, куда они пропадают, у пронырливой Гиты, но та, постреливая тёмными зрачками больших глаз, клялась, что ничего не знает, хотя на её остром личике явно читалась гордость этим тайным от Суперсудьбоносной знанием.

Дудар же на все вопросы лишь загадочно улыбался и говорил, что скоро она и остальные всё узнают. И что это будет приятный сюрприз.

И в один ясный день она увидела стоящих на площади подростков-мальчиков, вооружённых длинными ножами, которые последние годы выковывал из твёрдого металла Радж, в одинаковых одеждах из шкурок зверьков, и Дудара, в таком же одеянии, с таким же ножом, висящем на боку на прочном ремне, со ступенек дворца озирающего этот ожидающий и явно довольный собой строй. Он кивнул Суперсудьбоносной, простёр руку над шеренгой и пояснил:

- Теперь жители города могут быть спокойны, мы сохраним наши дворцы и справимся с любыми пришельцами.

- Это что, молодые охотники? - уточнила Суперсудьбоносная.

- Нет, это защитники города, - сказал Дудар и повысил голос, обращаясь уже к собравшимся на площади горожанам, среди которых теперь больше всего было детей, уже внуков самых первых, пришедших на эту планету. - Эти юноши, дети своих родителей и внуки отважных Первых, те, кто теперь с моего ведома будет отвечать за спокойствие нашей жизни. Они будут следить за порядком, разнимать ссорящихся, наказывать провинившихся, помогать обиженным… - Он посмотрел в сторону подошедшего Красиса. - При необходимости, они будут выполнять просьбы наших уважаемых Предводителей, старейших, тех, кто когда-то начал осваивать эту планету, ставшую нашим домом.

- Но у нас есть стена, - негромко произнесла Суперсудьбоносная. - Она хорошо защищает от зверей, а других врагов у нас нет.

- Рано или поздно, - продолжал Дудар, словно не слыша её, - мы столкнёмся с теми, кто захочет нас уничтожить. Прошло немало лет с того дня, радостного и печального одновременно, как нашей победой завершилось нашествие пришельцев. Завершилось ценой смерти моего ближайшего друга и брата, о котором вы все хорошо знаете. Я не сомневаюсь, что наши враги повторят попытку вторжения и мы должны быть и будем к ней готовы. Да, мы возвели грандиозную стену, закрывшую город от всяких тварей, даже гигантских, если те появятся в этой долине, но и она может не стать непреодолимой преградой перед возможным захватчиком, и недальновидно успокаиваться… Эти юноши, - он обвёл шеренгу охватывающим жестом, повернулся к Суперсудьбоносной, - не будут ничем более заняты, лишь подготовкой к возможному отражению вторжения. Им дозволяется судить и наказывать виновных, они имеют первое право на еду и новое оружие, которое будет изобретено. Их Слово идёт за моим Словом и ему следует верить и подчиняться.

Он замолчал, но долго не смолкал гул одобрения, издаваемый подростками.

Суперсудьбоносная тогда промолчала. С одной стороны, ей не понравилось то, что она услышала, как и сам Дудар, явно наслаждающийся своей властью над этими, восторженно внимающими ему юнцами, среди которых она увидела и своего сына. С другой, она вспомнила свою родную планету, на которой власть и право наказывать принадлежали исключительно властительницам.

Она оглядела площадь; похоже дети помладше, составляющие большинство зрителей, новость восприняли с восторгом. Они уже крутились подле непривычно строгих своих братьев и друзей, всё также неподвижно застывших в шеренге, а взрослые начали расходиться, возвращаясь к своим делам и, очевидно, не придав значения происшедшему. Красис уже входил в общий дворец, он так и не дослушал речь Дудара. Князь вообще не появился, скорее всего он находился подле Хранителя, с недавних пор веря в то, что тот вот-вот заговорит. Радж и Садж, судя по поднимающемуся вверх дыму на краю города и доносящимся звонким ударам, что-то выковывали из недавно обнаруженной руды.

Тогда Суперсудьбоносная, провожая взглядом сутуловатую спину Красиса, подумала, что время не щадит никого, а на этой планете оно поразительно стремительно летит; вот уже и для большинства населения города она давно уже не грозная властительница, некогда захватывающая космические корабли, а всего лишь стареющая женщина, бабушка…

...Теперь же, ожидая ответа, она вспомнила вдруг тот, самый первый, втайне подготовленный, шаг к новому укладу жизни, как теперь понимала. Тогда она ничего Дудару не сказала, решив, что может тот и прав, настраивая остальных на готовность отразить нападение врага, ей самой было непонятно, почему закрылось Окно и она не была уверена, что оно вновь не откроется и кто знает, что появится оттуда…

Но то, что делал Дудар теперь, было не безобидной забавой. Это не укладывалось в голове и противоречило всему её опыту, знаниям. И эту новость ей принесла Гита, прибежавшая в слезах в её дворец и впервые за всё время, высказавшая недовольство поступком обожаемого ею отца. Он отстранил от охотничьих и прочих мужских дел всех девушек и девочек, объявил, что Валиса более не является его помощницей, а всего лишь мать его ребёнка и обосновал это тем, что подобные занятия отвлекают настоящих и будущих матерей от самого главного - воспроизводства себе подобных, их воспитания и поддержания благоприятной среды в городе. Отныне всем женщинам, девушкам и девочкам было предписано усиленно готовиться к исполнению функций самки. Дудар аргументировал это всё приближающейся атакой с неведомой планеты Нигея. Он оговорил исключение лишь для самых старших женщин, здраво рассудив, что тех уже не переучить...

- В тебе течёт кровь властительниц, - не выдержала, прервала молчание Дудара Суперсудьбоносная. - Ты хорошо знаешь, что девушки ничем не уступают юношам и даже наоборот, они более быстры, гибки в словах и делах, они главенствуют везде…

- Только на планете Абудар, - возразил Дудар, продолжая глядеть за её спину. - Я разговаривал с Князем и Красисом, на их планетах женщины занимали иное положение.

- Но они не находились там в состоянии самок, от которых требуется только вынашивать и выкармливать детёнышей… Вторая половина крови в тебе от раджинцев, да, там женщины не столь воинственны, как властительницы, но они главенствовали в доме…

- Вот именно, в доме… - перебил её Дудар. - Когда-то мой брат Силадж с похожими осуществил экспедицию, я часто подхожу к схеме, которую они составили. Твердь на этой планете занимает гораздо больше места, чем город. Тебе, Суперсудьбоносная, это известно лучше моего… Мы не будем вечно жить между этих хребтов, хотя это может быть самое безопасное место. Тебе разве неизвестно, что горящий камень и руда, из который выплавляется твёрдый металл, уже на исходе, что собирать фрукты приходится уходить всё дальше и дальше от города, а зверьков, которых мы добывали на пропитание, теперь рядом и не сыщешь. Но чтобы освоить планету, отправляться в экспедиции, воевать с гигантами и чудовищами, о которых ты тоже прекрасно знаешь, необходимо, чтобы нас было больше. Чтобы потери не были гибельными для нашей цивилизации. Чтобы были крепкие и здоровые юноши и плодовитые девушки…

Он опустил взгляд на Супесудьбоносную, стоящую ниже, на первой ступени возвышения, где находилось его кресло.

- В своё время перед вами, первыми на этой планете, тоже стояла подобная проблема, расплодиться до необходимого количества, и тогда ты, Суперсудьбоносная, настояла на том, чтобы мы, ваши дети, рождались от смешанных отношений… Во мне кровь воинственных властительниц, но и кровь разумных раджинцев, и эта смесь позволяет сочетать волнующую воинственность и разумную рассудительность.

Он снисходительно улыбнулся, явно довольный сказанным.

Суперсудьбоносная посмотрела на него и долго не отводила, как и он, взгляд, понимая, что перед ней уже не тот Дудар, который охотно присоединял своё мнение к её, позже почтительно выслушивал её советы, прилежно перенимал науку управления себе подобными. И даже не тот хитровато немногословный, которого она знала, казалось, совсем недавно. Взгляд его был холоден и остр, и он устремлялся в неведомое ей. Мелькнула сожалеющая мысль об издержках возраста, ей уже не дано забегать далеко вперёд во времени и в этом она несомненно уступает не только ему…

- Твоё решение не поддержат властительницы и раджинцы.

- А я не прошу его поддерживать. У нас более нет Совета, все решения принимаю я, а все остальные должны их выполнять. Разве не так мы определились ?

- Я не выходила из Совета и не передавала тебе моего Слова.

- У меня достаточно Слов других, чтобы принять любое решение. - Дудар поднялся и теперь значительно возвышался над Суперсудьбоносной, хотя был с ней одного роста. - Если пожелаешь, мы можем вынести моё Слово на площадь и оно будет поддержано...

- Ты уверен?

- Да.

Он усмехнулся и Суперсудьбоносная ему поверила.

- Ты совершаешь непростительную и опасную для цивилизации ошибку, - произнесла она. - Я советую, ещё раз подумай…

И быстрым шагом, высоко неся не утратившую надменности голову, вышла из дворца.

2

Поразительно быстро шло время на этой планете. Давно ли, в силу разных причин, представители трёх цивилизаций появились на ней, встретились, возвели город, уничтожили стражей, нашли похожих, а затем пережили нашествие пришельцев. Давно ли окружила город массивная стена. Давно ли пещеру, в которой когда-то прятались горожане, Дудар со своими помощниками превратил в тайное убежище, поражающее любого, впервые попавшего туда, своим невиданным, и на первый взгляд нелепым великолепием блестящих золотых предметов и шикарных мехов, за которыми в дальние отроги гор, рискуя жизнью не раз ходили охотники, а уже выросли дети детей тех, кого, опять же вроде совсем недавно, волею случая или по незыблемым законам Космоса, забросило на эту планету, затерянную на окраине галактики.

Уже совсем взрослой стала быстрая в движениях и резкая в оценках Гита, поразительно похожая на свою мать, и на бабушку, которых она совсем не знала, но о которых много слышала от преданного ей Будара. Было в ней что-то и от отца, Дудара, в котором она видела замену не знаемых ею матери и бабушки, отчего выплёскивала на него свою девичью восторженную любовь. И тот, не замечавший её прежде, подкупленный подростковой искренностью, стал уделять ей внимание. Может оттого, что Гита, фигурой и манерами напоминавшая больше юношу, великолепно стреляла из арбалета, и мало кто из сверстников мог с ней сравниться в сражениях на длинных ножах. А может потому, что та, как никто другой (разве что Валиса в первые годы их совместной жизни), умела его слушать.

Не отстала от Гиты в росте, но разительно отличалась более налитыми, округлыми, характерными для хрисов формами и рассудительностью Зута, дочь Суперсудьбоносной. Они были подругами, везде появлялись вместе и словно дополняли одна другую. В отличие от Гиты, Зута не стремилась быть первой в юношеских играх, но зато хорошо разбиралась в отношениях сверстников и давала правильные советы всем, кто к ней обращался.

Ростом догнал уже сестру и Абудар, сын Суперсудьбоносной и Красиса, который, к сожалению, не оправдал возлагаемых на него надежд властительницы, больше похожий на девчонку, чем на производителя и предпочитавший всем остальным занятиям общение с располневшим, редко выходящим из помещений, где готовилась еда, Зантисом.

Высоким и широкоплечим вырос Васис, сын героя и почётного Предводителя города Силаджа и пасынок нынешнего Предводителя Дудара. Не одна девушка желала стать его подругой, но тот словно не замечал подросших красивых сверстниц, пропадая целыми днями или в лаборатории, или в походах по окрестностям с Раджем, всё ещё остававшимся главным охотником планеты.

Выросли, но ещё не перешагнули подростковый рубеж и дети от связей с похожими.

Элаф, сын Элисы и Фака, героя, пожертвовавшего собой во время противостояния с пришельцами, пытавшегося закрыть межпространственный переход, ничем не отличался от остальных детей, как впрочем и дети Всезнающей и похожих, которые выделялись лишь большей, чем у остальных сглаженностью черт лица, да немногословием. Разве что он был чуть ниже, но зато явно выносливее и сильнее более рослых ровесников.

Не особенно выделяясь среди остальных, росли удивительно ласковые Адам и Ева, дети Князя и Эли, Красиса и Вал. Они были не по возрасту рассудительны и обладали талантом быстро осваивать любое новое дело. Всем играм они предпочитали изучение пластин с картами планеты и Космоса, а также с другими записями, которые в своё время сделали все предводители, и сейчас хранящиеся в дворце, в котором всё также продолжал безмолвствовать внешне не меняющийся и молчащий Хранитель.

У Аджи-младшей рос сын Силаджа Аджис, который и внешностью и характером был настолько похож на отца, что Монжа порой принимала внука за своего исчезнувшего сына.

Были сыновья и у Карисы от Гаджа, и у Валисы от Дудара, два неразлучных друга, Гантис и Элдар, даже внешне чем-то похожие.

Прошедшие годы, если не считать природных катаклизмов, среди которых преобладали извержения далёких горных вершин, были благополучными. После исчезновения героя Силаджа переход закрылся, пришельцы больше не появлялись. Но всё-таки, под руководством Дудара, строительство мощной стены вокруг города было завершено. Оно длилось довольно долго, незаметно сделав Дудара главным в городе.

Два поколения родившихся уже на этой планете, жадно постигали тайны жизни, а их предки всё очевиднее теряли интерес к этому постижению, предпочитая созерцание. Они изменились и внешне.

Больше остальных время пощадило властительниц, хотя они и утратили уже и былую воинственность, и привлекательность, и репродукционную функцию. И, тем не менее, Суперсудьбоносная, Сута и Рута ещё вполне могли фигурами поспорить с молодыми девушками.

Постаревшими и усталыми выглядели рядом с ними раджинцы. Мужчины ещё сохранили стать, утратив правда задор и желание любовных игр, а женщины расплылись, стали большими и медлительными.

Хрисы и похожие по физическому облику находились между этими двумя гранями приближения к переходу в иное, неведомое живущим, состояние сущности.

Именно об этом, неотвратимо приближающемся переходе сейчас всё чаще, собираясь вместе, беседовали старшие мужчины, которые вняли совету Красиса не уповать более на знания Хранителя, а соединив то, что помнили о своих цивилизациях, сформировать единое новое Знание, способное приумножаться и вести к цели тех, кто останется на этой планете после них.

Скоро к мужчинам присоединились женщины, они тоже хотели внести свою лепту, особенно раджинки и властительницы, которым очевидное превалирование мужчин в отборе опыта, достойного стать Знанием, не нравилось. Это придало беседам дискуссионный характер, оказывается, видение прошлого, характеристики и выводы из того, что случилось невесть когда, у мужчин и женщин разных цивилизаций зачастую были диаметрально противоположными.

В период этих больших дискуссий, особенно жарких во время сезонов дождей, Дудар незаметно и взял на себя все функции Совета. Первое время он тоже присутствовал при этих спорах и, по-видимому, сделал выводы не в пользу женского видения истории.

3

Дудар проводил взглядом Суперсудьбоносную, всё ещё продолжая улыбаться своим мыслям, прошёлся по залу. Подумал, что пора вместе с Гаджем и Адаром, своими верными помощниками и друзьями, забыв на некоторое время все заботы, исчезнуть в уютной пещере, предаться потягиванию дурманящего напитка, который получается у Зантиса всё лучше и лучше, ведя откровенные, и не всем предназначенные, разговоры. Прежде в эти тайные исчезновения он брал с собой и Валису, бывшую долгое время первой советчицей во всех вопросах, но с того дня, когда принял решение изменить отношение к женщинам, он перестал с ней делиться своими мыслями. Между ними уже давно наметилось непонимание. Но очевидным оно стало с того дня, как Дудар стал обращать внимание на Гиту. Валиса отнеслась к этому ревниво, упрекая, что он совсем не уделяет внимания своему сыну и хотя и не признаётся, на самом деле симпатизирует и служит исключительно властительницам. Эти её слова удивили и обескуражили его: уж кто-то, а она должна была понимать, что он не отдаёт предпочтение ни одной из цивилизаций. И даже советы своей матери, Руты, зачастую игнорирует. Но если думает так она, значит могут так считать и остальные...

И он решил, что дальше медлить нельзя. Как некогда Совет мешал воплощению многих начинаний, так непререкаемый авторитет Суперсудьбоносной и матерей многочисленных отпрысков мешал ему править городом по своему усмотрению, объединяя все цивилизации. Да, какое-то время он считал, что Гита, перед которой он неожиданно почувствовал вину за все предыдущие годы невнимания, будет ему помощницей. Но потом пришёл к выводу, что как бы она не походила на тех властительниц, которых он помнил, она всё-таки другая. К тому же властительниц было меньше, чем представителей других цивилизаций и Суперсудьбоносная вынуждена была все эти годы уступать в решении многих вопросов. И хотя её Слово не утратило вес, она сама за это время стала другой, даже уже не претендовала на планету как на собственность. И не ждала глиссера соотечественниц.

Нет, Гита всё-таки уже не была настоящей властительницей, наверное, сказалась кровь раджинцев, переданная Дударом. А вот он чувствовал в себе больше качеств властительниц, хотя и осознавал, что в основе его идей - необъяснимая страсть к Освоению всего, что его окружает. И ради реализации Освоения именно он должен был управлять новой цивилизацией... Валиса этого так и не поняла. Те же Гадж и Адар если не понимали, то разделяли его желание концентрации усилий всех на расширении сферы Освоения.

Разочаровавшись в Гите, он пытался приблизить к себе Элдара, своего сына от Валисы. Но не увидел в нём то, что находил в самом себе и даже в Гите. Тот своим желанием во всём помочь другим, угодить, готовностью подчиняться, больше походил на мать. Даже его пасынок и племянник Васис был более непокорен, более склонен добиваться своего, преодолевать препятствия. А Элдар в дружбе со своим сверстником, сыном Карисы и Гаджа, Гантисом был не ведущим, а ведомым.

А Дудару был нужен преемник, который бы понимал и поддерживал его без всяких сомнений, множество грандиозных планов обуревали его. После нашествия пришельцев их жизнь ничем кроме возведения стены ознаменована не была. И последние годы он физически ощущал, как ничем не нарушаемая повседневность расслабляла всех, делала существование бесцельным. Истории о былых сражениях их родителей с гигантами и стражами, неожиданная встреча экспедиции, в которой он участвовал, с похожими, наконец, противостояние посланцам Нигеи, в котором погибли Паркис и Силадж, уже стали легендами, в которые верилось с трудом. На какое-то время из этой рутины ему удалось вырвать подростков, когда он с помощниками обучал их искусству владения оружием. Но теперь и им нужно было дело, охота на беззащитных зверей, ставшая на первое время отдушиной, уже их не радовала.

В легендарном прошлом остались путешествия Силаджа и похожих за пределы видимых гор. И Дудар, вспоминая о походе в поисках похожих, ловил себя на волнующем и давно забытом возбуждении. Так вызревало понимание важности некогда родившейся и всё более укрепляющейся идеи большой экспедиции с целью изучения всей планеты. И этот большой поход со всевозможными открытиями и опасностями должен был поставить его вровень с прежними героями, с Предводителями. Теперь, когда был готов его отряд, были настроены его друзья, оставалось создать условия для победного возвращения, когда их встречали бы должным образом, и достоинства многодетных матерей и Предводителей не затмевали бы их славы.

Об этом он и вёл теперь разговоры с Гаджем и Адаром.

Гадж, за которым закрепилась слава главного строителя, хотя и не разделял планов Дудара Освоения всей планеты, тем не менее, поддерживал его в стремлении изучить неведомые прежде места. Порой его посещали сумасбродные идеи, как говорила Кариса. То ему хотелось создать монумент на перевале Первых, то высечь фигуру Силаджа на скале над озером в долине Окна. Но эти идеи отвергались взрослыми. Дудар несколько раз выносил эти предложения на Совет, но так и не получил поддержки. Правда, часть своих идей Гаджу удалось воплотить во внутреннем устройстве пещеры, которая постепенно из убежища от возможного нашествия пришельцев превратилась в резиденцию Дудара.

У Адара особых претензий не было. Он отлично владел всем возможным оружием и с удовольствием обучал и командовал уже обученными подростками. Но он разделял убеждение Дудара, что рано или поздно не только в Космосе, но и на планете найдутся у цивилизации враги и к этому нужно быть готовыми.

Идея изменить существующее положение, когда превалирует мнение женщин, разделялась всеми тремя. И аргументация была вполне логична: среди подростков было всего три девушки: Зута, Гита и Ева, и семь юношей: Абудар, Васис, Аджис, Элдар, Гантис, Элаф и Адам. Дудар считал неизбежным, что спустя два десятилетия, когда ему может быть уже не будет доставлять удовольствие управление городом, именно Слово мужчин должно быть главным: ну не подчиняться же большинству Зуте, Еве или даже Гите в самом деле.

Заручившись поддержкой и своей гвардии (только Абудар что-то невнятное пробубнил, но он и воин никакой, всё больше возится с Зантисом в трапезной), он и сделал первые шаги, на которые так отреагировала Суперсудьбоносная. И вот теперь надо было просчитать все возможные варианты развития дальнейших событий.

Они лежали на мягких ложах из звериных шкур, бросая взгляды на свои отражения в золотых пластинах, покрывающих стены и неторопливо потягивали веселящий напиток.

- Со своей дочерью я поговорю. Пообещаю, что мы обязательно возьмём её в большой поход, - сказал Дудар, передав перед этим свой разговор с Суперсудьбоносной. - Но поставлю условие, чтобы она умела готовить пищу также, как Зантис.

- Она у тебя хороший воин, - сказал Адар. - Я бы лучше поменял их местами с Абударом.

- На самом деле так и будет. Но вы же понимаете, что нельзя делать исключений, если они не являются необходимостью, а целесообразность очевидна. Мы должны быть тверды в том, что предложили: женщина должна заниматься детьми и домом. Город и планета - наша забота,- с пафосом произнёс он.

- Кариса со мной не разговаривает, - вступил в разговор Гадж.

- У твоей Карисы замечательная интуиция, она тебе перед молчанием что-нибудь сказала?

- Да, наболтала всего.

- А точнее?

- Я уж и не помню... Что-то про то, что Хранитель предрекал...

- Хранитель?.. У него-то всего этих изречений... И все выбиты на камне... Я уже сам их не помню... Но, всё-таки, напрягись, что она говорила...

- Да вроде о начале конца...

- Есть такое,- подтвердил Адар, сделал несколько больших глотков и откинулся на шкурах.

- И всё?- не успокаивался Дудар.

- Ну ещё что-то об опасных амбициях и что нельзя насильно ничего насаждать, а всё должно меняться естественным путем.

Дудар подумал. Потом сказал:

- Она у тебя умная... Это она предвидит изменение системы управления городом. А так как женское начало в ней преобладает, вот и старается нас напугать... Но ведь мы и не торопимся, ничего не насаждаем, всё естественно...

- Естественно,- согласился Адар.- Но Валиса не успокоится, Дудар. Она не ожидала, что ты так поступишь...

- Ничего, пусть привыкает к новому положению женщин. - Голос Дудара приобрёл жёсткость. - Она слишком возомнила о себе. Для хрисов это характерно... А мне нужна женщина, а не назидательный советчик. Но выбора нет, - вырвалось у него сокровенное. - Сверстницы все заняты, а когда вырастут остальные, долго ждать... А ведь была когда-то и нежной, и ласковой, и послушной...

Напиток делал тело лёгким, а мысли умными, слова весомыми, и он продолжал, повернувшись к Гаджу:

- Вот твоя Кариса мне нравится, но мы же друзья... - И после паузы удивился. - Вы что же до этого совсем не ссорились?

- Нет, - качнул головой Гадж. - Мы любим друг друга.

- Всё-таки надо будет возобновить интенсивное размножение, - сказал Дудар. - Любовь пусть будет, но чтобы и рожали от других....

- Это правильно, - подержал его Адар, который никак не мог завоевать сердце Аджи-младшей, так и не нашедшей достойной замены своему Силаджу. - А то будут перебирать, так и цивилизация закончится... Надо же, трое женщин и семеро мужчин... Вот и вся любовь...

- Сейчас не время, - веско заметил Дудар. - Старушки поднимутся, им то уже всё равно, а возвели совокупления в ранг разврата. Сами поразвратничали в своё время, другим запрещают... Сначала нам нужно всех женщин лишить права Слова, а потом мы по-мужски и рассудим что хорошо, что плохо... Ты вот что, Адар, ты наших воинов настрой соответствующим образом, пусть они своих матерей подразнят и заодно посмотри, кто чем дышит из них. А то переметнётся кто-нибудь не вовремя...

- Хорошо, посмотрю, - кивнул тот.

- А ты Гадж, растолкуй Карисе, что мы всё делаем во имя будущего, во имя наших детей и внуков, а то действительно, подрастут они и возьмут да насильственным путем свои законы и введут... А я ещё раз с Суперсудьбоносной поговорю...

4

Времени подвластны все. Оно посеребрило головы, избороздило морщинами лица старших, наложило маску зрелости на их детей, вот уже и внуки начинали утрачивать детскую открытость, но совсем не отразилось время на Хранителе Безмолвном, всё также продолжающем сидеть рядом с предметом из глиссера стражей, и на маленьком Красе, который то надолго исчезал невесть куда, то появлялся также надолго, переходя из дворца в дворец, заинтересованно слушая разговоры, но не пытающегося ничего сказать, а чаще всего играющего с детьми и издали неотличимого от них. Когда-то в городе замечали его отсутствие, но потом перестали переживать, когда долго не видели, как не особо радовались, когда он появлялся.

Последнее время он всё больше сидел возле Хранителя, у которого давно уже никто не дежурил, утратив всякий интерес и надежду что-либо услышать; на постаменте так и остались выбитые в своё время четыре непонятых изречения. Но в этот день город огласил давно уже не слышанный его громкий голос. Вышедшие на этот голос из дворцов увидели Краса, кружащего по площади, уставившегося в одну точку в центре этого круга и выкрикивающего через равные промежутки: «Он придёт!».

Суперсудьбоносная, постояв возле своего дворца, медленно пошла в его сторону, а он продолжая всё также кружить, вскинул на неё невидящие глаза и, остановившись, выпалил: «Он придёт!».

- Кто он? - спросила Суперсудьбоносная, зная, что не услышит ответа.

- Он придёт, - повторил Крас и вновь понёсся по кругу и остановился теперь напротив подошедшего Красиса, также глядя на того, выкрикнул: «Он придёт!». И опять закружился и не останавливался до тех пор, пока не появился вызванный Суперсудьбоносной Князь. Добежав до него, Крас вдруг сел перед ним, приняв позу Хранителя и уже тихо повторил: - Он придёт...

- Ты это услышал от Хранителя? - негромко спросил Князь.

Тот кивнул, поднялся и с удивлением оглядев натоптанный им круг, столпившихся горожан, вдруг рванулся с места и, закрывая лицо руками, исчез за воротами в стене, выходящими к водоёму и давно уже не закрываемыми ни днём, ни ночью.

Оставшиеся на площади, проводив его взглядом, ещё постояли и разошлись, даже не обменявшись мнением, посчитав произошедшее ничего не значащим событием. Только Суперсудьбоносная и Князь остались, бросая взгляды друг на друга. Наконец Суперсудьбоносная произнесла:

- Князь, я хотела бы с тобой кое-что обсудить... Но прежде спрошу: ты разгадал те, прежние изречения вашего Молчащего?..

- Давай пройдём к Хранителю, - сказал Князь и пошёл в сторону главного дворца.

Это был самый пустынный и тихий уголок, в котором теперь уже даже выветрился запах живых. С той поры, как по предложению Дудара отменили дежурство - он посчитал, что детям полезнее будет играть со сверстниками или осваивать Знание, чем просиживать днями подле живого мертвеца, - сюда никто не заходил. В городе почти забыли о Хранителе. И Князь теперь винил себя за это. Как и за то, что забыл и думать об изречениях, выбитых на постаменте.

- Эти слова тоже следует выбить, - сказал он, остановившись напротив неподвижного, словно скала, Хранителя и глядя на предмет перед ним, что-то припоминая, и не в силах припомнить.

- Князь, мы уже на этой планете вечность, - начала Суперсудьбоносная. - За это время мы утратили связь со своим прошлым: у нас не три, - одна цивилизация сегодня. И одна эта маленькая планета на всех, которую я назвала в своё время Земла. И я уже смирилась с тем, что не быть мне одной из правительниц Абудара. У тебя же и вовсе нет твоего дома, кроме этой планеты. Хрисы... Вот они, похоже, чувствуют себя как дома... Смотри, здесь уже выбиты слова этого, молчащего долгие годы, оракула. Я хорошо помню, что первую фразу: «начало конца заложено», ты растолковал, как прекращение бедствий на планете. И мы, правда, давно уже не видели их. Вторая - «пришли те» вероятнее всего относилась к визиту стражей. Как и третья: «неисповедимы пути Космоса». А может быть и посланцев Нигеи, которые пришли через Окно. Четвёртую: «закономерная неизбежность», никто объяснить не смог. И вот теперь: «он придёт...» Кто этот Он?.. Ты можешь ответить?..

- Мы утратили связь с Космосом, - задумчиво произнёс Князь. - Хранитель её сохранил. Но теперь мы не сможем понять и его... Я не знаю, кто тот, который придёт, и зачем, и когда он придёт... Но я знаю, что Хранитель говорит всегда перед какими-то значимыми событиями. Когда совпадают место, время и обстоятельства...

- Я это уже слышала. - вздохнула Суперсудьбоносная. - Что же касается Космоса... Признаться, он меня сейчас меньше заботит, чем то, что происходит здесь, в городе... Я давно хотела поговорить с тобой о твоём сыне, о Дударе... Насколько хорошо ты его знаешь?

- О моём сыне?.. О Дударе?..- Князь помолчал. - Я о нём совсем ничего не знаю. Спроси у матери, у Руты.

- Я спрашивала... Она считает, что он наследовал программу раджинцев и не видит в нём абударца... Ты же знаешь, наши мужчины всегда были далеки от наших забот...

- Да, я знаю отношение властительниц к мужчинам...

- Вот об отношениях здесь, на этой планете, я и хотела с тобой поговорить... Ты знаешь, что Дудар хочет лишить Слова всех женщин, возложив на них только заботу о детях и доме?

- Да, я слышал...

- Что вслед за Советом он хочет упразднить Сбор...

Князь кивнул.

- И ты считаешь, что это правильно?

- Если у Дудара преобладает кровь раджинцев, то он всё делает во имя Освоения...

Суперсудьбоносная удивлённо посмотрела на него, не зная, что сказать в ответ. Она вдруг осознала, что все её усилия соединить всех, волею Космоса оказавшихся на этой планете, в одну цивилизацию ни к чему не привели. Оказывается Князь, а значит и все раджинцы, все эти годы жили какой-то своей Директивой Освоения и готовы были пожертвовать всем, чего они все вместе достигли, во имя исполнения этой Директивы. Властительницы, она должна была в этом признаться, тоже не забыли своё привилегированное положение на Абударе, и хотя их было мало и они редко теперь общались, выражали недовольство всё большим возвеличиванием мужчин. Отчасти поэтому они так категорично выступили против идеи Гаджа о создании памятника Первым и Силаджу, предложив вместо этого воздвигнуть скульптуру Суперсудьбоносной как владелицы планеты, но она отговорила их вносить это предложение на Сбор, понимая что оно нарушит складывающееся, не взирая ни на что, единение.

Хрисов устраивал любой вариант, они могли стать как союзниками властительниц, так и раджинцев, и это она тоже хорошо понимала. Но, тем не менее, их стоило брать в расчёт в этом, неожиданно возникшем, столкновении поколений.

- Я поняла, что ты не будешь вмешиваться в то, что затеял твой сын, - с вызовом произнесла она.

- Если это способствует Освоению...

- Князь, вы уже давно отошли от своей Директивы. - сделала она ещё одну попытку. - Разве этот дворец похож на ваши гнёзда?- Она обвела рукой стены и потолок.- И вам уже не нужна Кожа, вы прекрасно чувствуете себя под лучами нашей звезды, названной, кстати, именем раджинки, матери Саджа, не так ли ? И разве мы с вами вместе вот уже столько лет не осваиваем эту планету?

- Да, это так... Но это относится и к тому, что делает Дудар.

- Ты считаешь, что отстранение женщин от управления городом будет способствовать выполнению Директивы?

- Я пока не могу утверждать обратное.

Суперсудьбоносная не ожидала такого ответа. И не нашла что возразить.

- Хорошо, - произнесла она после затянувшейся паузы. - Тогда я поступлю как считаю нужным... Может это как раз и является той самой «закономерной неизбежностью», о которой говорил ваш Хранитель...

И быстро вышла из дворца, оставив Князя задумчиво взирающим на застывшую фигуру не тронутого временем Хранителя Безмолвного.

5

Молодости присуща переоценка себя, своего умения, своих сил. Пока Дудар с Гаджем и Адаром предавались расслабляющим беседам и забытью под воздействием веселящего напитка, Суперсудьбоносная не теряла времени даром. Первой её союзницей, как она и рассчитывала, стала Валиса. Теперь вместе с верными Сутой и Рутой и обиженной Гитой их было пятеро: вполне достаточно для обстоятельных бесед с остальными женщинами. И когда после нескольких дней отсутствия, Дудар и его верные помощники появились в городе, они сразу почувствовали - что-то произошло. Но первой новостью стало сообщение о словах так долго молчавшего Хранителя. И эта новость отвлекла Дудара от неожиданно активного поведения женщин. Он видел, что Суперсудьбоносная, Валиса, Гита то собираются вместе, то с кем-то из женщин оживлённо беседуют, но не придал этому значения. Он, в свою очередь, решил пообщаться с каждым из подростков, определить кто на что способен.

Повод для этого был: он решил сообщить им, что сразу после очередного, уже близкого сезона дождей они отправятся в большую экспедицию уточнять, насколько нарисованная Зантом схема соответствует реальному размещению суши в океане этой планеты. Правда, Зант, настаивающий, что изобразил конфигурацию суши, на которой они находились, верно, не был уверен, что помимо неё, нет где-то далеко в океане и другой суши. И даже сказал, что такая вероятность высока, потому что на его схеме океан занимал раз в десять больше места. А Дудар предположил, что возможно на другой суше есть разумная жизнь, пусть и примитивная. На что Зант обещал рассказать о наличии суши в океане более точно, когда очутится на берегу и сможет заглянуть за горизонт... Это предположение делало путешествие не только полезным, но и интригующим; а что, если действительно, там, в океане, есть разумные обитатели...

С него он и начал разговор с подростками и, тем самым, сразу же сделал их своими сторонниками. Переждав шквал эмоций, он утихомирил их и уже серьёзным и строгим голосом сообщил:

- Но пойдут только те, кто докажет свою необходимость в этом походе.

Те примолкли, поглядывая то на него, то на сидящего здесь же Адара.

- С кого начнём?

Как и предполагал, первым поднялся Васис.

Его пасынок был очевидным лидером и пользовался авторитетом среди сверстников, уважением среди взрослых. Он не был самым лучшим охотником, но зато отличался рассудительностью, умением быстро принимать решения. К тому же он был вынослив, в чём Дудар убедился во время работы по возведению стены и заготовке припасов. Не рвался вперёд, но и не отставал. И главное, совершенно не реагировал на похвалу, как впрочем и на замечания. Несомненно, в нём преобладала кровь раджинцев и Дудар ловил себя на мысли, что лучшего преемника ему не найти. Но с другой стороны, он опасался Васиса, понимая, что через несколько лет тот может стать ему опасным соперником в борьбе за лидерство.

- Я должен увидеть океан, - начал тот, глядя в глаза Дудару. - Мы с Красисом и Рантисом придумали как построить плот, который сможет пересечь его...

- И у вас получилось? - уточнил Дудар.

Он видел это большое и неказистое сооружение, которое стояло на берегу за стеной, с подобием гнезда раджинцев, с плотными тонкими сетями, закреплёнными на длинном шесте в центре. Видел даже как те поднимали этот шест и сеть разворачивалась. Знал, что они ждут сезона дождей, когда налетит ветер и тогда проверят это сооружение.

- Мы ждём ветра, - сказал Васис.

- Но, насколько я знаю, океан во много раз больше водоёма и там и ветры и волны сильнее. Ты веришь, что это сооружение устоит перед ними?

- Я верю, - произнёс тот.

- Хорошо, если Красис и Рантис подтвердят твои слова, ты пойдёшь.

Он оглядел остальных, остановил взгляд на своём сыне: неужели Элдар не поймёт, что ему нельзя больше никому уступать первенства. Но того опередил Аджис.

Дудар поморщился, но после паузы кивнул.

- Говори ты.

Сын Силаджа был точной копией того. Разве что только глаза были Аджи-младшей, большие, пронзительные. И тело не столь крупное, поразительно гибкое. Аджис стремился всюду быть первым. Но лучше всего, после Занта, у него получалось ориентироваться на любой, даже незнакомой местности. Он всегда находил самый удобный путь, в этом все убедились в коротких походах. А ещё он обладал способностью улаживать конфликты между сверстниками, становясь справедливым судьёй в их спорах, которые умудрялся разрешать так, что обе стороны чувствовали себя правыми.

- Если там будут разумные существа, я думаю, что смогу быстро наладить с ними отношения, - сказал он. - Мы с ними тут же подружимся, нам не придётся никого убивать, кроме зверей для пропитания и гигантов, если те нам встретятся.

- Так может быть тебе стоит подождать, когда Васис переплывёт океан и найдёт их? - усмехнулся Дудар.

- Но они могут оказаться вот за теми горами, - указал Аджис в сторону вершин, возвышающихся над всеми остальными. - Ведь наши предки, ну которые первыми здесь поселились, и вы, и мой отец, тоже совсем не знали о похожих, пока не нашли их...

- Ты хорошо знаешь историю нашей цивилизации, - похвалил Дудар и решил, что вполне может отвлечься и вспомнить былое.

В его рассказе инициатором и руководителем той давней экспедиции наряду со взрослыми был он. Правда, первым сообщил о похожих тогда Силадж, отец Аджиса, который, между прочим, без разрешения вышел за границы города. И ему это простили и взяли с собой исключительно потому, что он уже видел похожих и мог их узнать. Но обнаружить следы и затем не потерять их, довелось ему, брату героя Силаджа, как и, рискуя жизнью, пойти на контакт с похожими. И хотя он нигде не покривил истиной, рассказал и о Валисе, поднявшейся на скалу так, чтобы её видели похожие, и что рядом с ней был Силадж, всё же получалось, что его роль была не менее важной.

Вспомнил он и о полётах на крыльях, когда он, исходя из целесообразности и большей полезности в походе другого, уступил свои крылья и своё право принять участие в большой экспедиции, которой руководил его брат.

- Конечно, очень важно, кто впереди, кто ведёт за собой. Но ещё важнее роль того, кто намечает маршрут, учитывает, какие опасности ожидают и кто и как с ними справится. И с учётом этого подбирает команду. Мы с Силаджем детально обсуждали ту экспедицию. И мне очень хотелось пойти с ним, но я должен был остаться, ведь если бы он не вернулся, мне пришлось бы вести туда других... Да, первый может погибнуть героем, а вот его дублёру это не дано: его задача избегать опасностей, - закончил он своё отступление в историю.

И стал поднимать по очереди тех, кого видел своей опорой в будущем.

С Абударом, совсем непохожим характером на Суперсудьбоносную, тот больше пошёл в Красиса, всё было просто: его необходимость в походе была очевидна, он должен был готовить еду. Дудар посоветовал ему только как можно больше узнать у Зантиса, чтобы их меню было разно­образным и вкусным.

Потом он поинтересовался у Элафа, который ростом не уступал остальным, а силой значительно всех превосходил, придумал ли он, как понесёт поклажу, которая только ему и по силам. В коротких походах на него взваливали всё, что только можно, и он мог бы нести гораздо больше, если бы это умещалось на его спине. Тот ответил, что Рантис уже что-то придумал и до выхода он успеет всё примерить и испытать...

Адам ничем физически не отличался (все дети похожих были такого же роста и развития как остальные), но был чрезмерно любознателен. А ещё он часто предугадывал, как поступит Дудар. Словно читал мысли того. Это замечали и другие, но не придавали значения. Правда, Суперсудьбоносная как-то поинтересовалась, способен ли он предвидеть будущее, но тот её не понял, а Эли, которая последние годы даже не вспоминала о своей способности слышать Космос, не видела в своём сыне ничего особенного.

Он сказал, что в походе будет старательно изучать всё, что им встретится и накапливать знания.

Это прозвучало не очень убедительно, но Дудар согласно покивал.

Он уже хотел было завершить опрос, пообещав оставшимся Элдару и Гантису, что те несомненно пойдут, но нетерпеливый Гантис, меткий стрелок из лука, поторопился сообщить, что без них с Элдаром ну никак не обойтись.

- Мы будем самыми главными охотниками, - заявил он. И в ответ на улыбки сверстников, знавших как тот не любит лазить по зарослям, пояснил: - Мы с Элдаром всё продумали, он будет приманивать, а я поражать...

И никто не стал возражать, потому что все давно заметили, что именно Элдару чаще всего переходят дорогу зверьки, именно ему попадаются кишащие рыбжей места, именно он находит самые вкусные плоды.

Удовлетворённые разговором и тем, что все они защитили своё право пойти в невиданный никогда прежде большой поход, подростки разошлись. И только тогда Дудар поинтересовался у Адара, поговорил ли тот с ними и готовы ли те противостоять своим матерям.

- Они-то готовы, - задумчиво произнёс Адар. - Но не понимают, для чего нужно лишать женщин Слова. Оказывается, их матери уже сами говорили с ними и убеждали, что этого ни в коем случае делать нельзя...

- Вот как... - Дудар помолчал. - Значит, Суперсудьбоносная решила повернуть всё вспять... - Он снова замолчал. - И этот оракул со своим «он придёт...»

Он прошёлся перед своими помощниками, размышляя. И неожиданно для самого себя произнёс:

- А может он имел в виду меня?.. Что это я приду как единственный предводитель...

Выжидающе посмотрел на Адара.

Тот пожал плечами.

- Но нам нельзя уходить из города, пока мы не изменим закон, пока мужчины не получат полное право управлять цивилизацией. - Он сильно сжал губы, что делал, когда хотел чего-то добиться. - Иначе наша цивилизация просто вымрет... Неужели Суперсудьбоносная этого не понимает... Хорошо, я сам разберусь, что она затевает... Но, теперь я не сомневаюсь, этот оракул имел в виду именно меня... И я пришёл.

/Противостояние

1

На этот разговор Дудар сам пришёл к Суперсудьбоносной. Она встретила его в своём дворце, не выразив никакого удивления, хотя у неё в комнате он был всего лишь один раз в детстве, удовлетворяя мальчишеское любопытство. Поэтому всё здесь для него было внове: простая обстановка (только самое необходимое для отдыха), несколько предметов из глиссера стражей (он уже не помнил для чего они), и самое главное - метатели, лежащие в специально выбитой в стене нише над ложем. Но разговаривать здесь Суперсудьбоносная была не расположена и предложила перейти в главный дворец. Дудар помедлил, ещё раз обвёл взглядом личное жилище Суперсудьбоносной, подумал, что в его пещере гораздо уютнее и безопаснее, и первым вышел наружу.

Он понимал, что разговор будет непростым, за эти дни разобрался, что происходит в городе и даже пообщался с Князем, напомнив тому, что он, всё-таки, отец и должен дать совет сыну. Он подробно изложил причины, по которым видит целесообразность уменьшения влияния женщин, но больше всего они говорили о назревшей необходимости исследовать всю планету для того, чтобы понимать как её обустроить, выполнить Директиву, о большом походе, подготовку к которому начал Дудар. Правда, Князь поправил его, уточнив, что в Директиве речь идёт не об устройстве, что предполагает изменения под себя, а об освоении: использовании того, что на ней есть. Его слова о том, что переделывать по-своему ни в коем случае нельзя, Дудара не убедили, но возражать он не стал, и даже, наоборот, согласно покивал.

Заинтересовало Князя и предположение о возможной встрече в этом походе с здешними разумными обитателями, он также, как и Дудар, не исключал вероятность того, что на вершине этого животного мира с его мелкими зверьками и гигантскими монстрами должно было существовать существо более высокого порядка.

- Таков единый закон всех обитаемых планет,- отметил Князь. - Но неизбежному появлению разума должны соответствовать опять же время, место и обстоятельства. Впрочем, - после раздумья добавил он, - так как животные на этой планете есть, значит место и обстоятельство соответствуют необходимым критериям. Остаётся лишь понять, пришло ли для этого время. И если где-то в океане есть суша более древняя...

Князь замолчал.

Он вдруг вспомнил, что готовясь к высадке и осматривая планету из Космоса, они видели два участка суши, разделённые водой, просто тот, другой, был меньшего размера и показался менее интересным для высадки экспедиции. Хотя они планировали осмотреть его с шлюпки.

- Возможно там есть существа... - закончил Князь.

- Так ты поддержишь мои преобразования? - наконец задал главный вопрос Дудар, не замечая, что тот погрузился в свои мысли... - Убедишь остальных раджинцев?

- Объясни всё Суперсудьбоносной, - уклончиво отозвался Князь, не желая вникать в суть задуманного Дударом. - Если сможешь убедить её, я помогу всё разъяснить нашим женщинам. Хотя это будет очень непросто, они привыкли участвовать в принятии всех решений.

- Хорошо, я объясню властительнице, - сказал Дудар, понимая, что надеяться можно только на себя и заранее относя к своим противникам многодетную Монжу, да и Тонжу с Аджой-старшей.

Таким образом получалось три «за» (не будут же раджинцы против повышения статуса мужчин) и три женских «против». А с учётом сложенных многих Слов матерей (за ошибки предков платят потомки) - это очевидный проигрыш...

Помня это, разговор с Суперсудьбоносной он начал с того, что объяснил свой визит необходимостью получить совет старших и более опытных. Сказал, что уже разговаривал с Князем и тот поддержал его планы по изучению планеты. Что уже переговорил и с подростками, которых видит членами этой большой экспедиции. Так что никто из взрослых не будет отвлекаться от своих занятий, а будущие участники похода определённых функций в городе ещё не исполняют и их отсутствие не повлияет на привычный уклад жизни. Сказал, что роль в этой экспедиции у её сына, Абудара, наиважнейшая: ему придётся готовить еду, и попросил Суперсудьбоносную, как мать, ещё раз объяснить это сыну. И только после такого вступления перешёл к главному.

- Я знаю, что женщины не согласны с тем, что я хочу снять с них часть забот, - начал он. - Да, в какой-то мере моё решение продиктовано тем, что нужно больше внимания уделять детям, помогать им осваивать Знание, заботиться о домах и о городе в целом. Сегодня среди вас, наших родителей, семь мужчин и одиннадцать женщин. И Всезнающая. Нас, ваших старших детей - поровну - трое на трое. Двое похожих мужчин, если считать Краса. И похожие Эли и Вал. А ещё трое девочек и семеро юношей.

Он посмотрел на Суперсудьбоносную, подождал, предоставляя ей возможность высказать своё мнение, но та молчала и он продолжил.

- Получается почти равное количество... Но это сегодня.... А пройдёт ещё немного времени, когда вы, наши родители, не сможете не только размножаться, но и обеспечивать себя необходимым пропитанием... Да, подрастают уже наши маленькие дети, но я их пока не беру в расчёт, я смотрю сейчас в самое близкое будущее...

Произнеся эту фразу, он вдруг ощутил прилив величавой ответственности за это будущее и, перехватив пристальный взгляд Суперсудьбоносной, долго не отводил глаз. Но, всё-таки, уступил её пронзительному взгляду. А её скривившиеся в ироничной улыбке губы пригасили поднявшуюся было волну энергии. Она всем своим видом выражала своё несогласие с его словами, и он понял, что не следует далее убеждать, пусть выскажется об уже услышанном.

Суперсудьбоносная помедлила, потом спросила:

- Ты считаешь, что изменение положения в пользу мужчин будет способствовать формированию единой цивилизации?

- Я в этом убеждён.

- А я нет.

- Если мы, ваше и наше поколения, не поймём друг друга, предвижу серьёзный конфликт уже в ближайшее время. Как только подростки получат Слово. Если же отменить ранее данные привилегии в Слове многодетным матерям и оставить каждому по Слову независимо от количества детей, перевес женщин над мужчинами будет всего в одно Слово. А это опасное балансирование... Разве ты считаешь не так?

- Но Слов матерей сегодня достаточно, чтобы этот перевес был очевиден при принятии любых решений.

- Да, сегодня это так. Но ведь все понимают, что это несправедливо по отношению к мужчинам. Это была временная мера, когда нужно было увеличивать цивилизацию, а мужчин не хватало, она сыграла свою роль...Сегодня ситуация меняется...

- Ничего не изменилось.

- Я же сказал, что это ближайшее будущее... Юноши вернутся из экспедиции мужчинами. - Он улыбнулся. - Они будут уверены в себе, преодолев немало препятствий. И что же, они будут слушаться женщин, пусть и своих матерей?.. И их будет больше, чем девушек... Наступает другая целесообразность, главной ценностью становится не мужчина-производитель, как было до нашего рождения и позже, а женщина-мать...

- Ты вроде всё сосчитал правильно... - после паузы, задумчиво начала Суперсудьбоносная, находя в его словах здравые мысли. - Но зачем тогда лишать Слова всех женщин? Убеди многодетных матерей оставить за собой только по одному Слову...

- Я знаю, что они не согласятся... Тем более после той работы, что вы с Валисой и Гитой провели...

Суперсудьбоносную задел этот упрёк.

- Я вижу ты уверен в своей непогрешимости... - отпарировала она.

- Уверен? - Дудар задумался. - Пока я отсутствовал, наш мудрый Хранитель сообщил о моём приходе... И вот я пришёл...

Суперсудьбоносная удивлённо посмотрела на него.

- Ты это серьёзно?

- Да... И я осуществлю то, что необходимо для цивилизации и города, - сказал он без сомнения в голосе.

- Вот как?.. То есть, учитывать мнение женщин ты не собираешься...

- Я знаю твоё и их мнение.

- Но Сбор ещё никто не отменял, а без него...

- Сбора больше не будет,- перебил Дудар. - Это пустая трата времени. Нам нечего на нём решать: вопрос об экспедиции уже решён, против неё никто не возражает. Что же касается проектов Гаджа, то мы их осуществим несколько позже и без согласия женщин.

- Ты делаешь большую ошибку. Опасно ломать привычное... Оно должно пластично переходить в новое...

- У нас нет на это времени... Подростки вот-вот станут мужчинами и мы будем заботиться о продолжении и умножении нашей цивилизации также, как в своё время ты заботилась о продолжении цивилизации властительниц... Жаль, что с годами ты забыла, что в своё время тоже принимала решения, которые устраивали не всех...

- Но я убедила и всё происходило по согласию...

- У меня нет возможности тратить на это время и силы.

- Я это вижу. Ты и сейчас куда-то торопишься, так и не сумев убедить меня. - Суперсудьбоносная поднялась. - И я не советую так торопиться, одному не по силам переделать всех без их согласия. А Сбор может и отвергнуть тебя, перестав считать Предводителем ...

И показала, что разговор закончен.

2

Сразу после этой встречи Суперсудьбоносная хотела переговорить с Валисой, предложить ей созвать Сбор и на нём принять на себя ношу лидера. Но, поразмыслив и вспомнив свой совет Дудару не спешить, решила не торопиться и сама: нужно было всё осмыслить, в доводах Дудара было зерно истины. Но ведь и она была права: это нужно решать, добившись согласия всех женщин на принижение их статуса. И в то же время ловила себя на нежелании с этим согласиться, даже несмотря на целесообразность (действительно, ведь юношей значительно больше, чем девушек). И чем больше анализировала разговор, тем меньше верила, что Дудар отступится.

Но ведь можно всё это сделать мягче... И позже... А если нет... В таком случае это напоминает бунты, возникающие от нетерпения некоторых лидеров, как бывало и на её планете и на том же Хрисе, когда вместо того, чтобы договориться, каждый бездумно отстаивает своё... (А было ли на Раджинге?.. Да, конечно, ведь они в своё время разделились на две цивилизации и одна ветвь теперь на Нигее, а остатки другой рассеяны по Космосу... Тоже, наверное, могли бы договориться...)

...На площади она увидела Адара и подростков, стоящих перед ним с оружием, щитами, с серьёзным и даже неприступным выражением лиц. И, глядя на них, вдруг осознала, что ведь, действительно, ещё пару сезонов и они станут мужчинами, полными энергии, жаждущими подвигов и женщин.... В чём-то всё-таки Дудар прав... Но уступать во всём мужчинам...

Она резко повернулась и направилась во дворец к Суте.

У той как раз оказалась Рута, они потягивали веселящий напиток и похоже предавались воспоминаниям. Их уже немолодые лица разрумянились, глаза блестели также как когда-то на глиссере после приказа «Вскроем!». Суперсудьбоносная вдруг остро вспомнила и глиссер, и появление корабля раджинцев, и его захват, который предопределил череду дальнейших, не всегда радующих, событий. Поняла, что и властительницы переживают что-то подобное и не отказалась, отпила веселящего напитка, отчего почувствовала прилив энергии, желание действовать... и тоску. Вспомнилась родная планета, вереница глиссеров, наставницы, бесконечный многозвёздный Космос... Неужели это всё было?

Оглядела некогда её подчинённых, а теперь подруг, и их располневшие фигуры, морщинистые лица прогнали воспоминания, напомнив о том, где они находятся и зачем, собственно, она сейчас сюда и зашла.

- Хорошо, что вы обе здесь, - сказала она. - У меня к вам серьёзный разговор.

- Ой, ну никак мы сегодня не расположены к серьёзным разговорам, - улыбаясь, произнесла Рута.

- Подожди, подруга, если она пришла, значит это важно, - остановила её Сута и повернулась к Суперсудьбоносной. - Говори.

- Ты давно общалась со своим сыном, с Адаром? - спросила та.

- Ты же знаешь, у властительниц не принято общаться с мужчинами. Производитель - отрезанный ломоть. Как только он дожил до половой зрелости, мы перестали разговаривать...

- Да, я знаю...

- Ох, уж эти производители, где они... - вздохнула Рута.

- Он сейчас с подростками на площади... Дети наших детей уже подросли...

- И мы не помолодели, - вставила Рута.

- Подожди, подруга. Я понимаю, что наша Зута пришла не случайно. - произнесла она домашнее имя Суперсудьбоносной и пристально посмотрела на неё.

- Да, ты права, - кивнула та. - Я только что поговорила с Дударом.

- Ты хочешь нам сказать то, что мы не знаем?

- Да, вы не знаете, что он собирается отменить Сбор, если мы не согласимся иметь каждая только по одному Слову. Он видит будущее за главенством мужчин...

- Это что, значит женщины теперь будут производителями? - удивилась Рута. - Всё с ног на голову? - И даже присвистнула, как делала это в молодости, когда переставала контролировать себя.

- Ну, по твоей реакции понятно, что своего Дудара ты совсем не знаешь, - сказала Суперсудьбоносная.

- Он, как и положено мужчине, был предоставлен себе с самого начала...- отрезала Рута. - И, между прочим, это не так и плохо, в нём всё же больше моей крови, чем Князя...

- Я не уверена, - не согласилась Суперсудьбоносная, замечая что лица властительниц уже утратили былую беззаботность. - Да, ваши сыновья сегодня управляют городом. И они задумали то, что я сказала...

- Подожди, - Рута тряхнула головой. - Я начинаю понимать... Мой Дудар не признаёт законов Абудара...

- Ну, мы давно уже не на Абударе и даже не в Космосе,- негромко напомнила Сута.

- Это неважно, - повысила голос Рута.- У нас там был идеальный порядок! Вспомните нашу историю. До чего довели в своё время планету мужчины? И сколько пришлось нашим прапрабабушкам потратить сил, чтобы всё исправить...

И все замолчали, вспоминая вехи истории Абудара, бессилие и беспутство мужчин, правивших так, что цивилизация была на грани выживания. К тому же от безответственных отцов рождались больные и слабые дети. Да, это было жестоко, оскопить самых непригодных для воспроизводства, отобрать самых сильных, а потом улучшать потомство за потомством... Нет, ещё были случаи, когда рождались неполноценные и девочки и мальчики, но для них построили отдельный город, и о них мало кто знал...

Действительно, подумала Суперсудьбоносная, ведь было... И поймала себя на мысли, что подобное может повториться и на этой планете...

- Дудар не отступится, - сказала она.

- Скажи, Суперсудьбоносная, ты уже не ожидаешь глиссера?- вдруг спросила Сута.

Суперсудьбоносная ответила не сразу. Она не знала, что ответить. Ждала ли? Допустим, прилетят властительницы, а не стражи, увидят их, а ещё раджинцев и хрисов, планету... Да, её планету, но кто об этом знает?.. И все находящиеся на ней могут оказаться врагами для прилетевших... А Судьбоносная на этом глиссере станет владелицей этой планеты...

- Можешь не говорить,- прервала паузу Рута. - Я поняла, чего ты опасаешься. В этом есть резон: властительницы пощады не знают... Но я не хочу уступать производителю, пусть даже это мой сын от раджинца и он самый умный...

- Я тоже считаю, что уступать мы не должны, - согласилась Сута.- Пусть слово властительницы и мужчины и уравняются, но Слово матерей должно быть более веским, чем слово производителя. А ты говорила уже с раджинцами? - спросила она Суперсудьбоносную.

- Нет... Но я поняла, что Дудар разговаривал с Князем и тот его поддержал... Он считает, что это соответствует их Директиве Освоения.

- Я другого от его отца и не ожидала, - сказала Рута. - Всё-таки, он больше похож на него, чем на меня...

- Но и от тебя, от властительниц, он тоже кое-что взял...- возразила Суперсудьбоносная.

- Что же?

- Упрямство... Он не отступится...

- И нам нельзя, - сказала Сута. - Вот что, давайте поговорим с раджинцами.

- Они поступят как скажет Князь.

- Нет, -покачала головой Сута. - Монжа ни за что не уступит своей привилегии...

- Действительно, надо поговорить. - поддержала её Рута. - Если они согласятся с нами, хрисы не осмелятся идти против нас...

- И ещё Всезнающая, - напомнила Сута...

- Да, я ещё не говорила с ней...

- Так не будем откладывать, нанесём визит в гнездо бездомных подруг, с которыми нас так неожиданно свёл Космос, - поднялась Рута...

3

Сута оказалась права. Монжа категорически отвергла посягательства на её право иметь несколько Слов и пообещала наставить на путь истинный Князя, потому что Освоение невозможно без крепких отношений в семье и, хотя на Раджинге мужчины и женщины имели равные права, но и там Слово матери всегда перевешивало. Она же пообещала соответствующим образом настроить Тонжу и Аджу.

Валиса в свою очередь заручилась поддержкой представительниц Хриса.

Что же касается мужчин, то занятые своими делами, Красис с Рантисом в лаборатории, Зантис в трапезной, они не вникая, пообещали поддержать женщин.

Не сразу поняли чего от них хотят, Эли и Вал, да засомневалась в необходимости противостоять реформам Дудара Всезнающая, но и им не понравилось, что женщины теперь будут отстранены от принятия решений.

Таким образом, противостоящие замыслу Дудара силы были собраны и через пару дней все женщины выстроились, как прежде подростки, на площади, вооружившись, соответственно тем оружием, которым более-менее владели: Монжа с длинным шестом в руках, Тонжа и Аджа с луками, Сута и Рута, как и подобает властительницам, с арбалетами, щитами, ножами. С этим же набором охотника стояли на площади Валиса и Гита. Остальные в демонстрации участия не принимали, но находились здесь же, обмениваясь мнениями и наблюдая за вскоре появившимися Дударом, Адаром, Гаджем и подтянувшимися следом подростками и мужчинами.

Продемонстрировав своё умение в стрельбе из лука и арбалета, владении щитом, разгоряченные участницы действа выслушали похвалу наблюдавших и Суперсудьбоносной и объявили во всеуслышание, что считают это Сбором, который явным большинством их Слов (с учётом Слов матерей) определил с этого дня Главным Распорядителем в городе Валису. И теперь по всем вопросам следует обращаться к ней, и так будет, пока Дудар не откажется от своего неразумного решения отстранить женщин от всех дел и забрать у них право принимать решение.

Дудар хотел было разъяснить собравшимся необходимость перемен, но передумал и, круто развернувшись, в сопровождении своих верных помощников пошёл в сторону дворца. А на следующий день в городе населения поубавилось...

Исчезновение юношей во главе с Дударом, Адаром и Гаджем в день, когда Суперсудьбоносная хотела обсудить с ним сезонную заготовку пропитания, вызвало смятение среди женщин; никто не знал, куда те ушли, и только Зантис мог сказать, что они забрали практически всё, что было запасено и теперь придётся позаботиться женщинам, чтобы не остаться в сезон дождей без еды.

Сначала Суперсудьбоносная хотела было организовать погоню, следы десятка мужчин оставили заметную тропу и вели к перевалу в сторону плато Первых. Она подумала, что Дудар, поддавшись обиде, решил раньше времени начать большой поход, но затем пришла к выводу, что без стигса или хотя бы метателя, он бы на это не отважился. А когда Рантис сказал, что Гадж забрал самый большой золотой лист, приготовленный для записи Знания, а Кариса подтвердила, что исчезли и все инструменты для обработки металла, она поняла, что направились они к останкам глиссера властительниц. И усмехнулась; ну что ж, пусть удовлетворится возомнивший себя великим предводителем  Дудар хотя бы этим. Успокоится, переболеет... А они подождут... Хотя до сезона дождей осталось не так много времени...Если что-то с ними случится, или задержатся...

Она собрала свой малый совет: Валису, Карису, Аджу- младшую. Хотела было пригласить и оставшихся в городе мужчин, но, поразмыслив, передумала. Какой прок от того же Князя или Красиса, Будара?.. Плодов старшие женщины и без них соберут, а на охоте гораздо быстрее будут молодые женщины. Князь не умел, а Красис уже и забыл как охотиться... Пусть они с Рантисом лучше займутся заготовкой рыбжи.

Валиса её поддержала. У Аджи- младшей даже глаза загорелись, она давно уже не охотилась. А на Карису решили оставить самых маленьких детей: её с радостью заменила Гита.

На следующий день, предупредив, что вернутся через пару дней, охотницы переправились через водоём в надежде, что ранее обильные охотничьи угодья не совсем оскудели. Суперсудьбоносная, возглавившая этот маленький отряд и вооружённая на всякий случай метателем, сначала ни в чём не уступавшая более молодым спутницам, скоро стала отставать. Наконец сдалась и, понимая, что быстрого результата не получится - уже день клонился к закату, а ничего не встретилось, - предложила на небольшой полянке разбить лагерь, где она и будет ждать охотниц.

Так и решили.

Охотницы с радостью сбросили свою поклажу с запасами еды и стремительно исчезли в зарослях. Суперсудьбоносная стала готовить ветки для костра: договорились, что она его разожжёт, если они не вернутся до темноты.

Пока их не было, она устроила и удобные ложа из опавших листьев. И, не ожидая темноты, разожгла костёр и сидя подле него, мысленно вернулась в прошлое. Вспомнила, как первый раз преодолели этот водоём. Тогда, правда, он был меньше, и то место, где приткнули плот, теперь глубоко под водой. Там же под водой и та давняя, безумная их с Красисом, ночь. Это уже не повторить... Тогда её нынешние спутницы были девочками, теперь взрослые женщины. Такие как тогда была она, Всезнающая, тоже опьянённая той ночью...

Время, действительно, самая непреодолимая сила, но понимать это начинаешь только с годами...

Она вдруг ярко вспомнила свои юные годы, когда, пройдя жёсткий отбор, полная надежд и нерастраченной энергии, начала обучение в специальной школе «космических фурий». Это было неофициальное название их будущей профессии, но она помнила, как они все, тогда отобранные из множества ровесниц, гордились тем, что овладевают умением вскрывать чужие корабли в Космосе. А ещё их наставницы, постаревшие в погоне за удачей «фурии», но так и не завладевшие своими планетами, оставшиеся почётными Судьбоносными, без устали напоминали, что каждую из них ждёт восхождение по лестнице почёта, известности и богатства. Как она тогда верила, что обязательно найдёт свою планету и будет в числе тех, кого она видела всего лишь раз на проверочной беседе и кто был выше всех остальных на планете.

И как же она тогда презирала ничтожных исполнителей и производителей, на соитие с которыми их периодически водили, чтобы гармонизировать физиологические процессы. Кому-то это даже нравилось, но ей были неприятны самцы, касающиеся её тела. Поэтому потом, прежде на низшей должности гасительницы, а затем и став Судьбоносной, она избегала общаться с мужчинами, обеспечивающими функционирование глиссера. К хрисам, ставшим союзниками и появившимся на глиссере значительно позже, она отнеслась с меньшей неприязнью, но всё равно видела в них только необходимый элемент глиссера. Уже на этой планете, узнав ближе Красиса, она вдруг вспомнила, что, действительно, он был когда-то в её команде... А может быть, в этом он просто убедил её, когда говорил о непреодолимом влечение к ней с той далёкой мимолетной встречи, когда он совсем юным попал в состав её самой первой команды... В ту ночь на берегу этого водоёма и ещё какое-то время она тоже ощущала это влечение, эту необходимость видеть его, ласкать, принимать в себя... Вспоминая же производителей Абудара, она испытывала омерзение: там было всё иначе, без слов и нежности... И раджинцы были чем-то похожи на них...

Нет, нельзя, чтобы их дети и внуки превратились в производителей...

Темнота уже сузила светлый круг, она подбросила веток, начиная переживать за охотниц, и тут услышала их голоса. Они подошли к костру, сбросили возле него трёх зверьков, довольные собой сели рядом, принялись за еду.

Суперсудьбоносная спрашивать не торопилась.

Наконец, Валиса насытилась, прилегла на ложе.

- Нам пришлось изрядно полазить по этим зарослям, - сказала она. - И мы увидели их, когда уже смеркалось...

- А потом в темноте их стало так много, - с восторгом продолжила Гита. - Со всех сторон глаза блестели...

- Ну, не со всех, - уточнила Аджа-младшая, - но, действительно, ещё нескольких мы приметили... Похоже, что они днём просто хорошо прячутся, а в темноте гуляют...

- Паркис или Рантис, я уже не помню кто, ставил на них какие-то ловушки из лиан, - неуверенно произнесла Суперсудьбоносная. - И они в них попадались.

- Что-то и я припоминаю, - произнесла Валиса. - Надо спросить у отца.

- А можно и в темноте охотиться. Нужно только пускать стрелу ниже глаз, - поделилась Гита.- Я хотела так сделать, но не успела.

- Но лучше начать охотиться перед самым рассветом, когда только начнёт светлеть,- сказала Аджа-младшая.

- Так завтра и поступим, - решила Валиса, вдруг вспомнившая, что теперь она управляет городом и устраиваясь поудобнее на ложе.

- Я с вами завтра тоже пойду, - сказала Суперсудьбоносная.

...Всё-таки дойти до мест, где по их мнению должны были прятаться зверьки до рассвета они не успели: относили уже добытых на плот, мало ли кому приглянется чужая добыча. Но, тем не менее, пустой охота не была. Первой заметила, как она сказала, по блеску глаз, затаившегося в накрытой тенью густой растительности зверька, Гита. А следом пригляделись и поразили ещё двух Аджа-младшая и Валиса. Решили, что этого пока достаточно, но на обратном пути опять повезло Гите, добавилась ноша и для Суперсудьбоносной.

Сложив всё на плоту, отправились в обратный путь. К вечеру уже были в городе, передали зверьков для разделки женщинам, решив на следующий день вновь отправиться на охоту.

Суперсудьбоносная втайне надеялась, что вот-вот вернутся ушедшие юноши и подростки, они и заменят охотниц, но наутро тех ещё не было. Хорошо, что она успела узнать у Рантиса и даже сделать из лиан две ловушки, а тот научил закреплять их на тропах под деревьями. Получалась своеобразная петля, которая, если зверёк пытался её проскочить, затягивалась на его теле. Взяли с собой и несколько распущенных для изготовления петель лиан, на той стороне водоёма их не было.

Остановились на той же полянке, где и в прошлый раз. Днём добыли пару зверьков. Теперь те словно что-то поняли, стали осторожнее и уже не подпускали так близко. А ближе к вечеру расставили в тех местах, где глазастая Гита видела или слышала их, шесть петель. Наутро во всех оказались зверьки, которые ещё были живы и при виде охотниц двое из них разорвали лианы, но каждая из них успела выстрелить и те не ушли.

Возвращение в город было триумфальным. Даже Зантис отметил, что таким малочисленным составом и в столь короткий период никто прежде столько не добывал. И всё-таки этого было ещё недостаточно, чтобы без опаски пережить сезон дождей. А Дудара с его командой не было. И уже над вершинами гор собирались облака, предвестники дождей.

Суперсудьбоносная была в раздумье: с одной стороны, нужно было пока есть время добыть зверьков, тем более, что рыбжа куда-то исчезла и её было запасено не так много как всегда. Правда, плодов женщины с детьми на этот раз собрали больше, чем обычно. С другой, надо было идти искать бунтовщиков, теперь она так их называла. Её тревогу разделял и Красис. Он собирался идти на поиски с Саджем и Раджем. Наконец, она пришла к выводу, что добивать самолюбие Дудара, если на поиски пойдут женщины, не стоит и они договорились, что Красис с раджинцами пойдёт по следам к перевалу, а она вновь переправится с охотницами и, может быть, успеет добыть хоть парочку за этот, явно последний перед дождями день.

Но их планам не суждено было сбыться. Ночью начался дождь, который скоро пошёл стеной...

4

- Ну, что вы на это скажете?- с трудом сдерживаясь, чтобы не кричать, спросил Дудар.- Не мы, они начали... Устроили демонстрацию...- И не дождавшись реакции, продолжил. - Ну что же, пусть немного порадуются...

И многозначительно замолчал, давая возможность своим помощникам высказаться. Но Адар и Гадж не знали, что сказать. Адар смутно чувствовал, что произошло нечто необратимое, круто меняющее всю предыдущую жизнь в городе, а Гадж продолжал обижаться на Карису, которая последние дни совсем не обращала на него внимания и всячески уклонялась от его ласк и близости.

- Вот как мы поступим, - медленно начал Дудар, глядя на Гаджа. - У нас есть ещё время до сезона дождей и мы пойдём на плато Первых... Ты не передумал поставить монумент?..

- Монумент? - растерянно переспросил тот. - Но ведь...

- Мы его поставим, - не дал закончить Дудар. - Адар, срочно собери всех наших юных воинов, пусть готовятся к немедленному выступлению. Берём с собой оружие и запасы на... - он повернулся к Гаджу, - как долго ты будешь его делать?

- Я... Я не знаю... Две фигуры, мужская и женская...Нужен соответствующий материал....

- Мы сделаем проще, - возбуждённо произнёс Дудар. - На золотом листе ты изобразишь три фигуры: Князя Блуждающего, то есть Хранителя Молчащего, Супервластительницу и Красиса... Двое мужчин и между ними одна женщина. И эту пластину мы укрепим на месте гибели глиссера властительниц...

- Но это не то, что я хотел...

- Потом ты сделаешь настоящий монумент Первым, - сказал Дудар. - Нам сейчас главное показать, кто они... Это не противоречит истине и отражает главенствующую роль мужчин, ведь их двое... - Он победно улыбнулся...

- На пластине несложно, тогда мы может управиться быстро, - с облегчением произнёс Гадж.

- И этот поход будет тренировкой перед нашей большой экспедицией.

- Сейчас период заготовки припасов, - негромко напомнил Адар.

- Мы быстро вернёмся, - сказал Дудар.- И чем быстрее выйдем, тем лучше. Иди, собирай всех...

...Сборы заняли мало времени, а нерастраченных сил было так много, что уже к вечеру они были на перевале, где переночевали, а с первыми лучами светила уже шли в сторону плато и к вечеру были на месте.

За время пока Дудар и никто из города здесь не появлялся, окрестности изменились так, что их трудно было узнать. Совсем исчезла в зарослях дорога Первых: как не старался он угадать, где она проходила, чтобы продемонстрировать это возбуждённым юношам, так и не смог. Покрылась растительностью, правда не такой густой и высокой как просека, дорога, и некогда почти безлесая долина, уходящая к холмам перед океаном: где-то за ними властительницы строили свой первый город. А вот место, где была деревня хрисов, он даже не мог указать, только направление к отрогам, возле которых она вроде и находилась. Как и то, где были пещеры раджинцев: теперь в той стороне виднелась широкая водная гладь разлившейся реки, оба берега которой были покрыты высокими густыми зарослями, лишь кое-где немного отступавшими от воды.

Само плато тоже покрылось невысокими деревьями, правда, редкими, и только на подходах к месту, где ещё можно было разглядеть останки глиссера, вросшие в чёрную поверхность застывшей лавы.

За эти два дня им не встретилось ни зверьков, ни гигантов, хотя какая-то мелкая живность явно таилась в растительности, подавая временами сигналы тревоги.

К месту дошли уже в темноте и даже костёр разводить не стали, перекусили запасами и устроились под разросшимися деревьями на склоне.

...Среди ночи их разбудил трубный звук, доносящийся откуда-то со стороны долины, по которой бежала река. Прислушиваясь к нему, сменившемуся затем неприятными пронзительными криками и, наконец, явно предсмертным хрипом, Дудар винил себя за беспечность и велел также проснувшимся и явно напуганным юношам, подняться на плато и развести большой костёр, надеясь что огонь отпугнёт невидимых монстров. Так и просидели возле огня, сжимая в руках арбалеты и напряжённо вглядываясь в темноту. И только когда стало совсем светло, разглядели за широким разливом на противоположном берегу близко подходившей в этом месте к плато реки, лежащего на богу длинношеего гиганта, возле которого лениво перемещались не столь большие твари, рвущие тело гиганта на части.

Дудар хотел бы пояснить, что пугаться им не стоит, насколько он помнил, гиганты не переходят реку, но тут услышал голос Адара:

- А это что ещё такое?

И, проследив за его рукой, увидел поднимающихся над далёкими холмами летающих тварей...

- Быстро под кроны! - приказал он.

И, вскинув арбалет в направлении уже летящих в их сторону пару тварей, последним отступил под деревья.

- Никому не шевелиться! - успел предупредить до того, как над ними раздался громкий шелест перепончатых крыльев и две огромные тени заскользили по склону.

Твари их не заметили: не обращая внимания на угрожающие скрежещущие звуки, издаваемые острозубыми пастями монстров, они, призывно крича, сделали круг над падшим гигантом. И скоро над притаившимися путниками пролетели с десяток летающих тварей.

Теперь над лежащей жертвой ночной схватки стоял невообразимый, рождающий животный страх, звук. Завалившие гиганта пластинчатые монстры не собирались отдавать добычу, но понимали, что не смогут защитить её всю и сгруппировались вокруг задней части гиганта, а летающие хищники безбоязненно вырывали куски из передней части и шеи, с добычей летели обратно через плато и вновь возвращались.

Уже пришедшие в себя и даже устроившиеся поудобнее, но не выходя из-под крон, путники с любопытством наблюдали за этой картиной. Пару раз Васис вскидывал арбалет, направляя его на пролетающих над ними тварей, но Дудар его останавливал.

Закончилась трапеза монстров к вечеру, когда от длинношеего гиганта остался один скелет, белеющий на уровне верхушек деревьев. Следом за летающими хищниками покинули берег и насытившиеся удачливые пластинчатые охотники.

Весь этот день путники просидели под деревьями, забыв даже о еде и не решались выйти на плато, хотя ещё вчера так беззаботно расхаживали по нему.

- А я считал, что старшие всё придумали про гигантов, - выразил мнение сверстников Элдар.

- Как видишь, мы ничего не выдумали, - констатировал Дудар, объединяя себя со старшими. - И я вас предупреждал, что в экспедиции нас ждут многие опасности. Вот вам первый урок...

- Неужели наше оружие может поразить этих гигантов?- спросил Гантис.

- Бабушка Гиты в своё время поразила летающего хищника из менее сильного оружия, - сказал Дудар. - Но она попала ему в глаз... Среди вас нет таких метких стрелков, поэтому нам не стоит вступать с ними в схватку.

- А ещё можно их ослепить щитами, - сказал Аджис.

- Да, так делал твой отец, - подтвердил Дудар. - Но это опасно, хищник может успеть схватить тебя до этого...

- А этого гиганта, его ничем не поразишь... - произнёс Гантис. - И как эти маленькие смогли...

- Длинношеий может только раздавить, а если прятаться под ним, не заметит, - ответил за Дудара Элаф.- Я бы мог это сделать... И снизу бы пускал стрелы...

- От них не было бы никакого толку, - заметил Адам. - Мы же видели с каким трудом летающие хищники вырывали куски, значит шкура прочная...

- А эти, зубастые, поблёскивали, - заметил Абудар. - Совсем как наши щиты.

- У них прочные защитные пластины и такие зубы, что прокусывают шкуру гигантов, - пояснил Дудар.

- Я догадался, - вдруг заторопился поделиться Адам. - Они перекусывают ему ноги, а когда тот падает, шею...

И вопросительно посмотрел на Дудара.

- Наверное, ты прав. - согласился тот. Повернулся к Гаджу. - Сколько времени тебе потребуется, чтобы изобразить на пластине тех, о ком мы говорили?

- Я не знаю,- неуверено начал тот.

- Постарайся за день... - И, предваряя возражения, Дудар пояснил. - Необязательно, чтобы они были похожи, лучше даже если это будут просто фигурки мужчин и женщины...

- Это проще, - обрадовался Гадж. - Но ещё необходим постамент, на котором она будет закреплена.

- Никаких постаментов. Мы закрепим её рядом со следами глиссера прямо на скале, так чтобы она была видна сверху...- И добавил, видя растерянные лица и своих помощников и юношей: - Позже мы поставим настоящий памятник и выбьем на нём имена погибших, а пока просто отметим это место...

- Ты надеешься...

- Нет, - перебил Гаджа Дудар. - Я хочу, чтобы монстры и хищники знали, кто хозяин на этой планете...

- Надо закрепить её под углом, - вдруг вмешался Элдар, - так, чтобы она была видна с нашего перевала...

Все с недоумением посмотрели на него. Дудар пытался вспомнить, видно ли это место с верхней точки перевала, но не вспомнил...

- Так, чтобы лучи светила в какое-то время отражались в том направлении, - торопливо пояснил Элдар.

- Интересная идея, - поддержал Гадж. - Отражённый луч...

- Мне нравится, - согласился Дудар. - Но сможем ли мы так её закрепить, чтобы луч попал именно на перевал?..

- Я могу направить пластину, - сказал Гантис. - От глиссера перевал хорошо виден.

- Ты видишь перевал? - в голос удивились Адар и Дудар.

- Да,- растерянно произнёс тот. - А разве вы не видите?

- Я вижу хребет, но сам перевал нет, - отозвался Васис и его поддержали остальные.

Дудар с интересом посмотрел на Гантиса; вот, оказывается, каким качеством обладает друг его сына, а он этого не знал. Вот поэтому он метко стреляет. Может и в глаз летающего хищника попадёт. Обвёл взглядом остальных юношей-подростков, подумал, что надо будет приглядеться к каждому, вдруг и у них откроются свои таланты...

...За день Гадж выбил на пластине три профиля, в которых без труда узнавались Князь Блуждающий, Суперсудьбоносная и Красис. Дудар подумал, что надо бы подчеркнуть половое различие, но в таком случае нужно изображать фигуры полностью, и решил, что это обязательно будет отражено в будущем монументе.

Ещё один день понадобился Гантису для того, чтобы выбрать время, когда можно будет направить луч в сторону перевала и увидеть там отражение. Это получилось во второй половине дня. Светлое пятно от луча видел только он, но никто не стал возражать и пластину закрепили в том положении, которое он указал, обложив массивными обломками скалы, которые пришлось носить от самого подножия плато.

К этому времени уже почти кончились припасы, они не рассчитывали, что этот поход займёт так много времени, а на горизонте появились облака, предвестники приближающегося сезона дождей. Задерживаться больше было нельзя, им ещё предстояло позаботиться о пропитании на этот период для города, и Дудар отдавал себе отчёт, что сейчас десять пар рук больше всего нужны именно там. Теперь он уже сожалел, что поддался эмоциям, и вместо того, чтобы подготовиться к обследованию планеты, обеспечить город и будущую экспедицию пропитанием, привёл всех сюда.

Спал он в эту ночь мало, а под утро подменил дежурившего у костра Элафа и рассвет встретил на краю плато, глядя в долину, где когда-то располагалась деревня хрисов. Он вспомнил, что Красис говорил, что в её окрестностях было много зверьков, пригодных в пищу.

Утром он оглядел свой отряд, подумал, что это будет неплохой проверкой для него, да и вернуться в город с хорошей добычей, победителем, было просто необходимо. Этим можно будет оправдать их отсутствие. До этого он поделился желанием поохотиться в новых местах с Адаром и Гаджем. Первый его поддержал с восторгом и взялся сам руководить охотничьей цепью. Гадж выразил надежду, что изменение маршрута и лишние пару дней не принесут неприятных неожиданностей.

Скоро они свернули со своей тропы и начали спускаться в долину, ведущую, как помнил Дудар из рассказов Красиса, к уютному месту среди отрогов, где некогда стояла деревенька хрисов. Он вспомнил и о летающих хищниках, наведывающихся туда, поэтому предупредил всех, чтобы были внимательны и наблюдали за небом, напомнил, что в случае нападения лучше всё же прикрыться щитом, а если уж стрелять из арбалета, то так, как погибшая бабушка Гиты.

Он помнил, что эта долина была прежде покрыта мелкими водоёмами и, действительно, так и оказалось. Но живности пока не попадалось.

К концу дня, так ничего и не встретив, они дошли до более густой растительности, с отдельными островками высоких деревьев. И здесь возле одного из них увидели первого зверька, которого поразил Васис.

Этот зверёк и стал их ужином.

На следующее утро пошли дальше цепочкой и это дало свои результаты, каждый из охотников добыл одного, а Гантис с Элдаром четырёх зверьков. Они уже могли возвращаться в город победителями, но ночью, сложенные в кучу зверьки, исчезли. Возившийся дольше всех вечером у костра Абудар, он обжаривал зверька про запас, сказал, что слышал какой-то шорох в стороне, где они лежали, но не придал этому значения.

На этот раз отличился Аджис: по тому как была наклонена растительность, определил в каком направлении исчез неведомый похититель и возбуждённые охотники поспешили по этому следу Скоро они вышли к заросшему водоёму, именно туда уходил след. Глядя на него и на большие пузыри, периодически поднимающие в центре водоёма, Дудар вспомнил рассказы хрисов о ползучих монстрах, с которыми те сталкивались, и решил быстрее увести всех от этого опасного водоёма, понимая, что зверьков им не вернуть. Небо уже почти закрыли отливающие синевой тучи, дождь мог застать их в этой долине и тогда всё могло случиться...

Теперь он подгонял отстающих, покрикивал на отвлекающихся, не обращал внимание на ворчание так и не утоливших охотничий азарт юношей. Правда, по пути к перевалу им удалось добыть ещё трёх зверьков и только обещание Дудара в будущем обязательно поохотиться в этих местах, предотвратило назревавший бунт.

Первый дождь застал их на перевале и они так и не смогли удостовериться, доходит ли сюда луч, отражённый оставленной на плато Первых пластиной с изображением основателей их цивилизации. Но дальше уже были места знакомые, тропа набитая и дождь не должен был помешать им вернуться в город до настоящего долгого ненастья.

5

Под утро в город вернулись потерянные бунтовщики. Вернулись тихо, с тушками нескольких зверьков, которых унесли с собой в пещеру... Стало понятно, что за это время Дудар так и не справился со своей обидой и, похоже, не отказался от идеи сломать сложившийся и привычный уклад жизни, возвысив мужчин над женщинами. Впервые за все эти годы город в сезон дождей жил разобщённо. Обычно в этот период все собирались вместе или за неторопливой трапезой, или в общем дворце, обсуждая текущие дела, намечая планы, знакомясь с предложениями по улучшению быта, которые предлагали или Садж с Раджем, или Красис с Рантисом, передавали Знание подрастающим детям. Теперь же все предпочитали сидеть по своим комнатам, а если и встречаться, то по необходимости.

Дудар со своими сторонниками из пещеры не выходил совсем.

Этой перемены не замечали только раджинцы, они, как и прежде, предпочитали больше времени проводить в своём дворце.

Зантис отметив малолюдье за общей трапезой, втайне порадовался этому: отсутствие десятка не жалующихся на аппетит мужчин гарантировало, что теперь еды хватит до конца сезона ненастья. Но он понимал, что на тех нескольких зверьках и плодах, да на нескольких емкостях веселящего напитка, которые они забрали с собой в пещеру, они долго не протянут. А значит, придётся всё-таки экономить. Поэтому он перестал быть щедрым, как прежде, старался готовить так, чтобы не оставалось ничего лишнего и надеялся на высаженные за дворцом съедобные клубни, которые он как раз перед дождями заготовил и сложил в своих кладовых.

Суперсудьбоносной это добровольное затворничество детей не нравилось. Она уже достаточно хорошо изучила Дудара и знала, что если он вот так замыкался на своей идее, не принимая никаких возражений, если в короткий срок не менял своего ошибочного решения, то теперь будет стоять на своём до конца. А то что с ним остались и подростки, которые несомненно попали под его влияние, делало ситуацию чреватой большими неприятностями.

Она обсудила это с Валисой и Карисой и предложила им наведаться в пещеру, поговорить: Валисе с Дударом (всё-таки столько лет понимали друг друга), а Карисе с Гаджем (он ведь её обожает). Валиса сказала, что после всего произошедшего никакого разговора не получится. К тому же она теперь управляет городом и её визит будет расценён как уступка.

Подумав, Суперсудьбоносная с этим доводом согласилась.

Кариса, выбрав период не столь интенсивного дождя, к пещере сходила, но вернулась ни с чем. Гадж тут же вывел её к входу и признался, что хотя и очень скучает, данную Дудару клятву нарушать не будет. Что это за клятва, он не сказал. Но Суперсудьбоносная и так догадалась, что Дудар скорее всего скрепил всех, находящихся в пещере, обязательством вечной верности ему. Именно такую клятву давал экипаж глиссера своей Судьбоносной.

На расспросы её и Валисы как они там устроились, не голодают ли, Кариса сказала, что в пещере сухо и тепло, горит костёр, Гадж же ей признался, что пища у них ещё есть, но вряд ли хватит до конца сезона дождей.

- Я думаю, тогда они и выйдут, - закончила она.

Суперсудьбоносная покачала головой.

- Они не будут просить. Дудар что-нибудь придумает...

- Да, он придумает, - согласилась с ней Валиса. - Но мы не можем уступить.

- Нам нужно найти решение, - задумчиво произнесла Суперсудьбоносная. - Дудар для подростков - несомненный лидер. И юношей у нас, действительно, больше... Но я боюсь, что они со временем превратятся в бессильных и безвольных производителей...

- У нас будет перевес в один голос даже если мы согласимся отказаться от привилегии многодетных матерей... - неуверенно напомнила Кариса.

- Но девочек у нас подрастает тоже немало... - сказала Валиса.

- Дудар всё равно не успокоится, он одержим своим лидерством. - Напомнила Суперсудьбоносная.

- Да, я знаю это, - согласилась Валиса. - Поэтому у нас будут трудные времена: либо мы, либо они...

- Ну, я бы так не противопоставляла, - возразила Суперсудьбоносная и взглянула на Карису. - Не думаю, что Гадж откажется от Карисы... У женщин, - и уточнила, - у молодых женщин всегда есть преимущество... У меня не такой большой опыт, я не наблюдала за мужчинами никогда прежде. Но за годы, проведённые здесь, поняла, что мужчины - это тоже наши дети... - И неожиданно призналась. - Я долго считала, что производителей выращивают отдельно в каких-то местах или на других планетах...- И улыбнулась над собой той, давней, уже знающая и родившая не только Зуту, но и Абудара. - Я поговорю с Монжей, может, действительно, нам стоит уступить в этом, но не больше...

И Валиса с Карисой не стали возражать.

Больше попыток переговоров с Дударом они не делали. А разговор с Монжей ни к чему не привёл, та держалась за свои привилегии. Суперсудьбоносная решила поговорить с Князем, чтобы он убедил ту, но отложила этот разговор на конец сезона ненастья.

Обсудила с Зантисом, хватит ли им припасов, похвалив, что тот правильно делает, экономя. Но всё-таки попросила отнести в пещеру немного рыбжи и плодов.

- У меня есть ещё клубни, - сказал он. - Я уже умею кое-что из них готовить. Они, может быть, и не прибавляют сил, но утоляют голод. Я отнесу немного им.

- Хорошо. Только не говори, что я тебя просила об этом.

- Всё-таки кому-то из вас придётся уступить, - неожиданно изрёк Зантис. - И в чём-то Дудар прав...

- Значит, ты на его стороне?

- Но ведь, действительно, юношей больше... Это мы в своё время были нарасхват, - вспомнил он и довольно улыбнулся.

- Да, вам, действительно, повезло...

Этот разговор с Зантисом, которого она считала своим сторонником, её расстроил. Она понимала, что лучше бы уступить, и если Монжа не хочет, остальным женщинам отказаться от своих прав, пусть главенствуют исключительно многодетные матери, но не верила, что Дудар на этом остановится. И пока большинство против столь кардинальных перемен, нужно находить иное решение...

А какое?..

Она вспомнила слова Дудара: «Я пришёл!» В них она почувствовала присущую некогда и ей несгибаемую решимость довести начатое до конца. Таким тоном она обычно отдавала приказ, нападая на корабль противника: «Вскроем!»... И хорошо знала, что за этим следует...

...Так не придя ни к какому решению, и, казалось, не ощутив отсутствия, а на самом деле постоянно помня о своих мужчинах и сыновьях, прожили до конца сезона дождей. Еды при жёсткой экономии в последние дни с трудом, но хватило. Не голодали и бунтовщики, им очень кстати пришлись клубни Зантиса, которые в какой-то мере спасли от голодных дней и всех остальных.

Как только закончился дождь, Красис с Рантисом начали ловить рыбжу возле самой городской стены, куда поднялась вода. В это время та обычно устремлялась к берегу и на этот раз ничего не изменилось и скоро все забыли о недавних голодных днях.

Когда наловили рыбжи бунтовщики, никто не видел, но в город они не пришли, а сходившая в пещеру Кариса там никого не нашла.

Суперсудьбоносная, поднявшаяся в пещеру сама, пришла к выводу, что её обитатели уходили не торопясь, хорошо подготовившись. В какую сторону они направились загадкой не стало: отчётливая тропа на пропитанной водой поверхности уходила к перевалу. Очевидно они решили доделать монумент Первым, решила Суперсудьбоносная и остальные с ней согласились.

В какой-то мере отсрочка неизбежного столкновения устроила и её, и Валису, ощутившую себя полноправной хозяйкой города и развернувшую бурную деятельность по его уборке, заботам о пропитании и подрастающих детях...

Веру в неизменность привычной жизни принёс появившийся в городе, невесть где переждавший этот период (все предположили, что в пещере с бунтовщиками), Крас. Он улыбаясь, разгуливал по городу, играл с детьми, ходил за занятыми своими делами взрослыми и охотно принимал от Зантиса еду.

Но, всё-таки, неосознанная тревога от того, что неизбежно произойдёт в будущем, нет-нет да и возвращалась к матерям сыновей, которые ушли невесть куда...

/Бунт

1

Многодневное сидение в пещере Дудар использовал очень эффективно. Первым делом он рассеял сомнения всех без исключения в своей правоте, обрисовав, какое будущее их ждёт, если оставить отношения между мужчинами и женщинами так, как они сложились. Из мозаичных воспоминаний властительниц и Будара о порядках на их планете, он сложил свою картину, в которой и исполнители и производители были самыми униженными слоями абударцев, а диктат женщин соответствовал террору. Высказал предположение, что Суперсудьбоносная тоскует именно по такому устройству их цивилизации, и только раджинцы и хрисы не позволили ей в своё время реализовать задуманное. Хотя у тех же раджинцев, при неукоснительном подчинении Князю, женщины стоят на одном уровне с мужчинами. И это тоже неправильно, потому что некогда активные Радж и Садж теперь практически не интересуются жизнью в городе. Ну, а хрисы всегда были готовы возложить все заботы, всю ответственность на своих женщин...

Из его рассказов напрашивался вывод: если не изменить ситуацию, то им, только вступающим во взрослую жизнь, придётся несладко.

Совсем иначе выглядела картина будущего в случае подчинения женщин мужчинам. Пусть заботы о детях и даже о городе останутся у них, он нисколько не возражает, чтобы управляла городом Валиса, есть немало других более важных дел, то же большое путешествие по планете, но его Слово и Слово всех мужчин, включая сейчас внимательно слушающих его, должно быть главным.

Будущее в этом случае выглядело очень заманчивым: мужские дела - это узнавание планеты, освоение новых мест, может быть, встреча с разумными обитателями этой планеты и выстраивание отношений с ними и регулирование отношений с женщинами, чтобы не возникали ненужные конфликты.

На этой теме Дудар остановился, напомнив о родственных связях, которые являются объективным препятствием для воспроизводства потомства, а также о том, что в их поколении это является серьёзной проблемой: во-первых, девушек всего трое, а их семеро; во-вторых, между многими есть родственные связи. Так что кому-то придётся искать себе пару из тех, кто ещё только подрастает...

Васис спросил, почему он ничего не рассказал об отражении нашествия пришельцев. И этот вопрос стал предметом долгого обсуждения. Дудар предположил, что возможно также появление глиссера с властительницами. И признался, что этого он опасается более всего и, собственно, для этого и готовил их как воинов. Потому что властительницы обязательно установят здесь свой порядок. Что же касается прилёта стражей, то он считает это мифом, может быть, такие и были, но, скорее всего, они не представляют особой опасности, если с ними так легко справились их родители. Другое дело - пришельцы из Окна. В их визите он нисколько не сомневался, именно в отражении этого вторжения и погиб его брат Силадж, а также изобретатель многих полезных вещей Паркис и двое похожих. Но он считал, что если и повторится нашествие, то стена, возведённая под его руководством, позволит отразить его. И, тем не менее, нужно вернуться к разработке эффективного оружия. Это его предложение в своё время именно женщины не поддержали. А к этому нужно обязательно вернуться и он выразил надежду, что кто-либо из слушающих его сейчас подключится к этим работам.

- Но самое главное, - подчеркнул он, - что каждый из вас будет иметь право судить поступки других. Вы станете опорой нашей цивилизации и когда подрастут другие и нас станет ещё больше, вы будете управлять вместе со мной...

Обрисовав многообещающее будущее, он призвал всех не унизиться перед женщинами, пережить сезон дождей на тех запасах, которые есть. Правда, не отказался от съедобных клубней, которые принёс Зантис, хотя они бы и так выдержали эти полуголодные дни. Правда, тогда вряд ли хватило бы сил на дальнейшую реализацию плана Дудара. А он заключался в том, чтобы уйти из города, построить свою деревню в долине, где так много зверьков, наготовить там запасов и отправиться в задуманное путешествие. Против этого пытался возразить Гадж, соскучившийся по Карисе, но Дудар был непреклонен: или все вместе они уходят из города, или же признают себя ниже женщин и продолжают им подчиняться...

...Они ушли, не дожидаясь пока растянет посветлевшие, но ещё не исчезнувшие совсем тучи. Дудар торопился, потому что не хотел встречаться ни с кем из горожан, это могло повлиять на его решимость противостоять им, а юных его соратников-бунтовщиков (он уже знал от Зантиса, как их зовёт Суперсудьбоносная) гнал голод: они надеялись, что быстро отыщут в изобильном краю зверьков и наконец-то наедятся вдоволь. Но на этот раз дорога оказалась нелёгкой: по раскисшей поверхности идти было трудно и за день они успели дойти только до перевала. А там ждала их новая неожиданность: долина, ведущая к местам, где они охотились, была покрыта водой.

Созерцая эту блестящую поверхность сверху, Дудар с трудом удержался от горького восклицания. Адар ничем не выдал своих эмоций. А Гадж протяжно вздохнул, но промолчал.

- Пойдём по хребту, - сказал Дудар после паузы, прикидывая новый маршрут.

По хребту, это значит, сначала уйти на значительное расстояние в сторону от тех мест, куда они направлялись, потом спуститься в долину и пересечь её. Он прикинул, что это займёт не меньше двух дней и надеялся, что за это время долина подсохнет. Можно было бы подождать здесь, на перевале, но у них было не так много рыбжи, а так вдруг что-нибудь попадётся по пути...

Он сказал об этом своим помощниками и с принятым решением они вернулись к юношам.

Те выглядели усталыми и изрядно похудевшими. Даже крепыш Элаф явно сдал. Послушно пошли следом за Адаром по хребту, постепенно спускаясь по склону к зарослям: они решили, что вероятнее всего встретить зверьков именно там. И наткнулись на плодовые деревья, под которыми всё было устлано пропавшими плодами. И всё-таки кое-что пригодное для еды удалось отобрать.

Подкрепившись и отдохнув, пошли бодрее, а Элдар с Гантисом полезли даже через заросли: Элдар заявил, что там обязательно попадутся зверьки. Так оно и получилось: выскочившего на него и испуганно замершего на месте зверька поразил Гантис. Они догнали остальных и Дудар скомандовал расположиться под ближайшей скалой. Скоро аппетитный запах собрал всех возле костра...

Как и планировал Дудар, путь по хребту занял два дня. Но теперь он не казался трудным: на следующий день Гантис с Элдаром опять добыли зверька, сил теперь было достаточно. И хотя вода ещё не испарилась совсем, на третий день пошли по влажной поверхности к намеченным местам.

Это был новый маршрут. Здесь было немало небольших водоёмов, трудно различимых на этой глади. Первым в такой водоём провалился и долго барахтался, прежде чем обрёл опору, идущий впереди Адар. А затем несколько раз попадали в невидимые ловушки и другие, постепенно привыкнув к такому неожиданному купанию и поэтому, когда в очередной раз исчез Элдар, направившийся в сторону виднеющихся невдалеке деревьев, сказав, что там наверняка их ждёт добыча, идущий следом Гантис остановился, ожидая, когда тот появится на поверхности. Но Элдар не появлялся, а на том месте, где он только что был, вода вдруг поднялась, разошлась в стороны и вновь сомкнулась. Стоявший с арбалетом за плечами, Гантис только тогда закричал остальным и рванулся было вперёд, но тут из возникшей воронки поднялось что-то чешуйчатое, свившееся в кольцо, в центре которого он увидел безмолвного Элдара и тут же вновь исчезло.

Подбежавшие спутники замерли рядом с ним, глядя как водная поверхность опять становится неподвижной. И только Дудар, вспомнивший рассказы хрисов и исчезновение добытых им зверьков в прежнем походе, понял, что произошло. Он вскинул арбалет, торопясь, стал пускать стрелу за стрелой в эту гладь, но ничего не происходило. А потом они увидели водоворот рядом с деревьями, к которым стремился Элдар, и всё опять затихло.

Дудар опустил арбалет, невидяще уставился перед собой. Потом срывающимся голосом произнёс:

- Мы найдём это чудовище...

И приказал всем идти строго за ним, взяв курс на виднеющийся впереди, возвышающийся над водной поверхностью холм.

2

Период созревания плодов только начинался, рыбжи на ближайшее время было достаточно, теперь они знали где добыть зверьков, когда упадёт вода, поэтому Суперсудьбоносная решила найти Дудара с подростками, среди которых был и её сын. Как и все властительницы, она относилась к своим детям отстранённо. Так относились к ней в своё время и она росла среди сверстниц в кругу собственных интересов и забот. Той властительницы, что родила её, она почти не помнила, её забрали у матери как только она начала ходить. Помнила только её овальное лицо и сильные руки. Что же касается производителя, от чьего семени она появилась, то никто и никогда этим не интересовался.

Зуту она тоже не выделяла среди остальных потомков, но, тем не менее, интересовалась её успехами, оценивала её место среди сверстниц. Рождение же Абудара её очень огорчило. Позже, наблюдая за ним, она пришла к выводу, что он может положить начало ветви производителей. А вот теперь, когда он совсем повзрослел, решила рассказать сыну, что среди мужчин их планеты были и те, которые стояли выше исполнителей и производителей, и с которыми не гнушались общаться даже Суперсудьбоносные, подумав, что в борьбе против Дудара тот вполне может стать её союзником. Она надеялась вернуть его в город. И решила взять с собой Зуту, у которой с братом были более близкие отношения.. К тому же ей хотелось оценить свою дочь, убедиться, что из неё получилась настоящая властительница, а для этого надо было увидеть её в сложных ситуациях.

Карису Суперсудьбоносная брала с единственной целью: чтобы та убедила Гаджа покинуть бунтовщиков. Она надеялась, что согласие на возведение задуманных им мемориалов и любовь к Карисе перетянут, а без такого помощника Дудар не сможет дальше противостоять ей.

Гиту брала как противницу замыслу своего отца - она, всё-таки, была истинной властительницей, хотя и не чистокровной. К тому же, возможно, кому-то из юношей она приглянулась и сможет выбить ещё одного сторонника Дудара из его рядов.

...Маленький отряд отправился по следам спустя несколько дней, когда уже ничто не напоминало о сезоне дождей. Довольно быстро по набитой тропе дошли до перевала и здесь в направлении плато Первых следов не нашли. Благо энергичная Гита не поленилась обежать хребет и наткнулась на еле заметную тропинку, уходящую по нему. Это было так неожиданно, что Суперсудьбоносная решила пока дальше не идти, предположив, что изменение маршрута связано было с тем, что в долине оставалась ещё вода, и решила переночевать на перевале, а на следующий день в быстром темпе дойти до места гибели глиссера.

До заката было ещё далеко и они удобно расположились под выступом скалы, созерцая безжизненный простор перед собой. И вдруг Зута испуганно вскочила, вытянула вперёд руку, вскинула арбалет.

- Там, - произнесла она, не сводя с чего-то взгляда. - Там что-то сверкает...

Подошедшая Суперсудьбоносная ничего не видела.

- Да, вот же, - настойчиво повторила та, указывая рукой. - Только нужно с моего места. - И отошла в сторону.

Суперсудьбоносная встала на её место, наклонилась. И тут же отступила: ослепительный свет больно ударил по глазам.

Кариса и Гита тоже подтвердили, что это не галлюцинация. Немного спустя свет исчез и тогда Суперсудьбоносная догадалась, что это, вероятнее всего, оставленный кем-то щит отражает лучи Сонжа.

- Они там, - сказала она. - Завтра мы встретимся.

Но когда вечером следующего дня они подошли к останкам глиссера, там никого не оказалось. Только золотая пластина с узнаваемыми профилями.

Суперсудьбоносная велела пока светло поискать в какую сторону ушли бунтовщики, но никаких следов так и не нашли. Заночевали здесь же, выбрав закрытое обломками скал место. Как только упала темнота, снизу со стороны реки раздались звуки, наводящие ужас. Суперсудьбоносная, вспомнив, что им пришлось пережить, когда они только попали на эту планету, велела прикрыться щитами и не выпускать из рук оружие. Запоздало пожалела, что не взяла с собой метатель.

Спали все неспокойно, просыпаясь от каждого шороха, а на рассвете уже были на ногах и, подгоняемые Суперсудьбоносной, быстро пошли обратно к перевалу. Теперь даже Зуте, впервые ушедшей так далеко от города, он казался самым безопасным местом.

На перевале перевели дух, расположились под скальным выступом, где отдыхали накануне.

- Возвращаемся в город? - вопросительно произнесла Суперсудьбоносная, решив предоставить право решать спутникам.

- Может они и не ходили на плато, - первой отозвалась Гита, - а ушли по хребту...

- Куда? - спросила Суперсудьбоносная. - Этот хребет упирается в следующий. Если перейти тот другой, будет долина Окна. Если они направились туда, гораздо короче было обойти водоём...

- А если спуститься с хребта в долину?

- Если пересечь долину, будет территория хрисов. Я там не была... Но по хребту путь длиннее... И что им там делать?

- Они вернулись тогда с добычей, - напомнила Кариса. - Значит, пришли оттуда, где она водится. И ушли без припасов... Они должны были в первую очередь позаботиться о еде....

- Верно, - поддержала её Гита.

- Хорошо, допустим где-то возле хребта, куда они ушли, водятся зверьки. Но ведь это не цель... А у них явно есть цель...

- Давайте пойдём по их следам, - предложила Гита. - Пока они совсем не исчезли...

Так и решили. Но дойдя по нечётким, не всегда видимым отпечаткам до подножия хребта, потеряли тропу совсем. И хотя полдня обходили кругами место, где следы обрывались, ничего не нашли. Не видно было следов и в долине, хотя тропа заканчивалась именно здесь.

Наконец Суперсудьбоносная остановила поиски.

- Когда они шли, долина ещё была покрыта водой. Теперь всё высохло. Мы не найдём следов. А куда они направились, я не представляю.

- Давайте поднимемся наверх и сегодня переночуем здесь. - Предложила Кариса. - Если они где-то в долине, мы увидим их костёр.

- Так и сделаем, - согласилась Суперсудьбоносная.

...В тот вечер они долго вглядывались в темноту. И даже разошлись по хребту, просматривая долину с разных точек, но костра так и не увидели.

Утром, утратившие веру, стали ждать, что скажет Суперсудьбоносная. А та, окидывая взглядом и хребет, и долину, которая вела на территорию хрисов, и плато Первых, и виднеющиеся на горизонте холмы, за которыми когда-то был их первый город, вспомнила, что перед этими холмами были гнёзда летающих хищников. И, вспомнив, утвердилась в своём решении.

- Мы возвращаемся обратно. Но если их долго не будет, пойдём искать снова. Только подготовимся как следует и обязательно возьмём метатель. И кого-то из раджинцев с их оружием.

И никто не стал ей возражать.

3

Два дня они просидели на возвышенности недалеко от места, где погиб Элдар, пока вода не ушла с долины. И тогда проявился водоём, в котором жил монстр. Он начинался с того места, откуда тот напал на Элдара и заканчивался под деревьями. Они обошли тёмное зеркало, держа наготове арбалеты и ожидая появления монстра, но поверхность была неподвижна, а за деревьями оказался ещё один водоём и к нему тянулась глубокая борозда. Этот водоём был больше.

Место, где перед сезоном дождей они охотились на зверьков, осталось в стороне, а цепочка водоёмов, - за этим большим они увидели ещё два поменьше, - тянулась в сторону сближающихся хребтов, между которыми и было место первой деревни хрисов. Сейчас Дудар раздваивался в своих желаниях. Как когда-то он не знал, кого выбрать, Валису или Гиту , так теперь он не мог решить идти дальше или же отыскать и убить монстра.

Обойдя большой водоём, они канав, уходящих в следующие, не увидели. Было очевидно, что тварь живёт либо в первом, либо в этом большом водоёме. И Дудар принял решение. Он отправил Васиса, Гантиса и Элафа на склоны, где они добывали зверьков, велев им вернуться через два дня, даже если не будет добычи, и расположился с остальными между двумя водоёмами на таком расстоянии, чтобы была видна борозда.

С Гаджем и Адаром они стали вспоминать, что рассказывал Красис о ползучих монстрах. У них не было ни стигсов раджинцев, ни метателей властительниц. Но, всё-таки, они уже знали, что можно поразить летающего хищника и стрелой, если попасть тому в глаз.

- И у этих монстров должно быть уязвимое место, - сказал Дудар.

- Если бы мы его хотя бы увидели, - вздохнул Гадж, - тогда можно было что-нибудь придумать.

- Они живут в воде, значит должны быть чем-то похожи на рыбж, - предположил Адар.

- А рыбжи погибают на суше, - добавил Гадж.

- Мы должны придумать что-то такое, чтобы не дать ему вернуться, когда он будет переползать из водоёма в водоём, - сделал вывод Дудар.

- Нужна преграда, - сказал Адар.

- У нас есть щиты, - напомнил Гадж.

- Мы не удержим его щитами, - подумав, произнёс Дудар. - Если он справился с Элдаром...

- Огонь! - воскликнул Гадж. - Нам нужно отрезать его от водоёмов кострами!

- Точно,- поддержал его Адар.- Развести большие костры, чтобы он не мог их обойти...

- Это хорошая идея, - согласился Дудар. - Давайте займёмся ими...

Целый день они таскали из-под деревьев сухие ветки и сооружали на концах борозды перед двумя водоёмами большие костры. Правда, когда те уже прилично возвышались, Гадж заметил, что напрасно навалили веток на борозды, как же в таком случае монстр заползёт между кострами. Потом каждый высказал предположение, в каком водоёме он может находиться сейчас. И хотя большинство склонялось к тому, что его обиталищем является самый большой, Дудар велел освободить обе стороны, сложив приготовленные для костра ветки рядом. Потом определились кто с какой стороны будет следить и поджигать костёр. Со стороны большого водоёма остались Дудар, Абудар и Аджис. Адар, Гадж и Адам отвечали за берег водоёма, в котором погиб Элдар.

Они ждали монстра уже в первую ночь, но тот не появился. И вообще места эти оказались на удивление тихими, похоже что сюда даже не залетали крылатые хищники, не говоря уж о заречных гигантах. Это подтверждало слова хрисов о том, что их деревня находилась в безопасном месте и если бы не катастрофа, они бы никогда её не покинули. Впрочем, и нынешнее расположение города по общему мнению было безопасным, если, конечно, не считать, появившихся из Окна пришельцев...

Не появился монстр и на вторую ночь.

А к вечеру вернулись охотники, вымотанные, но с хорошей добычей. Если бы не силач Элаф, они не принесли бы столько зверьков. И не из чего было бы делать приманку. Теперь же пару зверьков даже не стали разделывать, а к ним добавили шкурки снятые с других тушек, внутренности и всё это разложили с самом центре между двумя водоёмами. На эту ночь Васис дополнил команду Адара, а Элаф и Гантис присоединились к Дудару.

...Монстр появился уже в полной темноте и если бы Дудар не вслушивался в ночь, не ожидал появления того, так бы беспрепятственно заглотил приманку и исчез в одном из водоёмов.

Это был длинный ползучий гад, в диаметре доходивший до пояса самому высокому из них Васису, с такого же размера пастью, в которой быстро исчезло всё, что было ему приготовлено. Но пока он заглатывал приманку, позади уже разгоралось подожжённое Дударом заграждение, и он бежал к другому водоёму, а Адам, Гантис и Элаф метали из арбалетов стрелы в извивающееся тело, надеясь попасть в неведомое уязвимое место и монстр реагировал на это резкими изгибами сильного тела, продолжая медленно двигаться вперёд и сжимаясь от разгорающегося позади огня.

Наконец вспыхнул костёр и перед ним, осветив голову монстра, который был уже совсем рядом и теперь стал замедлять движение. Тело его стало медленно сжиматься, отчего стрелы арбалетов Васиса, Адара, Абудара и Аджиса отскакивали не причиняя тому вреда.

- Ветками!.. Не давайте ему выползти! - прокричал Дудар и встал на краю борозды с двумя факелами в руках.

Но монстр даже не пытался вывалиться за её пределы: замер, словно раздумывая, и вдруг стремительно распрямился, врезавшись раскрытой пастью в горящий костёр. В следующее мгновение задняя часть его тела начала подтягиваться вперёд, но вдруг замерла на полпути и огонь там, где находилась его голова, вдруг ярко вспыхнул и неприятный запах заполнил всё вокруг... Потом та часть тела, что оставалась в борозде перед костром, дёрнулась и отпала от пожираемой огнём головы...

Они продолжали стоять с направленными на монстра арбалетами. Но оставшаяся часть была неподвижна.

Уже начинался восход звезды Сонжа, ночь отступала, костры с двух сторон борозды догорели, а они всё продолжали стоять наготове. И только когда стал виден сгоревший остов той части, где находилась пасть и Элаф попрыгал на пружинящей оставшейся недвижимой части монстра, они поверили в свою победу.

- Мы сильнее, - гордо произнёс Дудар, опуская арбалет и оглядывая остальных. - Мы заставим всех на этой планете признать нашу силу.. Мы с вами хозяева этой планеты! Это было испытание и мы его выдержали. И смерть Элдара не была напрасной, он принёс себя в жертву, чтобы мы отринули последние сомнения в своей силе и правоте. И мы обязательно поставим ему памятник...

Он помолчал, глядя на усталые и в то же время светящиеся осознанием своей силы лица, и продолжил:

- Я не вижу причин, чтобы откладывать изучение планеты. Оружие у нас есть, пропитание мы найдём. Мы вернёмся в город героями и хозяевами. Поэтому мы направимся теперь к месту соединения хребтов, за ним должна быть долина Окна и дальше тот самый огромный водоём, среди которого есть другая суша. Мы обследуем побережье, чтобы в следующий благоприятный период добраться туда. И мы вернёмся в город героями и хозяевами, - повторил он, повысив голос. - Все согласны?

И в ответ раздался единый возглас одобрения.

4

Прошло уже достаточно времени, чтобы обойти территорию не только хрисов, но даже осмотреть место первого дворца властительниц и вернуться, а Дудара с подростками не было. Более всего Суперсудьбоносная боялась, что тот поведёт всех к побережью мимо гнездовий летающих хищников по склонам, изборождённым детёнышами морских чудовищ. И, если даже им удастся избегнуть нападений, неизвестно, что встретится бунтовщикам на самом побережье...

Князь, с которым она решила поделиться своими опасениями, напомнил, что при обсуждении планируемой экспедиции они все вместе наметили маршрут в другую сторону, туда, где уже побывал в своё время Силадж-младший, где он видел зарождение новой суши, а Суперсудьбоносная с глиссера в большом водном просторе заметила ещё один массив тверди... Именно неизведанная суша и должна была стать целью следующей экспедиции, к которой Красис с Рантисом разрабатывали конструкцию плавучего средства. В этом же походе нужно было узнать, как далеко простирается суша, видна ли оттуда другая, да и изучить эту новую территорию.

- В таком случае им ближе и легче было обогнуть водоём и пройти по тропе до места, где было Окно. Но они ушли в другую сторону, - сказала Суперсудьбоносная.

- Ты же знаешь характер Дудара, - произнёс Князь. - Он увёл подростков в другую сторону, потому что хотел избежать встречи с нами, а этого было не миновать, если пересекать водоём...

- Да, я знаю его характер, - согласилась она. - И меня пугает, что он поверил, что слова вашего оракула относятся к нему. Я ожидала, что ты, Князь, сможешь ему объяснить опасность такого заблуждения.

- Мы с ним не успели поговорить.

- Но сейчас не это главное, - продолжила после паузы Суперсудьбоносная. - Он просто не представляет с какими опасностями может столкнуться. И по его вине мы можем потерять наших детей...

Она замолчала.

Молчал и Князь. За эти годы он стал почти таким же молчаливым, как и молчащий Хранитель. Теперь на его столе постоянно лежали чистые золотые пластины и инструменты для выдавливания на них записей, а в специально сделанной нише высилась приличная стопка уже испрещённая буквами алфавита раджинцев. Властительницы к грамоте относились снисходительно, профессиональные навыки они осваивали перенимая приёмы наставников, предпочитали инструкции слушать, а не читать, хотя свою грамматику знали. Но она казалась, да и была на самом деле, сложной для восприятия. Гораздо проще был алфавит хрисов и при необходимости все в городе пользовались им. Но для Князя он был слишком прост, чтобы выразить всё, что он хотел. И его мнение разделял Адам, который охотно брал у него уроки и демонстрировал неплохие успехи.

Наконец Суперсудьбоносная продолжила.

- И ещё, Князь, я бы хотела с тобой обсудить важный вопрос. Пришло время всё прояснить.

Князь выжидающе взглянул на неё.

Он догадывался, о чём пойдёт речь. Бунт Дудара выявил и обострил давно назревшую проблему. Теперь, когда позади остались годы совместного преодоления опасностей этой планеты, противостояния стражам и борьбы с пришельцами, когда жизнь за городскими стенами потекла размеренно и спокойно, несомненно, должен был встать вопрос, по законам какой из планет строить жизнь новой цивилизации. По всем законам Космоса на вновь заселённые планеты распространялись законы цивилизации, её открывшей. Все эти годы Суперсудьбоносная претендовала на право своего открытия и владения и так или иначе насаждала законы властительниц. Да, по отношению к мужчинам они были несколько смягчены, но превалирование женщин было очевидно. Во многом благодаря тому, что раджинки, которые на своей погибшей планете были не более чем на равных с мужчинами, лишь пользуясь привилегиями в исключительных случаях, стали разделять позицию властительниц. Князь знал, что Монжа убеждала Тонжу и Аджу поддержать Суперсудьбоносную в её стремлении возвысить женщин. Назначение Валисы распорядителем города вместо Дудара она встретила с нескрываемым одобрением. И хотя среди её детей было немало мальчиков, Монжа считала их менее приспособленными к жизни на планете.

Князь всё это знал. Пока он не вмешивался в наметившееся противостояние, но и не разделял мнение Монжи, потому что то, что предлагал и делал Дудар, вписывалось в Директиву Освоения и он просто обязан был его поддержать. Да, эта планета оказалось совсем не такой, как Раджинг. Здесь нет сжигающих лучей звезды. Нет необходимости жить под плотными кронами. Но здесь существовали другие опасности, требующие гармонизации всего планетного уклада. Столкновения с гигантами и хищниками и уязвимость перед природными катаклизмами были теми препятствиями Освоению, от которых следовало избавиться. Директива требовала приручить хищников, и на первом этапе постичь капризный характер планеты. Но до этого нужно было её хорошо изучить. Экспедиции Дудара могли стать начальным этапом Освоения.

Но он не стал ничего говорить. Ждал, что скажет властительница.

- Тех, кто знает, что вы, раджинцы, высадились на эту планету перед нами, не так много, - наконец решилась Суперсудьбоносная. - Для большинства эта планета принадлежит мне, властительнице. Я знаю, что это устраивало и раджинцев, когда нужно было избавиться от стражей. Думаю, ты, Князь, и сегодня не исключаешь вероятности появления глиссера с моей планеты. Корабля с твоей уж точно не будет. Для властительниц моё владение планетой будет достаточным основанием для невмешательства в наши дела. Хрисы - наши союзники, не думаю, что за это время что-нибудь изменилось между двумя нашими цивилизациями. Но я отдаю себе отчёт, что введение законов властительниц в полной мере уже невозможно. Как впрочем и реализация вашей Директивы Освоения. Я предлагаю заключить союз между нами. Вы, раджинцы, бесспорно признаёте эту планету моей, отказавшись от своего первенства, я же в свою очередь не препятствую введению принципов вашего Освоения... Если, конечно, оно не будет в ущерб нашей цивилизации, которую мы основали вместе...

Князь отозвался не сразу.

Он молчал, пристально глядя на Суперсудьбоносную, став ещё больше похожим на Молчащего Хранителя так, что в какое-то мгновение Суперсудьбоносная подумала, что он её не слышал...

- Дудар - мой сын,- наконец произнёс Князь. - Он не осознаёт это, но, я вижу, он несёт в себе Освоение. А оно возможно только в случае объединения сил. И равенства мужчин и женщин. Но при Освоении главенство должно принадлежать тем, кто понимает и реализует Директиву. На моей планете это было присуще мужчинам. Кровь раджинцев напоминает о себе Дудару.

Он замолчал.

Суперсудьбоносная тоже молчала.

Наконец она прервала затянувшуюся паузу.

- Для этого совсем необязательно лишать женщин Слова.

- Необязательно, - согласился Князь.

- Вот в этом его и надо убедить.

- Я пока не знаю, что заложено в его программе, - уклонился от ответа Князь.

- Хорошо, пусть так, - сказала Суперсудьбоносная, с трудом скрывая раздражение. - Я предлагаю объединить наши усилия, объяснить ему, что не следует ломать то, что себя не изжило. Я согласна с тем, что буду считаться владелицей этой планеты исключительно при необходимости, если появятся здесь властительницы. Мы же будем знать, что эта планета принадлежит тебе и мне на равных.

- Раджинцам и властительницам, - уточнил Князь. - Пусть будет так.

- И ты поможешь мне убедить Дудара не ломать сложившиеся отношения?

- Я поговорю с ним,- кивнул Князь.

- Я собираюсь идти искать их, - завершила разговор Супесудьбоносная. - Мне нужно ваше оружие... Пусть с нами пойдёт кто-то из раджинцев.

- Поговори с Раджем, - сказал Князь. - Я доверю ему стигс. - И склонился над золотой пластиной.

5

Этот путь в долину Окна оказался значительно длиннее, чем они ожидали. В месте, где соединялись два хребта и откуда долина была видна, склоны отвесно уходили вниз. А для изготовления верёвок здесь не было лиан, да и никто из бунтовщиков не умел их вязать. Это Дудар взял себе на заметку, в который раз утверждаясь в том, что к экспедиции надо готовиться, учитывая все возможные трудности. И, прежде всего, конечно, следовало научиться быть внимательными и предельно осторожными, чтобы не повторилось то, что произошло с Элдаром...

Им пришлось возвращаться по другому хребту в сторону города и через три дня они даже увидели первый дворец властительниц. В это время на него падали лучи Сонжа и, облитый предзакатным светом, он показался всем сказочно красивым и даже на расстоянии уютным. Так они и простояли на одном месте, пока лучи не ушли от дворца и тот утратил свои очертания. Дудар не стал никого торопить, понимая, что, кроме Гаджа и Адара, остальных ещё нельзя считать мужчинами. Но не сомневался, что после экспедиции они вернутся в город уже настоящими мужчинами. А ещё он теперь понимал, с какими непредвиденными трудностями и опасностями столкнулся в своё время его брат Силадж-младший и примерял их на себя: сможет ли и он выйти победителем. И сомнения свои отбрасывал, вспоминая фразу Хранителя: «Он придёт...». И относил её к себе: он, призванный заложить основы цивилизации, уже пришёл... Это придавало ему веры и сил...

Наконец они дошли до заметной, хотя и изрядно уже заросшей и смытой дождями тропы. Та её часть, что вела вниз к водоёму, за которым находился город, была такой же широкой, как ведущая от города на перевал к Плато Первых. Да и хребет в этом месте выглядел вполне обжитым. Дудар легко нашёл скалу, в трещине которой Силадж и Князь ждали пришельцев, и пещерку, в которой прятались его брат и Аджа-младшая. Нашёл он и углубление, оставшееся в скале после взрыва, от которого погиб Паркис и пришелец.

Они остановились здесь на день. Всем подросткам он приказал отдыхать, набираться сил, а сам с Гаджем и Адаром, стоя на краю перевала, стал намечать ориентиры, на которые следует держать путь. Хребет за долиной Окна не позволял увидеть ту часть суши, которая со слов Силаджа представляла из себя засушливое, с редкой и малорослой растительностью место. Это безводное место им придётся преодолевать долго, а значит, надо будет взять запас воды и еды. Отсюда с перевала был хорошо виден маленький водоём у подножия хребта. Там, опять же со слов Силаджа, можно было добыть рыбжи.

Так и решили: на следующий день спуститься вниз, заготовить рыбжи, возможно единственного пропитания, пока не дойдут до большой воды, - там, как Дудар знал по рассказам, можно было добыть и рыбжу, и моллюсков.

Определили и место для мемориала Силаджу и Паркису. И Гадж на скале, в трещине которой раджинцы ждали пришельцев, наметил очертания профиля Силаджа.

...Тропа в долину Окна, по которой много раз до них спускались и поднимались те, кто противостоял пришельцам, после многих сезонов дождей превратилась в глубокую канаву. Спускаться по ней было легко, главное не торопиться. А вот подъём мог оказаться непростым и Дудар, учитывая, что они могут вернуться сюда уже в сезон дождей, решил исключить будущие неприятности, приказав всем, кроме Гантиса и Адама, занявшихся добычей рыбжи, делать в самых сложных местах ступеньки. Это оказалось не так просто, там где была гладкая скала пришлось выдалбливать углубления. Лучше всех это получалось у неутомимого Элафа, поэтому пришлось ожидать, пока тот справится с самыми трудными местами.

Через несколько дней работа была завершена. Охотники на рыбжу тоже потрудились на славу, сохнущая рыбжа заняла все окрестные камни. Зверьков, как и говорили все, кто бывал в этой долине, никто не видел.

Непредвиденная задержка заставила Дудара пересмотреть намеченный маршрут. Если прежде он хотел пройти вдоль подножия, огибая центр долины, где когда-то находилось Окно (кто знает, как это место воздействует), то теперь не мог позволить потерять на обход ещё несколько дней и решил пересечь долину. Гадж и Адар его поддержали. Не зная точное местонахождение Окна, на всякий случай решили избегать открытых пространств.

Вечером перед выходом Дудар напомнил всем подросткам, что случилось в этой долине, когда они были совсем маленькими.

- Я не знаю, где Окно находилось, но это было открытое пространство. Неизвестно, как оно выглядит сейчас и как воздействует. За эти годы там могли вырасти деревья, но они небольшие.

- Если они выросли, значит, там нет никакого Окна, - перебил Васис.

- Ты прав, - согласился Дудар. - Но всё же мы будем избегать такие места. И открытые пространства.

- У моего отца и мамы были крылья, - вдруг напомнил Аджис. - Если бы у нас были крылья, мы могли бы перелететь долину как они...

- Может быть, - неуверенно согласился Дудар, вспомнив страх, который он испытал, когда стоял на перевале с крыльями за плечами. - Но у нас нет крыльев.

- Мама говорила, что Окно манит к себе, - не успокаивался Аджис. - Что только похожие не шли на его зов...

- Да, это так, - неохотно подтвердил Дудар. Ему не хотелось распространяться на эту тему. - Но на твоего отца и моего брата, и на твою мать этот зов не действовал. На вас тем более не будет. Да ведь и Окна скорее всего уже нет. Оно закрылось, как только был уничтожен последний пришелец. Разве вы забыли рассказы старших?

- Не забыли, - буркнул Аджис, но видно было, что он ожидал услышать что-то ещё...

Наутро Дудар ещё раз напомнил, чтобы все были предельно внимательны, мало ли какие опасности ждут их впереди, и велел Адару вести отряд по намеченному ими маршруту, избегая открытых пространств. Тот уверено зашагал впереди, держа курс на намеченный ориентир - группу высоких деревьев.

Отошли от подножия хребта, прошли по безлесой возвышенности; её никак нельзя было обойти, и спускаясь с холма наткнулись на еле различимую тропу, её заметил Гантис, думал, что это следы зверьков, но ниже она затерялась в густой, хотя и низкой растительности, и пошли по направлению к деревьям. Никто потом не смог объяснить, почему Аджис, идущий следом за Адаром, вдруг выбежал из цепочки и, не обращая внимания на оклики Дудара, сломя голову понёсся вниз по склону, туда, где между низкорослыми кустами виднелась небольшая полянка. Он бежал так, как никогда прежде не бегал, почти отрываясь от поверхности, Дудару даже в одно мгновение показалось, что за его плечами крылья.

Бежал и вдруг исчез.

Посланные следом Васис и Гантис растерянно остановились на полпути, не видя Аджиса и не зная, что делать дальше, и Дудар стал выискивать взглядом Аджиса, но не видел того ни перед полянкой, ни на ней, ни у деревьев за ней.

- Стойте на месте! - прокричал он, торопливо приближаясь к ним и ещё не веря, не желая верить, но уже почти не сомневаясь, что томившее необъяснимое в это утро чувство чего-то непозволительного оправдывается.

Он добежал до послушно замерших на месте Васиса и Гантиса, вскинул арбалет и выстрелил в сторону полянки. Стрела пролетела над кустами, начала падать и вдруг словно растворилась в воздухе.

- Назад! - приказал он, обходя удивлённо застывшего Гантиса и отталкивая Васиса, медленно идущего в сторону поляны. - Идите обратно.

И вновь выпустил стрелу теперь выше и сильнее, и та исчезла почти в самом центре поляны...

- Не может быть, - произнёс он, растерянно оглядываясь на подошедшего Адара. Приказал: - Отведи всех, и чтобы никто не подходил сюда...

- Это... - Глаза у Адара были непривычно большие, выражающие удивление. - Это...

- Да, - не дал ему договорить Дудар. И не удержался, растерянно добавил. - Но ведь оно должно быть закрыто...

- А может и не должно, - негромко произнёс подошедший Гадж. - Никто ведь здесь не был после того, как исчезли пришельцы.

- Но и пришельцев больше не было... А Князь говорил, что держать Окно открытым трудно, это требует много энергии...

- Может он ошибается.

- Или же оно вновь открылось, - сказал Дудар. - Нам нужно определить его размеры. И понять, увеличивается оно или нет...

6

На этот раз Суперсудьбоносная учла совет Князя поискать следы бунтовщиков в том месте, где сходятся два хребта и откуда можно было попасть в долину Окна. Но если бы не Радж, который обнаружил еле заметные следы, повернула бы отсюда в сторону побережья. Собственно, они туда и шли, уже спустились в долину, ведущую к первой деревне хрисов, где эти еле заметные углубления тот и разглядел. Буркнул, что напрасно его потащили за собой, да и зря затеяли этот поиски, потому что Дудар не настолько авантюрен, чтобы бесцельно пускаться в неведомые дали...

За прошедшие годы некогда азартный охотник и неутомимый путешественник Радж стал домоседом, а если и путешествовал, то недалеко от городских стен. Его любимым занятием стало плавание в водоёме. Может быть потому, что он заметно раздался и отпустил приличной величины животик, ходить ему стало тяжеловато, а вот лежать на вод­ной глади не только легко, но и приятно жаркими днями. Но главной страстью Раджа стала еда, поэтому он охотно откликался на просьбы Зантиса помочь с её приготовлением, бесстрашно дегустировал новые блюда и употреблял веселящий напиток не только в период дождей.

С Суперсудьбоносной он пошёл неохотно. Пытался даже договориться с Саджем, чтобы тот отправился вместо него, но Садж был занят конструированием плавающего средства, способного преодолевать большие расстояния и не хотел терять время. Они шли уже третий день и всё это время Радж брюзжал, периодически отставал, садился отдыхать и остальным приходилось его ожидать. Подобный ритм раздражал энергичную Гиту, которая то и дело убегала вперёд и Суперсудьбоносной приходилось её периодически одёргивать, напоминая о подстерегающих опасностях.

Теперь же, когда маршрут бунтовщиков был определён, Радж становился обузой - в долине Окна вряд ли окажутся чудовища, а если появятся летающие хищники, метатель поможет с ними справиться. И Суперсудьбоносная предложила раджинцу, если не хочет идти дальше с ними, вернуться в город. Радж сразу повеселел, сожалея, что стигс никак не может находиться в чужих руках и неожиданно резво отправился обратно. Провожая взглядом его большую, тяжело переваливающуюся фигуру, она, тем не менее, предположила, что он преодолеет обратное расстояние раза в три быстрее и скоро предастся своему обычному времяпрепровождению.

...Они опять остались вчетвером: полная энергии Гита, на глазах взрослеющая Зута (ей, несомненно, эти походы пошли на пользу, она окрепла физически и многому научилась) и не скрывающая своей тревоги за Гаджа Кариса. И сразу же изменилась общая атмосфера: Суперсудьбоносная вдруг поняла, что, несмотря на то, что ни одна из них не является чистокровной властительницей, воспринимает своих спутниц именно как властительниц. Она словно вернулась в глиссер к своей команде, единомышленницам и соратницам, понимавшим её с полуслова. Пока с ними был Радж, она чувствовала напряжение, присутствие мужчины заставляло контролировать себя, теперь же ей было свободно и легко. И она видела, что остальные также рады уходу мужчины. Подумала, что, может быть, она поспешила, предложив Князю разделить владение этой планетой. И торопится уступить амбициозному Дудару... Впрочем, всё ещё можно исправить... Но прежде нужно разыскать бунтовщиков. У неё будет время убедить Дудара подождать с его реформами, а её верные соратницы ей помогут...

Теперь, зная куда идти и расставшись с медлительным Раджем, они преодолели расстояние до спуска в долину Окна за день. И здесь нашли подтверждение правильности направления: на скале недалеко от тропы был изображён узнаваемый профиль Силаджа-младшего. А это мог сделать только Гадж.

Наблюдая за тем, как её спутницы замерли перед этим изображением и молча простояли довольно долго, Суперсудьбоносная призналась себе, что до этого времени недо­оценивала значение памятных знаков и прочих мемориалов и что в этой пустой на первый взгляд затее, увековечить таким образом историю, Дудар с Гаджем были правы. Вспомнила, что также молча стояли они и на плато Первых. Да и ей самой понравился её профиль, изображённый там... Другое дело, что не стоило их объединять, пусть бы её изображение было отдельно, всё же она владелица планеты... Тогда она именно так подумала, теперь же сделала поправку, что после их договора с Князем уместен и его профиль. А если исходить из того, что хрисы - союзники властительниц... Одним словом, когда здесь появится глиссер, ей будет чем обосновать такой мемориальный знак...

Спуститься до темноты в долину они уже не успевали и расположились на ночь в расщелине между скалами, в которой когда-то Силадж и Князь отражали атаку пришельцев. Им места вполне хватило, костёр развести было не из чего, спускаться к деревьям, росшим на склоне над водоёмом, за которым находился город, не было сил.

...Этот огонёк в долине Окна Супесудьбоносная, вышедшая из расщелины, чтобы внимательно оглядеть наполненный звёздами Космос (вдруг увидит среди застывших движущуюся звёздочку), заметила случайно, когда уже повернула обратно. Заметила краем глаза и собралась было прилечь рядом с Кариной, но та, в отличие от Гиты и Зуты ещё не спала, и Суперсудьбоносная поделилась с ней:

- Мне показалось или в долине что-то светится...

Кариса торопливо поднялась:

- Там костёр?

- Не знаю... Давай посмотрим...

Они подошли к краю скалы и то пропадающий, то вновь появляющийся свет внизу подтвердил предположение Карисы.

- Это они... - выпалила она.

- Но они должны были уже пересечь эту долину... - задумчиво произнесла Суперсудьбоносная.

- Но больше ведь никого не может быть, - сказала Кариса.

- Не должно, - неуверено подтвердила Суперсудьбоносная. И ещё раз обвела взглядом звёздный Космос...

Она подняла спутниц чуть свет, но спускаться в темноте не решилась, тем более, что верёвка, которая оставалась над тропой, исчезла. Скорее всего она за эти годы превратилась в труху и рассыпалась... Подождала, когда склон осветили лучи Сонжа и начала спускаться первой, велев остальным ждать её приказа. Но скоро поняла, что спуск стал безопасен, появились чётко видимые ступени, она мысленно похвалила Дудара и крикнула, чтобы остальные спускались следом за ней.

...Они появились возле костра, когда бунтовщики, они же путешественники, ещё только готовились к выходу. Появление Суперсудьбоносной, а следом за ней Карисы, Гиты и Зуты было настолько неожиданным, что какое-то время Дудар, да и все остальные, не верили своим глазам. И только когда подбежавшая Кариса прижалась к Гаджу, Дудар, откашлявшись, чтобы скрыть замешательство, высказал предположение.

- Вы уже знаете об Окне?

И в это время невесть откуда возник Крас. Раскинув руки наподобие крыльев, он стал обегать по кругу костёр, и на какое-то время отвлёк внимание всех. Суперсудьбоносная вспомнила, что перед выходом видела того в городе. Как же он попал сюда? Но, главное, даже не как, он вполне мог за это время обойти водоём, подняться на перевал, спуститься сюда, а зачем...

Дудар же, глядя на безумного похожего, вспомнил его слова и вдруг усомнился, что те относились к нему. И тут же отогнал эту, лишающую уверенности и силы, мысль. Повторил:

- Вы узнали об Окне?

- Что мы узнали? - удивилась Суперсудьбоносная, продолжая наблюдать за Красом, который жужжа расширил свои полёты и уже кружил за их спины. И вдруг резко остановился, глядя перед собой в сторону виднеющейся внизу, высветленной лучами полянки, вдруг бросил: «Он придёт!» и, всё также раскинув руки, побежал в ту сторону....

А Суперсудьбоносная, окинув всех юношей взглядом и не видя среди них Элдара и Аджиса, уже поняла, что случилось непоправимое. Но всё ещё никак не могла увязать это случившееся с вопросом Дудара, пока не услышала негромко произнесённое Карисой:

- Гадж говорит, что Аджис исчез на поляне...

- Значит, вы не знали.., - произнёс Дудар, поворачиваясь к Суперсудьбоносной.

Он был одного с ней роста, уже сложившийся и сильный мужчина и выражение его лица, которое она помнила самодовольным и уверенным, теперь выражало явную растерянность и непонимание.

- Рассказывай, - произнесла Супесудьбоносная.

Тот ровным голосом стал рассказывать о нападении ползучего монстра на Элдара, об охоте на того и победе, о том, что они предприняли всё, чтобы обойти место, где могло быть Окно, хотя и были уверены, как все в городе, в том числе и раджинцы, которые лучше других представляли, что это такое, что оно закрыто, его нет. Говорил, что не может понять, почему вдруг Аджис сам побежал в ту сторону... Как и то, куда он исчез. Но они потом долго пускали стрелы и определили размеры того места, где они исчезали бесследно и где, по-видимому, навсегда исчез и Аджис. Как в своё время исчез его отец...

- Он вечером интересовался, что такое это Окно, - после паузы продолжил Дудар. - И вспоминал о зове, которым оно обладает... По-видимому, ему многое рассказывала его мать. Но мы никакого зова не почувствовали... - Он пристально посмотрел на Суперсудьбоносную. - Никто из нас ничего не услышал, хотя мы обошли это место со всех сторон.

- Окно воздействует не на всех,- пояснила та. - И на Аджиса не должно было, если вы не ощутили... Но, главное, его не должно было уже быть...

 И она остро пожалела, что рядом нет Князя, или хотя бы Раджа со стигсом...

Повторила, не сумев скрыть удивлённой растерянности:

- Его не должно быть... Прошло столько лет...

- А если оно только открылось? - вмешался Васис, и Суперсудьбоносная вдруг увидела, что он поразительно похож на своего отца, Силаджа-младшего, и резко спросила:

- А ты что-нибудь ощущал возле Окна?

- Я? - Васис задумался. - Мне интересно... И всё... И я догадываюсь, почему Аджис побежал к поляне.

- Почему? - в голос спросили Дудар и Суперсудьбоносная.

- Он хотел проверить, услышит ли он этот зов. Он говорил, что не будет слушать Дудара и пройдёт через все открытые места, которые будут на пути.

- Если никто из вас не ощущает ничего, а исчезновение Аджиса говорит о том, что Окно, действительно, открылось, я хочу сама в этом удостовериться. - Суперсудьбоносная повернулась к Дудару. - Ты и Адар, пойдёте сейчас со мной к Окну. Если увидите, что со мной что-то происходит, что я ускорила шаг, не давайте мне идти дальше...

И, не ожидая их, быстрым шагом начала спускаться вниз по склону.

Дудар и Адар догнали её и пошли: Дудар немного впереди, показывая дорогу, Адар позади.

Суперсудьбоносная успокоилась, пошла размеренно, неторопливо, прислушиваясь к своим ощущениям.

...Прежде она уловила лёгкую беспричинную грусть, мучительное желание что-то вспомнить. И оттого, что не могла, не в силах была вспомнить нечто жизненно важное, через несколько шагов она ясно осознала, что ей обязательно нужно выйти на открытое пространство перед ней, а ещё через пару шагов неожиданно для себя вдруг рванулась вперёд... И пока Дудар и Адар, подхватив её под руки, упирающуюся, отчаянно сопротивляющуюся, тащили назад, приказывала им не трогать её...

А потом наступило опустошение и бессилие. Она вдруг почувствовала, что не силах не только идти, но даже стоять и повисла на руках продолжавших её тащить мужчин. И только когда осознала, что ей уже не хочется никуда стремиться, а хочется скорее очутиться возле костра, в кругу знакомых лиц, негромко произнесла:

- Теперь можете отпустить, я уже контролирую себя...

И села, понимая, что без отдыха не сможет дальше идти.

Отдышавшись, но всё ещё поддерживаемая с двух сторон Дударом и Адаром, она дошла до костра, села на приготовленное ей ложе, обвела взглядом ожидающие лица.

- Да, это действительно Окно... Хотя его и не должно быть... Но если нет пришельцев, значит, оно только открывается...Я не знаю, с какой целью оно вдруг открылось. Может быть, закончился срок ожидания последнего, не вернувшегося... Но, даже если это начало нового вторжения, Аджис отсрочил их появление... Если его примут за возвратившегося пришельца, который остался здесь навсегда, там, откуда они приходят, понадобится время, чтобы разобраться во всём и накопить энергию, которая потребовалась для перехода Аджиса... Время у нас есть, - задумчиво произнесла она. - Но не так много... - Глядя на Дудара, продолжила. - Здесь должна остаться застава, всем остальным нужно как можно быстрее вернуться в город. - И опередила того, намеревавшегося что-то сказать. - Ты с юношами вернёшься в город. Там есть стены, которые мы возводили, чтобы отражать нашествие пришельцев. Кариса и Зута пойдут с вами. Здесь останемся только мы с Гитой...- И предупредила возражения. - У меня есть метатель, если они появятся раньше, чем придут раджинцы со стигсом, я смогу их задержать. А Гита сразу же поспешит в город.

Дудар хотел что-то возразить, но Суперсудьбоносная не дала.

- Слушай и исполняй! - произнесла она тоном, каким отдавала приказания на глиссере. - В городе сразу всё расскажи Князю и пусть тот отправит Раджа или Саджа со стигсом сюда... Нет, им нельзя... - Она подумала. - Пусть сам решит, кому доверит своё оружие. А ты, вместе с Валисой, которая сейчас управляет городом, займись укреплением стен, они уже нуждаются в этом, и заставь Красиса, наконец-то, сделать новое оружие... - И после паузы с горькой улыбкой добавила. - Вот и пригодится выучка твоих воинов-бунтовщиков... Только не затевай сейчас никаких перемен, мы с тобой всё решим, когда отразим это новое нашествие. - И громко, всем: - А теперь не медлите, собирайтесь и уходите...

Дудар хотел было что-то сказать, но передумал и приказал:

- Все слышали?.. Все, кроме Гиты, собирайтесь, мы идём в город...

/Ожидание нашествия

1

К Окну пришли Князь и Васис. У обоих были стигсы и Суперсудьбоносная не удивилась выбору Князя, всё-таки Васис был его внук, в нём текла кровь раджинцев и, как верил Князь, эта кровь диктовала неукоснительное исполнение Директивы Освоения, а потому не могла нанести вреда ни планете, ни Космосу. Глядя на статного и мускулистого Васиса, она подумала, что тот вполне может составить конкуренцию Дудару уже в скором будущем. Но сейчас не это было главным и она не стала разбираться, нравится ей это или нет.

В ожидании помощи из города они с Гитой только и могли, что наблюдать за поляной, окрестностями и тропой на перевал. Она даже не знала, осталось ли Окно или же оно закрылось.

На ночь к костру приходил невесть где пропадавший Крас. Он жадно набрасывался на еду, насытившись, то ли спал, то ли бодрствовал, сидя у костра, а наутро исчезал. Но его присутствие успокаивало. Суперсудьбоносная отчего-то верила, что он не пропустит пришельцев, обязательно предупредит их.

Князь тоже попытался подойти к Окну, чтобы удостовериться в его наличии, но рисковать не стал и остановился, как только ощутил первый неясный и несильный зов. Отойдя назад на расстояние, где воздействие Окна не ощущалось, и удостоверившись, что на Васиса оно не воздействует, попросил того проверить, осталось ли Окно в тех границах, которые стрелами отметил Дудар. Оказалось, Окно уменьшилось, но не исчезло совсем.

Наблюдавшие за Васисом с холма, на котором ещё остались следы пещеры похожих, Суперсудьбоносная и Гита почувствовали облегчение. Суперсудьбоносная согласилась с предложением Князя уйти в город и прислать сюда пару быстроногих юношей.

- Я быстрее всех, - вмешалась в их разговор Гита. - Я могу вернуться с Гантисом, он тоже быстро бегает...

- Ну, это уж как вы решите в городе,- не стал возражать Князь. - Мы сумеем сдержать первый натиск, если они будут появляться в той же прогрессии как и прежде ... К тому же, это будет не скоро, Окно уменьшилось... Может, оно закроется ... - Не совсем уверенно закончил он.

- Краса подкармливайте, - напомнила Суперсудьбоносная, уходя. - Он не пропустит чужих...

Князь кивнул.

...Крас появился на следующий вечер. Молча поел добытой днём и приготовленной Васисом рыбжи, а утолив голод, лёг возле костра между ними и безмятежно заснул.

- Да уж, не пропустит он, - проворчал Васис.

- Ему дано знание, недоступное нам, - не согласился Князь. - Он несомненно знает, что в ближайшее время из Окна никто не появится, поэтому так безмятежен.

- Он просто видит в нас защитников, - не согласился Васис.

И Князь не стал ему возражать, подумав, что, может быть, тот прав и в голове похожего не хранится информация, которой тот, как и Хранитель Безмолвный, не способен поделиться, а всего лишь работают обострённые, как у животных, инстинкты. И что тот не знает «кто придёт», просто услышал и повторил услышанное...

Если, действительно, он это услышал...

Этот вопрос не давал покоя и горожанам после того, как вернувшиеся во главе с Дударом юноши, принесли в город весть об Окне и печальные известия о гибели двух своих товарищей.

Гибель Элдара выбила из колеи Валису. Она сказала, что не в состоянии заниматься городскими проблемами и передаёт управление городом Дудару. Но тот неожиданно отказался, заявив, что у него не будет времени на бытовые дела, нужно готовиться к обороне и напомнил, что Элдар не только её, но и его сын. Они даже вновь сблизились, ночами утешая и лаская друг друга. И всерьёз намеревались завести маленького.

Аджа-младшая известие об исчезновении сына восприняла неожиданно спокойно. Удивлённый этим спокойствием, Князь даже попросил Суперсудьбоносную поговорить с ней, что та и сделала. А потом, не скрывая своего скептического отношения к услышанному, передала ему, что Аджа-младшая убеждена, что Силадж-младший жив, что он обитает на неведомой планете, на которой обосновалась часть древних раджинцев после раскола, и что теперь их сын, Аджис, находится там же, где встретился с отцом.

- Я теперь поняла, почему Аджис нарушил запрет. - Сделала вывод Суперсудьбоносная. - Он поверил матери и решил отправиться вслед за отцом....

И после паузы, пристально глядя на Князя, сказала.

- Впрочем, это вполне объяснимо, ведь он раджинец. А вы все помешаны на своей Директиве. И как быть в таком случае остальным?.. У властительниц тоже есть своя сила и вера. Да и хрисы молятся звёздному небу по-своему... Князь, не кажется ли тебе, что нам пора определить одну цель, одну веру для всех?

Тот согласно наклонил голову.

- У властительниц цель была и есть одна - бороздить Космос - продолжила Супесудьбоносная. - Наша цивилизация долго шла к ней, для нас главное - вырваться из обыденности нашей вполне милой, но небогатой ничем планеты. А верим мы в себя и свои силы. Для вас же, насколько я поняла, главной целью было обустройство вашей планеты, которой уже нет. И вы пошли в Космос не по желанию, а по необходимости... И верите вы в гармонию с окружающей вас реальностью, которую стремитесь создать...Что же касается хрисов, то их цивилизация слишком молода, чтобы сформулировать цель, они ещё только познают и свою планету и Космос... И верить они готовы в равной степени в то, во что верим мы или во что верите вы... Но здесь, на этой планете, сегодня именно наша вера в себя и в свои силы способна объединить всех. Вполне возможно, наступит очередь и вашей веры, но это будет нескоро...

- У вас замечательная вера, но она пригодна для блужданий в Космосе... А ваша цель очень далека, для создания межпланетного корабля потребуется много времени и много поколений. И путь к вашей цели лежит только через Освоение, - отозвался тот.

- Ты исключаешь появление здесь властительниц?

Князь задумался. Затем, не торопясь, произнёс:

- Ты сама определила, что на этой планете возникла новая цивилизация... Даже если властительницы и прилетят сюда, они не найдут единую ветвь своих потомков... Ни по крови, ни по знаниям, ни по устремлениям. Все наши дети будут для них аборигенами, обитателями этой планеты, несмышлёнышами, ведь ни мы, ни вы, ни хрисы не смогли передать им хотя бы небольшой, необходимый для самоопределения объём знаний. Они владеют другими навыками, опытом, чуждыми властительницам... И я не удивлюсь, если прибывшие властительницы, их ровесницы, просто захотят освободить эту планету от всех нас...

- Я им это не позволю, - возразила Суперсудьбоносная.

- Если они прилетят, пока мы живы, может быть... Да и я не уверен, что они послушаются тебя, пусть даже и владелицы этой планеты...

Суперсудьбоносная хотела возразить, но представила, как бы она поступила в схожей ситуации в том возрасте и с теми мыслями, с которыми подлетала к этой планете, и лишь негромко закончила:

- Я надеюсь, мы встретим их и они не решатся нарушить законы Абудара.

- Я тоже надеюсь на это. Но понять эту планету и научиться ею управлять не будет лишним умением... И придаст нам больше силы...

- Ты предлагаешь сформулировать цель, взяв за основу Директиву?

- И постулаты властительниц... Которые подходят к нашей жизни... И вера будет формироваться естественно, в процессе постижения планеты и себя...

- Боюсь, что пришельцы из вашего прошлого не предоставят нам такой неспешной возможности, - напомнила Суперсудьбоносная. - А властительницы не заставят себя ждать...

...Теперь у Князя была возможность обдумать этот разговор и он всё более утверждался в мысли, что некий свод законов, определение цели для детей, внуков и последующих поколений действительно следует сформулировать. Но заняться этим после того, как станет ясно, с какой целью открылось Окно.

2

Отказавшись на словах от управления городом, на деле Дудар скоро стал единственным, чьё мнение по всем вопросам городской жизни, стало главным. Прежние споры о назревших переменах как-то сами собой затихли, была забыта также и прежняя система управления через Совет и Сбор. Теперь каждый день начинался с совещания Дудара со своими помощниками и распределения поручений, кто чем будет заниматься. А нужно было сделать многое: укрепить стены, подготовить к жизни всех горожан пещеру, если вдруг придётся там прятаться от пришельцев, запастись едой на длительный период, кто знает как долго продлится их противостояние новому нашествию.

Кроме того необходимо было сделать более эффективное оружие, которое бы уничтожало пришельцев, а не возвращало их обратно. Решение этой задачи взяли на себя Красис и Рантис и неожиданно вызвался им помогать Абудар, вдруг утратив интерес к урокам Зантиса по приготовлению новой пищи.

Только эти трое были освобождены от участия в общих делах.

Гадж и Адар были главными советниками и распорядителями, а их ближайшими помощниками стали Гантис, Элаф и Адам, наделённые правом также отдавать распоряжения и порицать нерадивых, несмотря на возраст тех. Это вызвало протест старшего поколения, особенно раджинцев, вначале Дудару приходилось самому разрешать конфликтные сиутации и разъяснять целесообразность их распоряжений, но спустя время это стало привычным и в какой-то мере даже необходимым.

А Дудар ходил по городу с неизменной довольной улыбкой, тайно радуясь, что таким образом он без всякой огласки вводит в привычную жизнь то, на чём не так давно настаивал и ради чего и уводил повзрослевших юношей из города, и никто этого не замечает...

Но он не был проницателен. Возвышение юношей над остальными, игнорирование Совета и Сбора, всё более очевидный директивный стиль правления Дудара заметили и Валиса, и раджинки, и особенно Гита. Но Валиса, подавленная потерей сына и озабоченная рождением нового ребёнка от Дудара, отбросила прежние мысли, находя вполне справедливым то, что основная роль женщин, действительно, рожать детей, а не уподобляться властительницам, помешанным на своём рыскании по Космосу и желании обогатиться. Тем более, что жизнь в глиссере, которую знала по рассказам и властительниц и хрисов, она себе представить не могла.

Раджинки, прежде недовольные и дававшие на каждом шагу советы, увидев, что Дудар прислушивается к ним, а если нет, то объясняет почему, тоже успокоились.

Только Гита не находила себе места, словно забыв, чьей дочерью она является и пытаясь убедить подрастающих девочек не подчиняться мужчинам. Зуту и Еву она сделала своими сторонницами, но взрослые женщины напоминали ей о нависшей опасности, о которой она, в отличие от них, имела смутное представление и предлагали отложить выяснение отношений на время борьбы с пришельцами. Но её поведение расхолаживало остальных и наконец Дудар пожелал с ней поговорить наедине.

Они разговаривали в главном дворце, возле Хранителя Безмолвного, словно призывая того в свидетели.

Дудар был как никогда серьёзен. Он долго рассматривал Гиту, словно хотел разглядеть нечто, о чём знал только он, отчего той даже стало не по себе. И этот пристальный и пронизывающий взгляд заставил и её стать серьёзней. Она почувствовала, что это не будет обычным порицанием, которые уже не раз выслушивала от отца.

- Ты уже стала совсем взрослой, - наконец начал Дудар. - Я даже не заметил, когда ты выросла... И ты характером вся в свою мать...

- И я горжусь этим.

- Ты вправе гордиться матерью... Властительницы достойны уважения. Они - олицетворение силы. Как раджинцы - олицетворение ума. И те, и другие - столпы нашей цивилизации.

- А хрисы? Похожие?- спросила Гита.

- Хрисы - это опыт и терпение. Что же касается похожих, то они больше дети Космоса, таинственные и странные и их предназначение неведомо... Но я хотел с тобой поговорить не о прошлом... Я знаю, что ты недовольна тем, что сейчас я ни с кем не советуюсь, а мужчины, мои помощники и даже твои сверстники, стали главными в городе. Это подтверждает то, что в тебе таится сила властительниц... И придёт время, эта сила будет востребована. Придёт время и ты заменишь меня.

Гита хотела что-то сказать, но он не дал ей, продолжил.

- Но это будет лишь после того, как я доведу до конца то, что задумал. Когда наш город пополнится новорождёнными мальчиками, а функции мужчин и женщин будут чётко определены и разграничены. Ты увидишь, что это позволит нам всем жить лучше, более упорядоченно. И мы больше станем заниматься изучением планеты, узнаем о ней всё и, может быть, найдём мыслящих существ. У нас будет также время многое узнать от ещё не покинувших нас старших. Узнать о планетах, с которых они прибыли сюда, о цивилизациях, Космосе... Вот что будет нашей главной целью. Не выживание, как сейчас, а обретение знаний.

- Но мы и так учимся, - неуверенно произнесла Гита.

- Всему понемногу... Вот посмотри на них, - он повёл рукой в сторону Хранителей. - Один из них жив, но не поделился ничем. Он молчит. Может быть и не поделится и здесь мы не властны. А другой, созданный умами и руками раджинцев, несомненно может и должен открыть нам свои знания. И мы должны понять, как это сделать... Я хочу, чтобы это случилось при моей жизни... Ты понимаешь меня?

- Да, - кивнула Гита, хотя поняла не всё. Она не могла отвести взгляда от живого Хранителя, ей показалось, что тот слегка наклонил голову, словно подтверждая слова Дудара. - Да, отец... Но я не хочу подчиняться Гантису или Элафу и Адаму...

Дудар улыбнулся.

- Это в тебе говорит кровь властительниц... Это пройдёт... Тем более, что ты никому не будешь подчиняться. У тебя будет другая задача. Ты теперь слушаешь только меня и исполняешь то, что я тебе поручу.

- И что же?

- Пока ты отправишься с двумя подростками, подбери посмышлёней и покрепче, к Окну. Сделаешь из них быстрых и выносливых гонцов...

3

Гита привела с собой двух длинноногих подростков, которые должны были при появлении пришельцев сломя голову бежать в город, а горожане при их появлении выходить на стены. В том, что выбор был правильным, она убедилась по пути, те оказались и выносливы и послушны, охотно усваивая советы, которые она давала им по пути. Что же касается обратного самостоятельного маршрута, то тропинка, соединяющая город и долину Окна, была так хорошо набита, что заблудиться при возвращении было невозможно.

Появление Гиты обрадовало Васиса, а у Князя появилась возможность переложить на подростков заботы о пропитании и костре, им эти заботы были не в тягость. Подросткам было разрешено облазить все окрестности, за исключением поляны, где было Окно. А уж охотиться на рыбжу в водоёме они могли днями.

Размеры Окна за это время не изменились. Каждые утро и вечер Васис приближался к нему, отмечая лежащие на прежних местах стрелы и выпуская в центр одну-единственную, чтобы убедиться, что Окно не закрылось. Когда они были вдвоём с Князем, на нём лежали заботы о пропитании, а Князь заботился о костре. Теперь же Князь предпочитал предаваться своим размышлениям, сидя на склоне, с которого просматривалась поляна, а Васис уединяться с Гитой, ловя себя на всё усиливающимся желании видеть её постоянно рядом.

Было время, и он это помнил, когда они с Гитой враждовали, не раз сталкиваясь в подростковых сражениях. Гита всегда была предводителем девчонок, бестрашно бросалась в любую передрягу, ведя их за собой. И остановить её было практически невозможно. Васис же в этих играх-стычках предпочитал принимать решение обдуманно и, как правило, всегда устраивал безрассудной Гите ловушку. Гиту это очень злило и она в другое время старалась не замечать Васиса.

Когда они вышли из возраста игр, их интересы не пересекались до того момента, когда Дудар решил обучать уже повзрослевших подростков владению оружием. Игнорирование девушек в этой новой и уже взрослой игре настолько обидело Гиту, что она всю несправедливость этого возложила исключительно на Васиса, и если вдруг их взгляды и встречались, то она вкладывала в свой взгляд столько презрения, что тот не мог этого не чувствовать. Но, когда они нашли беглецов здесь, в долине Окна, она первым делом поискала глазами его. И когда их взгляды встретились, уже не смогла, как прежде, того испепелить. И даже промедлила, не отвела свой взгляд сразу, уловив, что и он не хотел отводить свой. С этого момента мысли о нём стали часто приходить ей. И она даже как-то поймала себя на чувстве тревоги, а вдруг с ним что-нибудь случится...

Теперь они могли сколько угодно быть вместе. Вместе подходили к границе Окна. Вместе, разговаривая, гуляли по окрестностям. Или ходили купаться к водоёму под скалой, когда подростки, наловив рыбжи, уходили к костру. Разойдясь на противоположные берега, раздевались, перед тем как броситься в воду, издали с любопытством и волнением наблюдая друг за другом. Гите нравилась мускулистая, с гибким торсом от хрисов, с гордо посаженной головой от раджинцев, фигура Васиса. А тот откровенно любовался овалами её бёдер, тонкой талией от властительниц, небольшой грудью от раджинцев. В воде он тут же размашисто плыл в её сторону, мечтая обхватить это тело, ощутить его своей кожей, но она, подпустив его к себе, когда он почти уже касался её, уворачивалась, уплывала, ныряла, исчезая в глубине, лишь изредка позволяя чуть-чуть задеть либо ногу либо руку. А когда он уставал гоняться за ней, быстро уплывала к своему берегу и уже одетая подходила к нему, казалось, нисколько не утомлённая этой новой для них игрой.

На берегу она позволяла ему приобнять себя и даже иногда сама прижималась к нему, отчего он совсем терял голову. Но ничего более не позволяла. Они словно поменялись своими детскими ролями, теперь он был более безрассуден, а она разумно-сдержанна. И теперь она всегда выигрывала.

В один из таких вечеров она передала ему разговор с Дударом о том, что их молодой цивилизации нужна объединяющая цель. И что в основе этой цели должны быть знания, которые известны Хранителям.

- Он не верит, что Хранитель Безмолвный когда-нибудь сможет их нам передать, - сказала она.- Поэтому считает, что нужно искать способ, чтобы получить доступ к знаниям другого Хранителя. А ты как считаешь, это возможно?

- Я не думал об этом. - растерялся Васис. - И у нас ведь есть цель, мы собираемся обойти всю планету, найти тех, кто живёт здесь... Это замечательная цель, зачем нам какая-то другая?

- Ну хорошо, вы обойдёте, узнаете о ней всё и даже, может быть, найдёте подобных нам мыслящих существ, а что дальше?

- Дальше появится другая цель, - неуверенно произнёс Васис.

- А если эта новая цель не объединит всех?.. Кстати, ведь не все сейчас разделяют идею об экспедиции... Старшим это совсем неинтересно...

- Тогда и будем думать.

- И потом, эта цель близкая, а надо чтобы была такая далёкая-далёкая, почти недостижимая... - Она легла на спину, стала смотреть в звёздный Космос. - Вот как те звёзды... И где-то среди них - планета властительниц... Жаль, что у раджинцев своей планеты уже нет... Но зато есть у хрисов... - Она возбуждённо села, горячими ладонями обхватила его голову, запрокинула. - Смотри... Давай искать вместе... Я - планету властительниц, а ты - планету хрисов... Ведь я наполовину властительница, а ты наполовину хрис...

- Мы никогда их не найдём...

- Найдём... Она тебе обязательно подмигнёт, смотри внимательнее...

Она замолчала, всё также глядя на звёзды.

- Я уже нашла... Она мне мигает. У неё голубой свет... А ты?

- Не знаю...

- Смотри внимательнее...

- Ну вот одна вроде, красная, мерцает... Посмотри, вот в том созвездии...

- Нет... - Она опустила его вскинутую руку. - О своей планете должен знать только ты... И только я о своей...

- Но они хотя бы рядом друг с другом?..

Гита отстранилась, посмотрела на него...

- Я думаю, они недалеко друг от друга... И мы сначала побываем на моей, а потом слетаем и на твою...

- На чём?

- На чём?.. А это неважно... Мы получим доступ к Хранителю раджинцев и тогда всё узнаем...

- А если мы не сможем разгадать как получить эти знания?

Гита неодобрительно взглянула на него.

- Нет, я, конечно, верю, но ... - И вдруг радостно предположил. - А вдруг заговорит другой, живой... Он ведь иногда говорит...

- Может и заговорит, - согласилась Гита, всё ещё продолжая смотреть вверх. - Но если и нет, как это здорово, получить доступ к этим знаниям раджинцев. В нас ведь наполовину течёт их кровь...

- Может быть это и есть наша главная цель...

- Да. - неожиданно твёрдо согласилась она. - Я скажу об этом Дудару. Эта цель гораздо важнее, чем ваша экспедиция. Даже если вы и найдёте мыслящих обитателей этой планеты ... - Поднявшись, протянула ему руку. - Идём, а то Князь, наверное, уже потерял нас...- И добавила, приблизив лицо так, чтобы в отблесках звёзд видеть его глаза. - Только ты пока ничего не говори ему о нашей цели...

- А я сам не понял, в чём она? Чтобы заговорил Хранитель?..

- Как не понял, - удивилась она. - Это цель для всех... А наша - побывать сначала на моей, а потом на твоей планете...

4

Ночью пришёл Крас.

Проснувшийся первым, Князь увидел его сидящим перед потухшим костром и был тот совсем не похож на привычного, живого, словно юла, Краса. Сначала удивлённый этой позой, а затем, встретившись взглядом с неожиданно осмысленными глазами похожего, неожиданно для себя он вопросительно произнёс:

- Он пришёл?

И столь же неожиданно Крас кивнул в ответ, оставаясь всё также неподвижен.

И тогда Князь задал ещё один вопрос:

- Кто он?

Но на этот раз Крас остался недвижим. Некоторое время он продолжал смотреть на пепелище и вдруг сорвался с места и стремительно исчез в зарослях...

Князь сжал в ладони стигс и стал вглядываться в рассеивающуюся тьму, но вокруг были лишь привычные дервевья, склоны, начала проявляться поляна, но каких-либо перемен на ней отсюда не было видно.

Проснувшийся Васис по напряжённой позе Князя догадался, что что-то произошло, но спрашивать ничего не стал. Также как тот, перехватил поудобнее стигс и тоже стал оглядывать окрестности.

- Был Крас, - наконец сказал Князь. - Кто-то появился из Окна. Скажи Гите, чтобы она оставалась здесь с подростками. И была готова. А мы с тобой сейчас спустимся к Окну...

Васис поднял Гиту. Та, казалось, не удивилась известию, но оспорила приказ Князя, убедив того, что лучше, если они будут сейчас держаться все вместе и подняла заспанных подростков.

Осторожно, постоянно оглядываясь по сторонам, они пошли к Окну. На это раз Князь ощутил зов на большем, чем прежде, расстоянии от него. И ожидая, что скажут Васис и Гита, прошедшие дальше к поляне, он уже не сомневался, что Окно увеличилось. Так и оказалось.

Кто же этот Он и куда направился, думал Князь, глядя на ожидавших его решения Васиса и Гиту. Что имел в виду Крас под словом Он? Это тот, о ком предупреждал Хранитель, если, конечно, это не придумал сам похожий? Или же это первый из уже знакомых пришельцев и всё повторится как прошлый раз и их число будет каждый раз удваиваться?.. Впрочем, теперь он не станет торопиться отправить их на Нигею, они постараются справиться с первым так, чтобы тот остался на этой планете...

Он ещё раз внимательно оглядел поляну, деревья по её краям, видимые склоны дальнего хребта и ближний склон, по которому они спустились. И ничего необычного не заметил.

Подумал, что цель того, кто пришёл, по-видимому, не стигсы... Значит, это не пришельцы. Но кто тогда?.. Или же у пришедшего другая цель, город...

- Мы возвращаемся в город, - сказал он. - По пути старайтесь замечать все изменения. И не упускайте из виду друг друга.- Строго посмотрел на подростков, явно обрадованных произошедшему. - Слушаться старших беспрекословно и никуда, слышите, никуда от меня не отходить...

Те, помедлив, всё же согласно покивали, но тут же рванулись вперёд и Князь вынужден был на них прикрикнуть.

Васису и Гите он велел идти параллельно с ними, но так, чтобы он их, а они его с подростками, тоже всё время видели.

- Гита пусть более внимательно смотрит, нет ли чего необычного, а ты, Васис, охраняй её... Вы тоже делайте как Гита, - повернулся он к подросткам. - И если что заметите, сразу говорите мне.

И они медленно направились к хребту.

Так и не встретив ничего необычного и не увидев того, кто пришёл, стали подниматься на перевал. Первым поднялся Князь, за ним подростки и Гита, последним Васис.

День уже близился к закату и Князь решил переночевать на перевале, он был уверен, что пришедший ещё не поднимался. Они внимательно осмотрели единственную пригодную для подъёма тропу, и никаких чужих следов не нашли. Было нелогично предположить, что пришелец игнорировал лёгкий путь, когда он был свободен. Поэтому Князь решил, что эту ночь они с Васисом по очереди будут наблюдать за тропой.

...Что-то необъяснимое разбудило Васиса. Ему послышалось, что кто-то его окликнул, назвал по имени. Голос был далёкий, еле различимый, но его интонация была похожа на ту, которую он запомнил с детства, когда его маленького успокаивала мать. Её голос тогда вселял силу и уверенность в том, что все страхи будут побеждены и всё будет хорошо. В этом же голосе было к тому же ещё обещание чего-то неведомого, но манящего...

Он поднялся, вышел из-за скалы, возле которой они спали, стал также, как и сидящий на краю Князь, вглядываться в тропу.

- Ещё рано,- сказал Князь. - Поспи.

- Я уже отдохнул... Иди ты ...

- Если что-то услышишь или увидишь, сразу же подними меня, - приказал Князь, устраиваясь на его место рядом с Гитой.

Васис сидел на скальном выступе и отмечал как медленно отступает темнота. Вот уже стал виден край скалы с уходящей вниз тропой, всё чётче проявлялся хребет, скоро лучи Сонша выкрасят их позолотой, исчезнет таинственность, вернутся дневные заботы...

В это мгновение он и увидел большую, значительно выше его и даже Князя, но отчего-то без чётких очертаний фигуру в светлом струящемся одеянии... Эта, казалось, невесомая фигура легко скользила по верхушкам скальных плит на перевале, приближаясь к нему, а он зачаровано глядел на неё, зная, что нужно разбудить Князя, приготовиться к отражению этого неведомого существа, отмечая одновременно, что совсем не так представлял себе пришельцев по рассказам взрослых, но не мог даже поднять руку со стигсом. Фигура замерла на скале напротив, из расщелины которой когда-то Князь и его отец, Силадж, отражали нашествие пришельцев. И в это время красный луч лёг на неё. Фигура словно вспыхнула, пурпурно окрасившись, и он услышал:

- Не сейчас...

Или ему это всё только почудилось, потому что в следующее мгновение ничего уже не было, кроме рдеющей в восходящих лучах скалы...

Васис продолжал сидеть, не зная, будить Князя или нет и вдруг услышал:

- Ты это видел?

От неожиданности вздрогнул, резко обернулся. Гита стояла за ним, не сводя взгляда со скалы...

- Ты видела? - спросил он.

- Я думала, что пришельцы совсем другие, уродливые, страшные...

- Я тоже.

- Значит, мы оба видели одно и то же, - обрадовалась отчего-то она.

- Я не видел откуда он поднялся... Он шёл по хребту... Нет, не шёл, парил...

- И исчез...

- А если он ушёл в сторону города? - испугался Васис и торопливо подошёл к Князю, нагнулся, коснулся рукой плеча того.

Князь тут же поднялся.

По виду Васиса и Гиты он понял, что-то произошло. Но услышанное удивило и его.

- Вы не ошиблись? Он выглядел именно так, как описали? - уточнил он.

- Это не пришелец? - догадливо произнесла Гита.

- Да. Тогда они были совсем другие...- задумчиво сказал Князь и приказал: - Поднимайте подростков, мы идём в город...

5

Первое о чём им поспешили поведать горожане, это о странном поведении Краса. Появившись в городе, он не стал, как прежде, колесить по нему, а прямиком направился в главный дворец и сел рядом с Хранителем Безмолвным, приняв точно такую же позу.

Князь, Васис и Гита тут же отправились убедиться в этом и удивились увиденному, настолько теперь оба молчащих были похожи: одна и та же поза, только разный рост и пропорции тела.

Князь, Васис и Гита молча, с удивлением смотрели на эти то ли живые, то ли мёртвые изваяния и чего-то ждали. Пришедшие вместе с ними Суперсудьбоносная и Красис, уже переставшие удивляться подобному преображению похожего, стояли поодаль, осмысливая услышанное от вернувшегося дозора. Поэтому они не разобрали слов, произнесённых Хранителем Безмолвным. Зато их хорошо услышали трое стоящих впереди.

«И начало в конце» негромко произнёс тот.

Они переглянулись, ища подтверждения, что не ослышались, и Князь первым негромко повторил эти слова. За ним про себя повторили Васис и Гита, а потом и Суперсудьбоносная и Красис, услышавшие их из уст Князя и только теперь понявшие, кто их произнёс прежде...

- Я думала, что никогда не услышу его голос, - призналась после паузы Суперсудьбоносная, тщетно пытаясь постичь смысл сказанного.

А Князь мысленно объединил самую первую фразу оракула: «Начало конца заложено» и только что услышанную, прозорливо догадываясь, что они взаимосвязаны...

Они ещё некоторое время молча стояли рядом с Хранителями и Красом, сначала надеясь, а потом понимая, что ничего больше не услышат и, как и всё прежде изречённое Хранителем Безмолвным, бывшим некогда живым раджинцем Князем Блуждающим, эти фразы так и будут таить в себе неведомый им секрет.

Неподвижность Краса тоже вызывала любопытство, но воспринималась как очередная причуда повреждённого умом существа, который если не за ними следом, то несколько позже, но покинет дворец и вновь станет всем узнаваемым Красом.

Наконец Князь первым направился к выходу, подождал перед дворцом остальных.

- Стены нас не защитят от Пришедшего, - сказал он, когда подошли остальные. - Боюсь, что и стигсы нам не помогут...

- Ты предполагаешь или уверен? - уточнила Суперсудьбоносная.

- Уверен, - после паузы ответил Князь.

- Ты что-то знаешь о подобных существах... - догадалась Суперсудьбоносная. - Так расскажи нам...

Князь ответил не сразу.

Он вспомнил их беседы с Князем Блуждающим, когда он ещё не был Князем, а был первым помощником Силаджем. Однажды, дрейфуя в Космосе и коротая время в разговоре, они затронули тему, касаться которой на Раджинге было не только запретно, но и неприлично. Речь зашла об оставшемся в далёком прошлом расколе их ранней цивилизации. Почему вдруг Силадж задал вопрос об этом, он и сам не знал. Может быть оттого, что вокруг был необъятный Космос, а не защитные кроны родной планеты и все границы и запреты казались сущей глупостью. И он не ожидал, что Князь Блуждающий ответит на него. Но тот, пронзив его взглядом, после паузы стал говорить.

- О том времени у нас весьма скудные сведения. И противоречивые. Достоверно только известно, что покинувшие планету не признавали Директиву. Они считали, что Закон Гармонии - это не взаимодействие с окружающим миром, а равновесие в собственном облике. Что цель цивилизационного развития состоит не в Освоении планеты и создании комфортных условий для проживания, а в постижении и совершенствовании своего духовного и физического тел, являющихся, по их мнению, разумными составляющими Космоса.

- Но ведь это заблуждение, - не выдержал тогда Силадж. - Потом ведь они нашли не обустроенную планету и вернулись к Директиве, стали её обустраивать, насылая нам чудищ...

- Это не совсем так, - покачал головой тот. - Да, они действительно подали о себе весть и даже предлагали объединить обе цивилизации. Но на тот момент эти две ветви некогда одной цивилизации уже весьма существенно отличались. Наша ветвь на Раджинге достигла технических вершин, сумела обустроить планету и могла бы предотвратить даже надвигающуюся катастрофу, из-за которой мы сейчас и бороздим Космос, если бы у нас было больше времени. - Он вздохнул, вспомнив цель экспедиций и неизбежную гибель Раджинга в будущем. - Они же совершенствовали управление собственным физическим телом и также обрели большие знания и умение, достигли успеха.

- Откуда это известно?

- Был контакт... Вернее попытка контакта, потому что они существовали уже в ином измерении, и общения, такого как между раджинцами, быть не могло.

- Как это?

- Я не могу тебе сейчас рассказать всё, что знаю об этом... К восприятию этих знаний нужно быть готовым. Ты ещё не готов. Но хочу, чтобы ты знал, наше оружие, стиратели генетических структур, разработано на основе полученных от них знаний и по их рекомендациям. Тогда же мы услышали и название планеты, которая стала для них домом, - Нигея....

...Сейчас, вспомнив эту беседу, Князь чуть было не проговорился, что допускает, что в этом, со слов Васиса и Гиты, неуловимом облике появился сам нигеец, его брат... по крови... если она у них есть... Но тогда придётся передать и тот давний разговор... А поймут ли его властительницы и хрисы, представители более молодых цивилизаций, не пришедших ещё даже к основам философии Освоения... А как отнесутся к подобному сообщению остальные раджинцы? Да и как он сам воспримет этого Пришедшего, когда увидит?.. И не нашёл ответов на эти вопросы самому себе, поэтому уклончиво отозвался:

- Я знаю недостаточно, чтобы сообщить что-то конкретное... К тому же я не видел Пришедшего...

- Но это, как я понял, не те, что были прошлый раз...- уточнил Красис.

- И не стражи, - добавила Суперсудьбоносная. - Но, Князь, кто бы это не был, он пришёл с планеты, которую осваивала ваша цивилизация, пусть и так давно, что в это не верится. А ты на этой планете заложил начало новой, нашей цивилизации. Для той ты уже давным-давно мельчайшая частица будущего, к тому же вновь рассеянного по Космосу. И неведомо как долго раджинцы, если, конечно, они выжили ещё где-нибудь, будут её возрождать. Здесь же Космос распорядился так, что положено начало нового будущего разумной жизни, объединяющего сразу три разных цивилизации. Ты ведь понимаешь, что это не случайно... И тебе нужно поделиться своими знаниями с нами...

- И четвёртая - похожие. Они не только дети раджинцев, но и Космоса... - добавил Князь. И заверил: - Как только я сам увижу это существо, я обязательно поделюсь своими соображениями.

- Так нам работать над новым оружием?- вдруг спросил Красис, также как и Суперсудьбоносная догадавшийся, что Князь что-то не договаривает. - А то Дудар нас торопит...

- Конечно, - поспешила ответить за Князя Суперсудьбоносная. - Город живёт исключительно ожиданием нападения... И, кстати, неплохо подготовился к защите. Правда, ожидая тех, прежних, пришельцев... - Повернулась к стоящим здесь же Васису и Гите: - А вы никому не рассказывайте, кого видели... Им, и даже Дудару, достаточно знать, что Окно расширилось, а поэтому нашествие неизбежно. Пусть будут готовы...

6

Дудар ощущал свою необходимость и нужность всем без исключения. К нему обращались женщины, занимающиеся подготовкой к хранению съедобных припасов, Зантис с предложениями по обустройству помещения для приготовления пищи в пещере, Красис с требованием необходимых составляющих для изобретаемого оружия. И, естественно, в нём нуждались его помощники, выполнявшие различные поручения. Кроме того, после известия о том, что Окно открылось и следует ждать появления пришельцев, нужно было подготовить подростков, которые теперь стали глазами и ушами города, постоянно дежуря на стенах, рассказать им как выглядят нежданные гости. Днём дежурство было возложено на них, ночью же на стены поднимались по очереди кто-то из раджинцев со стигсом, кто-то из властительниц с метателем и двое-трое взрослых хрисов и юношей с арбалетами. Перед стеной разводились костры на таком расстоянии, чтобы между ними не оставалось тёмного пространства, заготовка хвороста для которых теперь также стала каждодневной заботой подростков.

Возбуждение нарастало с каждым днём ожидания. Только пятёрка, знавшая об истинном облике появившегося из Окна существа, не поддалась этому общему состоянию нетерпения. Правда, Суперсудьбоносная регулярно поднималась на стены и вместе с Дударом проверяла готовность защитников города, да Красис теперь устанавливал на наиболее вероятных тропах ловушки - ёмкости, заполненные взрывной смесью с подведёнными от ближайших костров пропитанными смолой лианами. По его замыслу эта смесь должна было взрываться от огня и уничтожать всё в большом радиусе. Правда, так ли это будет на самом деле, он на практике не проверял, смеси было не так много, но смоделировал микровзрыв и по нему рассчитал силу большого.

Так в ожидании прошло несколько дней. За это время были завершены все начатые дела и хотя до сезона дождей было ещё далеко, город замер, не в силах вернуться к обыденным будничным делам.

Спустя пару дней Суперсудьбоносная не выдержала, дотошно расспросила Васиса и Гиту, как выглядел тот, кого они видели, потом спросила у Князя, не могло ли быть это просто каким-нибудь видением детям или, может быть, одному показалось, а вторая просто поверила и теперь говорит, что тоже видела...

Князь сказал, что он верит и Васису и Гите.

Он понимал, что она ждёт от него объяснения, но не решился рассказать, что знал о нигейцах, пока сам не увидит Пришедшего. И не мог понять, почему тот никак не проявит себя. Подумал, что может быть это был разведчик и он должен был просто убедиться в их существовании?..

Он решил отправиться вновь к Окну, чтобы убедиться, есть Окно или же оно закрылось, но наутро к нему пришла Всезнающая. Последнее время она редко появлялась в городе, предпочитая больше находиться в пещере, где теперь стала главной помощницей Дудара по её обустройству. Там оно хорошо ориентировалась и, как сама говорила, лучше видела. Если в городе она и появлялась, то исключительно за чем-то необходимым или с просьбой к Дудару. Но на этот раз она прямиком направилась во дворец к Князю .

Опустилась напротив на ложе, безошибочно определив в какой стороне он находится и спросила:

- Почему ты ничего не сообщил мне о Красе?

- Я считал, что ты знаешь.

- Меня не было все эти дни в городе ... Я заходила сейчас к ним... Он стал таким же как Хранитель Безмолвный. И он больше не будет прежним.

- Откуда ты знаешь?

- Я знаю... Как и то, что ты что-то скрываешь...

- Не только от тебя, - после паузы подтвердил Князь, ощущая на себе взгляд незрячих глаз и понимая, что не скроет правду. - Хранитель произнёс: «И в конце начало...»

- А что видел Крас?

- Почему ты думаешь, что причина в этом?

- Он не мог без внешнего воздействия перейти из прежнего состояния в нынешнее. Как раньше перешёл в то, кем был последнее время...

Князь пристально посмотрел на Всезнающую.

- Ты считаешь, что должно было быть внешнее воздействие?

- Он способен впитывать чужое знание. Но только в том случае, если тот, кто их носит, хочет их передать...

- Значит Крас приобрёл от кого-то новые знания и теперь стал таким же как Хранитель Безмолвный?..

- Он приобрёл их от того, кто сильнее нас всех... Кто это?

Князь помедлил.

- Кто пришёл к нам из Окна?.. Это ведь не такие, как прежде... И не стражи...

- Да, - подтвердил Князь. - Я думаю, это нигеец...

- Кто это?

И Князь передал ей давний разговор с Князем Блуждающим.

Всезнающая помолчала, потом произнесла:

- Он был в пещере...

- Кто?..

- Пришедший... Сегодня ночью...

- Ты уверена?

- Теперь да.

- Ты его видела?- торопливо спросил Князь, забыв, что разговаривает со слепой.

- Да.

- Видела?

- Он не может долго сохранять форму, подобную нашей.

- Ты знаешь и это?

- Мы говорили с ним.

- Говорили?

- Я его слышала... Сегодня он ждёт тебя. Он сказал, что сможет ненадолго принять свой облик и что у него уже мало времени, ему нужно возвращаться...

- От будет возвращаться?

- Я передаю всё, что он сказал. Он ждёт тебя ночью.

- Я приду... У меня просьба, никому не говори о нём, и о нашем разговоре.

- Я понимаю... Но мы можем больше не опасаться пришельцев и об этом должны знать остальные.

- Ты так считаешь?

- Я так поняла его...

- Я сообщу об этом всем потом, после нашей встречи...

Всезнающая поднялась, пошла к выходу. На пороге остановилась:

- Ты уже понял, о ком было сказано: «Он придёт»?

- Да, - ответил Князь. - Но мне бы очень хотелось понять последнюю фразу, о начале в конце...

- Может быть ты получишь ответ, - сказала Всезнающая. - Но ты должен знать, Пришедший не нигеец... - И вышла.

/Часть вторая

/И НАЧАЛО В КОНЦЕ

/Явление

1

Князь спохватился, что не взял с собой стигс, уже подходя к пещере. Вспомнил и тут же отбросил эту мысль. И даже похвалил себя за такую забывчивость: если это нигеец, умеющий воплощаться в любые формы, то нет смысла надеяться на какое-либо оружие. Правда, последние слова Всезнающей его смутили. Почему она так уверена, что это не нигеец?.. Пришедший сказал ей об этом?.. Или она знает что-то, о чём не поведала ему?.. А если знает, то отчего не сказала...

Чем ближе он подходил к пещере, тем больше ему хотелось получить на эти вопросы ответ. И, конечно, самому увидеть этого таинственного Пришедшего...

А ещё он пытался догадаться, для чего вдруг тому понадобилась встреча, с какой целью вообще тот появился на планете. Прилетавшие до этого стражи были порождением нигейцев, их орудиями, слугами, воинами и невесть чем ещё. Если верить рассказам хрисов, то они были лишены каких-либо чувств. А если делать выводы из посещения стражами этой планеты, то они не обладали способностью не только действовать, исходя из обстановки, но и размножаться, чем тогда огорчили властительниц. Довольно ограниченные запрограммированные машины, облачённые в форму разумных существ.

И совсем не похожи на них были пришельцы, появлявшиеся из Окна. Те, наоборот, формой больше напоминали больших и сильных животных. И вели себя также как животные, легко преодолевая препятствия и со знанием дела охотясь на жертву. Но, скорее всего, они тоже были искусственным порождением, только иначе устроенным. Вероятно даже менее совершенными, чем стражи, потому что те, как и раджинцы, властительницы, хрисы, могли преодолевать пространство исключительно в летательных аппаратах, пришельцы же перемещались по межпространственным каналам, претерпевая генетическую разборку в начале и сборку в конце путешествий. Может быть до разборки они выглядели иначе, более привлекательно, но такими их могли видеть только их хозяева, нигейцы... его далёкие и неведомые предки...

В пещере было темно, не горел ни один факел, хотя он знал, что они закреплены на всех стенах. Попытался было на ощупь найти какой-нибудь из них, потом подумал, что всё одно ведь у него нет огня и позвал Всезнающую. Не дождавшись ответа, вглядываясь в темноту и ничего не различая, медленно пошёл к центру пещеры. Ещё раз окликнул Всезнающую и тут впереди проявился слабый, словно отблеск далёкого костра, свет. Глядя на него, Князь сделал несколько шагов вперёд и свет обрёл форму фигуры, правда не проявленной, закрытой струящимися, постоянно меняющими очертания одеждами. Потом фигура стала чётче, под всё также струящейся и переливающейся тканью он рассмотрел очертания тела, плечи, шею и кого-то напоминающее лицо... И стараясь разглядеть лучше, сделал ещё шаг, но фигура впереди вскинула руку и он услышал голос.

- Больше не приближайся, это опасно для тебя.

Князь вгляделся в лицо, ещё до конца не веря, но находя в нём всё больше знакомых черт, и наконец выдохнул.

- Ты?.. Этого не может быть...

- Да, это я...

Лицо Силаджа то проявлялось, рассеивая последние сомнения, то вновь закрывалось маревом и Князь то верил увиденному, то нет. Но голос не был иллюзией. Голос Силаджа он слышал хорошо.

- Рядом с тобой ложе, - сказал Пришедший. - Присаживайся, у нас долгий разговор.

Князь протянул руку и действительно нащупал край ложа, присел на него, продолжая смотреть на фигуру.

- Я не могу долго удерживать форму, - услышал он. - Поэтому скоро ты меня не будешь видеть. Но я здесь, рядом, и мы можем говорить.

- Почему? - вырвалось у Князя.

- Я понимаю, что прежде должен объяснить, каким образом стало возможно моё появление. Но прежде ответь, доступны ли вам сейчас знания Хранителей?

- Нет. Один из них также молчит, а ко второму у нас нет ключа... Теперь ещё молчит и Крас... Похожий...

- Это моя ошибка. - произнёс Пришедший. Силаджем Князь его назвать не мог даже мысленно. - Я посчитал, что он уже обременён достаточным знанием, чтобы понять остальное...

- Так он ...

- Да, он был первым, кого я встретил после воплощения.

- А Васиса, твоего сына...

- Этот юноша на перевале?.. И с ним девушка...

- Это дочь Гиты, - подсказал Князь, словно это имело какое-то значение для того, кто сейчас явился в образе его сына, перенесённого много лет назад на Нигею... - Неужели это возможно? - вырвалось у него.

- Если бы вы уже обрели знание Хранителей, нам было бы легче понять друг друга, а так мне придётся многое тебе объяснять... Что ты знаешь о Нигее?..

- Что я знаю? - Князь помедлил, собирая мысли в ёмкие фразы. - Эта планета стала домом для тех, кто в своё время выбрал совершенствование собственного облика, а не гармонию в отношениях со средой. Они, так и не ставшие раджинцами, положили начало новой цивилизации, которая очищала свою планету от чудовищ, отправляя их на другие планеты. Возможно, что и на эту тоже...

- Они помогли раджинцам, твоим прямым предкам, противостоять нашествию монстров и дали вам стигсы...

- Да, мне говорил об этом Князь Блуждающий...

- Но для большинства этот факт так и остался неизвестным.

- Это так.

- И вы продолжали считать, что нигейцы облагораживают свою планету за счёт других, всё также отправляя на другие планеты чудовищ со своей.

- Да...

- Узнав о стражах, вы решили, что это армия поработителей, созданная нигейцами.

- Если верить хрисам, это так...

- Наконец, пришельцы... Вы, и я тоже, были уверены, что это монстры, явившиеся уничтожить нас...

- А разве это не так?.. Ты ведь сам воевал с ними?

- Я не стану вдаваться в подробности эволюции нигейцев, отмечу только, что совершенствуя свой физический облик, они добились способности принимать любые формы. Но эта эволюция имела и свои недостатки. Одна из них недолговечность принимаемых материальных форм.

К этому времени фигура Пришедшего уже была еле видна.

- Я тоже скоро стану невидим, но я буду здесь и мы продолжим нашу беседу, - предупредил он вопрос Князя. - Наши с тобой предки-нигейцы, Князь Силадж, в то время как другая ветвь древнейшей цивилизации на Раджинге приспосабливала для жизни новую планету, выбрали иной путь. Они приспосабливали себя для существования в любой среде. И открыли пространственные переходы. А затем научились перебрасывать по ним существ, имеющих генетическую структуру. Действительно, на момент их прибытия Нигея была молодой, только формирующейся планетой, чем-то похожей на эту. И это было место, где правил хаос... Они были вынуждены очищать её от агрессивных существ, упорядочить развитие жизни, тогда и были изобретены стигсы, и чудовища отправлялись на другие планеты. Но для высылки агрессивной биомассы использовались те планеты, где была подобная ситуация, что не влияло на гармонию Космоса. Они никогда не отправляли туда, где могла зародиться разумная жизнь...

- Но на Раджинге... - начал было Князь.

- Они не отправляли на Раджинг, как и на эту планету, никого. Здешние существа - порождение Космоса. И об этой планете они узнали тогда, когда стигсы открыли переход и отправили отсюда первого монстра.

- Но для чего же они передали раджинцам стигсы?..

- Они хотели помочь вам избавиться от ваших ги­гантов...

- Хорошо, допустим, что это так. Но ведь стражи, это их порождение...

- Стражи - это биороботы, которые понадобились им для того, чтобы воздействовать на материю. Это примитивные творения с весьма ограниченным спектром возможностей.

- Но они способны перемещаться по Космосу и завоёвывать планеты...

- Да, для их перемещения были разработаны корабли, в них заложены соответствующие программы. Что же касается войн, то любая агрессия была исключена. Но с целью самосохранения в них заложена высокая защитная функция, которая позволяет координировать действия в ответ на любое проявление агрессии. На планете Хрис сработала именно она в ответ на действия повстанцев. После этого столкновения программа была изменена и подобного больше не случалось...

- А те стражи, которые прилетали сюда... у них была новая программа?

- Нет... Это были исследователи Дальнего Космоса и они давно находились в полёте...

- Значит, они могли нас тогда уничтожить, - произнёс Князь. И после паузы добавил. - И мы поступили правильно.

Ожидал, что Пришедший подтвердит это, но тот молчал. И уже почти был невидимым, лишь слабые очертания ещё свидетельствовали о его присутствии.

- После перехода мне трудно поддерживать форму и облекать мысли в слова, - услышал Князь. - Я должен получать энергетическую поддержку, поэтому сейчас покидаю тебя... Мы встретимся здесь же, завтра... И не жди моего появления в видимом облике, на это требуется много энергии... Мы продолжим разговор...

Что-то прошуршало в темноте и стало совсем тихо.

Какое-то время Князь сидел неподвижно, потом поднялся с ложа, спросил:

- Ты ещё здесь?

Никто не отозвался.

- А ты, Всезнающая?..

- Я здесь. - Услышал он негромкий голос совсем рядом.

- Что ты скажешь?

- Что также, как и ты, жду завтра...

2

Весь этот день Князь, с точки зрения остальных горожан, вёл себя странно. Он отмахивался от всех вопросов, что никогда прежде не делал. Дудару, обучающему подростков владению оружием, вдруг посоветовал не тратить на это время, а занять их чем-нибудь полезным. Красиса, когда тот попытался обсудить, как усовершенствовать арбалеты, чтобы можно было бросать огневые заряды, это была их с Рантисом новая идея, даже не стал слушать. А потом уединился с Васисом и Гитой и они долго о чём-то беседовали.

К вечеру Князь опять засобирался в пещеру.

Суперсудьбоносная, весь день наблюдавшая за ним, остановила его уже у выхода из города и прозорливо спросила:

- Ты видел того, кто пришёл?

Князь помедлил с ответом, но так и не вспомнил, просил ли его Пришедший хранить их встречу в тайне и согласно кивнул.

- И теперь ты идёшь к нему?..

- Не совсем к нему...

- Я иду с тобой.

- Нет, - возразил Князь. - Мне нужно получить его согласие.

- Ты можешь сказать, кто же этот таинственный пришелец? Вы с ним общаетесь? Как? Что он хочет?

- Да мы разговариваем. Это пока всё, что я могу сказать.

- Как он выглядит?.. Также как те, которые были прошлый раз?

- Нет, не так.

- Он как стражи?

- Нет.

- Но это нигеец?

Князь помедлил, потом всё же ответил

- Не совсем...

Суперсудьбоносная помолчала, но с тропы не ушла, продолжая пристально смотреть на Князя, словно пытаясь прочесть его мысли.

- Посланец от них?..

- Да.

- Тогда ответь мне на главный вопрос. Нам ждать нападения?

- Нет, - не совсем уверенно отозвался Князь. - Во всяком случае от этого Пришедшего точно...

- Тогда поставь в известность своего нигейца, что я желаю с ним встретиться и в следующий раз обязательно пойду с тобой.

- Я спрошу, возможно ли это...

- Нет, ты скажи, что я приду...

Князь оглядел Суперсудьбоносную, вдруг напомнившую ему ту, давнюю воинственную предводительницу властительниц, подумал, что она совсем не представляет, какими возможностями обладают те, кто живёт на неведомой Нигее, и кивнул.

Суперсудьбоносная отступила в сторону, освобождая тропу, и он торопливо направился к зарослям, уже еле видимым в опускающейся темноте...

На этот раз он никого не окликал и нашёл ложе, на котором сидел прошлый раз довольно быстро. Сел, привыкая к тишине и темноте, ожидая. Но вокруг было тихо. Тогда он окликнул Всезнающую и услышал её голос:

- Помолчи... Он скоро придёт...

«Он придёт», мысленно повторил Князь, вспомнив, что эту фразу не так давно произнёс Хранитель Безмолвный. И вдруг впервые осознал, что тот предупреждал о том, что произойдёт в будущем... То есть, он хранил не только неведомые им знания, но и предвидел... Стал лихорадочно вспоминать, что ещё они слышали за эти годы от Хранителя, но не успел вспомнить все фразы, додумать, откуда-то сверху вдруг раздался негромкий, но чёткий голос.

- Пришельцы, с которыми мы воевали и из-за которых я попал на Нигею, это тоже роботы, но более совершенные. Они не столь эстетичны по форме как стражи, но зато имеют генетическую структуру, что позволяет переносить их по пространственным каналам. Правда, у них короткий срок материализации и, если бы мы тогда выждали несколько дней, они бы сами вернулись обратно...

- Но зачем их отправили сюда?

- На Нигее стало известно, что глиссер стражей и они сами исчезли. Место исчезновения, эта планета, было определено. Посылать снова стражей не имело смысла, ближайший глиссер находился далеко отсюда, да и их несовершенство было уже очевидно, создание этой модели прекратилось. Нигейцы предположили, что здесь они или попали в планетарную катастрофу или же на ней есть разумная жизнь. И у них уже была Зита... Пришельцы, так напугавшие нас, на самом деле стремились к контакту с нами, и множились исключительно для того, чтобы за короткий промежуток их материализации увеличить вероятность встречи. То что это происходило после того, как мы отправляли их обратно, простое совпадение. Когда один из них остался здесь, а я попал на Нигею, там уже знали от Зиты, которую сумели наконец воссоздать из перенесённого в переходе, о наличии на планете цивилизации. Это позволило довольно быстро и практически без искажений воссоздать мою структуру...

- Зита, властительница... Она что, такая же как и ты?...

- Не совсем... Они ещё многого не знают, поэтому Зита не может появляться в зримой форме. Впрочем, как и сами нигейцы...

- Но она реально существует?

- Да.

- А ещё там похожий, Фак... - вспомнила Всезнающая.

- Он тоже обрёл свой облик...

- Это даже трудно представить, - не удержался Князь.

- Отчего же, - услышал он голос Всезнающей. - Я ведь не вижу тебя и остальных, а сейчас и ты меня в темноте не видишь, но знаешь, что я рядом... Также и Зита, и нигейцы невидимы, но рядом...

- Не совсем рядом. - уточнил Пришедший. - Перемещение по туннелям Космоса им недоступно...

- Вот как? - удивился Князь. - Почему же?

- У них нет постоянного физического облика, поэтому они не могут структурироваться после перемещения.

- То есть нигейца ни в каком образе увидеть невозможно?..

- Только в специальном поле...

- А ты их видел?

Ему показалось, что Пришедший усмехнулся.

- Представь, что это некая сконцентрированная в ослепительно яркий сгусток мыслящая энергия... Это будет близко...

- Но ведь когда-то они были похожи на раджинцев...

- Однажды они перешли в своих экспериментах точку невозврата. Вот почему последнее время делали всё для установления контакта с Раджингом....

- Я не помню такого...

- Это было задолго до вас... Но контакта не получилось, раджинцы испугались перспективы скрещивания двух ветвей. По мнению нигейцев, в итоге могла получиться уникальная цивилизация, свободно чувствующая себя как в видимом, так и невидимом мирах...

- И они продолжают в это верить?..

- Да... А после того как Раджинга не стало, делают всё, чтобы найти уцелевшие корабли и экспедиции.

- Нашли? - спросил Князь сорвавшимся голосом.

- Только здесь...

Пришедший замолчал.

Молчал и Князь, осмысливая услышанное. Наконец он первым прервал паузу.

- Значит они хотят использовать тех раджинцев, что находятся здесь...

- Не только раджинцев... Им нужна устойчивая разум­ная структура, способная к самоусовершенствованию. Подходят и властительницы, и хрисы...

- Но ведь их планеты не погибли...

- Да. Но они слишком заселены, чтобы быть пригодными для эксперимента...

- А мы...

- Здесь идеальные условия...

- И нужно наше согласие...

- Да.

- А Аджис, он ведь тоже ушёл туда, к вам, - вспомнил Князь. - Сам, без стигса...

- Это сложный случай, - отозвался Пришедший. - Стигс выстраивает генетическую структуру в цепочку. Окно не имеет такой фокусированности ...

- Он не попал на Нигею?

- Его пока не смогли воссоздать...

- Я понимаю, что твоя миссия состоит в том, чтобы, убедить нас дать согласие на эксперимент... - Сказал после паузы Князь.

- Да, - коротко отозвался Пришедший.

- А так как это касается всех, тебя должны увидеть и услышать если не все, то Суперсудьбоносная и Красис обязательно. И ты им сам должен всё рассказать, - твёрдо произнёс Князь.

- Да... Я готов с ними встретиться. Только через день, мне нужно восстановиться... И, если нужно, я покажусь всем. Но на очень короткое время.

- Хорошо... Я приведу их послезавтра сюда же...

- Я буду ...

Последние слова он расслышал с трудом. Как и в прошлый раз уход Пришедшего сопровождался шуршанием и потрескиванием. И на этот раз Князь заметил изломанные световые нити, пронизывающие темноту в том направлении, откуда раздавался голос.

Наконец всё погрузилось в темноту и затихло. Но Князь не торопился уходить. Выждав немного и убедившись, что Пришедшего нет, он спросил Всезнающую.

- Ты слышала всё?

- Да.

- Что скажешь?

- А ты не догадываешься?

- Тебе трудно жить в твоём тёмном мире?

- Он не тёмный...

- А разве ты что-то видишь?

- Я вижу то, что неведомо тебе...

- Но ты бы хотела вновь вернуть себе зрение и увидеть тот мир, который когда-то видела?..

Всезнающая ответила не сразу.

- Я бы хотела видеть и тот, и этот...

- Я тебя понял, - поднялся Князь. - Но поймут ли ос­тальные?..

3

После того как Князь рассказал Суперсудьбоносной и Красису о Пришедшем, они весь день провели во дворце возле Хранителей. Сделать Хранителей свидетелями обсуждения этого события предложил он сам, вдруг поверив в то, что те способны воспринимать и запоминать услышанное. Во всяком случае, двое, обряженные в плоть, уж точно.

Сначала он рассказал, кем оказался Пришедший, и это настолько поразило и Суперсудьбоносную, и Красиса, что они долго выясняли, как тот выглядит и насколько Князь уверен, что это никакая не иллюзия, вспоминая всякие технические передачи изображения, которые были не только на Абударе, но и на Хрисе, и намекая на неведомый эффект атмосферы здешней планеты. Это даже задело Князя, словно он сам не знал и о возможностях цивилизаций, на Раджинге подобного было достаточно, и об оптических иллюзиях. Он даже вынужден был властительнице напомнить о кораблях раджинцев, по техническому оснащению превосходящих их глиссеры, и это стало веским аргументом.

Но, поверив в то, что это так, и вместо прежних пришельцев сюда явился возрождённый Силадж, «действительно, это может быть, ведь пришельцы появлялись из Окна живыми», сообразил вдруг Красис, они долго не могли постичь, какой же путь выбрали в своё время те, кто откололся от большинства будущих раджинцев и стали нигейцами. Удивляясь неведомому им, чего достигли раджинцы, отдавая должное возрасту этой древней цивилизации, они не сомневались, что и их цивилизации, властительниц раньше, а хрисов позже, дойдут до высшей стадии развития, на которой стояли раджинцы перед катастрофой. Подобный подход обустройства планеты посредством её видоизменения был им понятен. Как понятен и привычен облик разумных существ разных цивилизаций, отличающихся разве что некоторыми физическими параметрами, но не целостным обликом. В невидимых и не имеющих постоянной формы нигейцев они поверить не хотели. И Князь не стал их переубеждать, потому что и сам до конца не понял, как те могут выглядеть. Только описал плавающий образ Пришедшего Силаджа и предложил самим выяснить это у него при встрече.

Ещё больше вопросов вызвало предложение нигейцев о создании уникальной цивилизации. Но это было непонятно и самому Князю, он, как можно подробнее, пересказал всё, что услышал от Пришедшего, и подчеркнул, что это предложение всем трём цивилизациям и тем, кто родился от них, и все вместе они должны будут решать, давать ли на это согласие.

Беседа затянулась до глубокой ночи и, проведя ночь здесь же возле Хранителей, они намеревались продолжить разговор, но появился Дудар, удивлённый таким длительным тайным совещанием трёх предводителей и явно обиженный тем, что его игнорировали. На его вопрос о причине ночного бдения Князь сказал, что они ожидали очередных откровений оракулов, что, впрочем, прозвучало неубедительно, и Красис добавил, что они обсуждали новое оружие. В это тоже Дудар не поверил и Суперсудьбоносная нашла более- менее правдоподобное объяснение, сказав, что они обсуждали дальнейшее устройство городской жизни, чтобы прийти к нему, как бесспорному лидеру молодых, с единым мнением.

- Ну и как, пришли? - ревниво поинтересовался Дудар, с одной стороны, польщённый тем, что Суперсудьбоносная назвала его лидером, а с другой, опасаясь неприемлемых для него условий, противоречащих тому, что он уже наметил сделать.

- Это оказалось не так просто, - сказала Суперсудьбоносная, имея в виду разногласия по совсем другому вопросу. - Мы ещё продолжим обсуждение, а когда выработаем общую позицию, обязательно поставим тебя в известность. И только выработав единый взгляд на будущее нашей цивилизации, вынесем уже совместное решение на Совет и затем на Сбор.

Дудар хотел напомнить, что Совет и Сбор им упразднены, не время сейчас перед опасностью нашествия учитывать мнения всех, но лишь напомнил, что сейчас - всё же - главное не отдалённое будущее, а самое близкое, ведь где-то за стенами уже бродит или затаился тот, кто появился из Окна.

- Им мы тоже займёмся, - обронила Суперсудьбоносная и спохватившись добавила: - Вот Красис предлагает усилить арбалеты...

- Да, он мне говорил, - поверил Дудар.

- А это требует другой тактики, - закончила Суперсудьбоносная.

- Я бы хотел принять в этом обсуждении участие.

- Завтра мы вернёмся к нему... И обязательно тебя пригласим, твои предложения могут оказаться самыми интересными.

- Я, пожалуй, пойду, - поднялся Красис. И обращаясь к предводителям сказал. - Ну а вечером, как договорились, продолжим...

- Обязательно, - подтвердила Суперсудьбоносная.

Красис с Дударом вышли.

Суперсудьбоносная задала ещё несколько вопросов Князю о нигейцах, подчеркнув, что какая-то родственность между ними и раджинцами, несмотря на такое разительное различие в облике, всё же есть, но, так и не получив внятных ответов, тоже ушла.

Князь ещё довольно долго сидел перед Хранителями, мысленно повторяя всё, что слышал от Пришедшего, уже совсем отдалившись от него, даже мысленно не называя Силаджем, словно не признавая в нём своего сына. А ещё вспомнил, с каким восторгом Васис и Гита рассказывали о встрече с Пришедшим, который, с их слов, выглядел огромным, но не пугающим, а вызывающим благоговение и веру в то, что он желает им всем только хорошее... Когда Князь беседовал с ними здесь же, возле Хранителей, они горячо убеждали его, что если из Окна выйдут ещё такие же, как Пришедший, бояться их не стоит, потому что это так очевидно: они не желают им зла...

- Если я ещё раз его увижу, я пойду к нему, - заявил Васис.

- И я, - сказала Гита.

- И никогда не нажму на скобу стигса...

- А я не вскину метатель или арбалет...

- Надо отменить все приготовления, может быть он поэтому и не появляется, что видит, какую встречу мы готовим, - с нескрываемым осуждением произнёс Васис.

- Мы готовимся к сражению, потому что не уверены в его миролюбии как вы, - сказал тогда Князь, хотя уже знал, кто такой Пришедший. И спросил Васиса: - Ты говорил об этом Дудару?

- Нет.

- Я говорила, - призналась Гита.

- Ну и что он сказал?

- Он не дослушал меня... А вот Валиса со мной согласилась... Но у неё сейчас другие заботы, у неё будет ребёнок...

- Может быть я поддержу вас, - пообещал тогда Князь.

А теперь он не сомневался в том, что уже завтра нужно будет изложить всё Совету и затем объявить Сбор. Правда, в том случае, если Суперсудьбоносная и Красис, да и он тоже, сегодня получат ответы на все вопросы и придут к единому мнению.

4

На этот раз перед входом в пещеру их ждала Всезнающая. И никто из них не удивился этому, Суперсудьбоносная и Красис решив, что они договорились с Князем, а тот, потому что не сомневался в способности Всезнающей предвидеть, пусть и не далёкое, будущее. Она провела их в темноте к ложам, коротко ответив на недовольный вопрос Суперсудьбоносной отчего не горят факелы, что такова просьба Пришедшего.

Ждать им пришлось недолго, ровно столько, чтобы установилась полная тишина. И тогда прямо перед ними, также как в первый раз перед Князем, словно в отблесках костра стала проявляться фигура Силаджа. Теперь она была более устойчивая, лицо Силаджа узнаваемо, и то, что это был именно он, не вызывало никаких сомнений. Тем не менее, Суперсудьбоносная поднялась с ложа, шагнула к нему, желая удостовериться, прикоснувшись к фигуре, но её остановил голос Силаджа:

- Это опасно... Вокруг меня энергетическое поле, которое может убить...

- То есть, касаться тебя никому нельзя, - отпрянув, уточнила Суперсудьбоносная.

- Да, это так.

- И ты неуязвим... Защищён от любого оружия...

- Даже от стигса... - подтвердил тот.

Суперсудьбоносная повернулась в сторону, где сидел Красис, хотела сказать о бессмысленности нового оружия, но не успела. Пришедший продолжил:

- Я знаю, что вы готовитесь к вторжению, но никакого вторжения не будет. Я буду здесь ещё несколько дней и затем вернусь обратно. Окно закроется. Если кто-то захочет отправиться на Нигею, достаточно будет воспользоваться стигсом. Но после этого, если пожелает вернуться, он не сможет постоянно находиться в прежнем физическом облике.

- А как же он будет выглядеть? - спросила Суперсудьбоносная.

- Примерно также как я сейчас...

- И также должен будет вернуться на Нигею? - уточнил Князь.

- Да... И он должен знать об этом... А теперь я готов ответить на ваши вопросы.

- Князь передал нам ваши беседы, твоё явление убедило нас во многом, уже услышанном от него, - начала Суперсудьбоносная. - Но мне непонятно, что заставляет нигейцев, которые достигли такого уровня развития, к которому ни цивилизация властительниц, ни хрисы, и даже утратившие свою планету раджинцы, не поднялись, соединяться с другой цивилизацией?

- Я говорил, они утратили способность воздействовать на физические, материальные миры.

- Но ведь у них есть стражи, пришельцы... Правда, мне не верится, как передал нам Князь, что у них при посещении этой планеты были мирные цели...

- На Хрисе стражи вели себя как вероломные убийцы, - поддержал её Красис.

- Та программа самосохранения, которая была у стражей на Хрисе, уже не используется. И это всего лишь роботы. К тому же они были созданы, когда материальное было ещё подвластно нигейцам. Теперь же их создают более совершенные роботы... Речь же идёт о новой гибридной цивилизации, способной существовать в обоих мирах, - повторил Пришедший уже сказанное ранее Князю. - Это создание себе подобных, способных бороться с хаосом не только на своей планете, но и в Космосе. Если хотите, это та же Директива Освоения, только применимая не к одной планете, а ко всем планетам в Космосе, на которых зарождаются те или иные формы жизни... А таких, где правит хаос, достаточно...

- Я не могу даже представить, как выглядит эта самая Нигея, если нигейцы не имеют физических тел и не живут на её поверхности... - произнёс Красис. - Даже близко не могу представить...

- Да, это трудно... - неожиданно согласился Пришедший. - Это скорее не планета, это источник, исторгающий своеобразную энергию... На ней, во времена заселения предками раджинцев, были белковые существа, агрессивные и беспощадные друг к другу . Именно с ними и пришлось прежде всего столкнуться тем, кто прилетел. И они долго отвоёвывали её, а затем приспосабливались, ведь они тоже разделяли принципы Директивы Освоения, только иначе к этому подходили... Тем более, что условия на этой планете, названной ими Нигеей, были, да и остались, весьма специфичны...

- То есть, мы на ней не выжили бы, - уточнил Красис.

- Нет, в незащищённом пространстве нет.

- А как же они, ведь они тогда были как раджинцы? - произнёс Князь.

- Князь, ты не забыл, что раджинцы закрыли свою планету от смертельного излучения и от нашествия монстров Щитами?..

- Конечно, нет.

- Нигейцы первым делом закрыли свои тела энергетическим коконом...

- А потом превратились сами в сгусток энергии, - вставила Суперсудьбоносная.

- Соединились с нею, - сказал Пришедший.

- И ты соединился?- спросил Князь.

- Нет... Это длительный процесс...

- Значит и наше возможное соединение с нигейцами будет длительным процессом, - констатировала Суперсудьбоносная.

- Не коротким... - подтвердил Пришедший. - Сколько времени или поколений он займёт, я сказать не могу...

- Интересно, как это будет выглядеть, оплодотворение энергией...

- Я не посвящён в это... Но, если вы согласитесь, вам будет всё разъяснено...

- Выходит вам нужны только женщины? - уточнил Красис, уже относя знакомый облик Силаджа к неведомым нигейцам.

- Половая принадлежность не имеет значения.

- Мне нетрудно это понять, - вдруг согласилась Суперсудьбоносная. - Властительницы при желании могут оплодотворяться без мужчин... Но мужчины не могут вынашивать плод...

- В данном случае речь идёт не о плоде... Находясь в физическом облике, вы также будете рожать детей, но при зачатии они будут наделяться и энергетической сущностью, которая позволит жить в ином мире, чем физический...

- Это дети, а какова наша участь, уже живущих?- спросила Суперсудьбоносная.

- Вы пройдёте этот этап на Нигее быстрее.

- А что мы получим от этого перевоплощения?

- Бессмертие, - коротко ответил Пришедший, облик которого уже очевидно утратил чёткость.

Стало тихо. Только было слышно потрескивание с той стороны, где ещё были видны контуры Пришедшего.

- Князь, ты об этом не говорил, - прервала тишину Суперсудьбоносная.

- Я не знал,- отозвался тот.

- Да, я не говорил об этом, - подтвердил Пришедший.

- И ты теперь бессмертен? - спросил Красис.

- Я не осознаю это, - ответил тот. - Видимо, я ещё не совсем нигеец...

- А нигейцы?

- Они бессмертны, но их немного... И они не имеют потомства...

- Это нам уже понятно, - сказала Суперсудьбоносная. - Ты уже начал исчезать...

- Да, удерживать форму трудно, тем более после перехода... Но я ещё буду здесь и если вы примете решение, скажите об этом Всезнающей.

- И она позовёт тебя? - удивилась Суперсудьбоносная.

- У нас есть контакт.

- Скажи... Я всё-таки назову тебя Силаджем, - неуверенно начал Красис. - Скажи, Силадж, ты не тоскуешь по Валисе, своим сыновьям, по этой планете, наконец?..

- Я не знаю, что такое тоска...

- А остальные чувства у тебя остались?..

- Я не знаю, что такое чувства.

- Ты не помнишь, каким ты был? - спросила Суперсудьбоносная.

- Я это знаю... Но тогда не было гармонии с Космосом...

- Значит, такими будем и мы, если согласимся на предложение нигейцев, - задумчиво произнёс Красис, словно делая важный для себя вывод.

- Мы будем думать над всем, что услышали от тебя, - сказала Суперсудьбоносная.- И, как я поняла, теперь никаких пришельцев не будет...

- Да, их не будет... И я подожду вашего решения .. Но недолго. У меня осталось не так много времени...

И Пришедший окончательно растворился в темноте.

Некоторое время все сидели молча.

Первым поднялся Красис. Попросил Всезнающую.

- Валиса, выведи нас на свет...

И они пошли, держа друг друга за руки, к выходу из пещеры.

/Судьбоносное решение

1

Суперсудьбоносная настаивала, чтобы всё, произошедшее в эти несколько дней, обсудил прежде Совет и лишь потом вынести его решение на Сбор. Князь и Красис считали, что всё равно новость после Совета моментально распространится и нет смысла держать в неведении остальных. Да и решение Совета в данном случае не имеет никакого значения, каждый будет определяться сам. Тем более, что Пришедший обратил внимание на то, чтобы выбор был добровольным.

Глядя после этой встречи, с теперь уже нигейцем Силаджем, на приготовление к вторжению неведомого врага, Суперсудьбоносная хотела было сказать Дудару, чтобы тот напрасно не тратил силы на ненужную суету, но подумала, что тогда придётся объяснять, почему она уверена, что нападения не будет, Дудар ведь не отстанет, пока не узнает всё. А этого предводители пока как раз договорились не делать.

Да и самой ей нужно было привыкнуть к тому, что все предыдущие планы, усилия по защите города от ожидаемого нашествия, поиски объединяющей идеи, способной скрепить новую цивилизацию, управление этой цивилизацией посредством Дудара, который, она не сомневалась в этом, будет её слушать, грядущее её величие, когда рано или поздно сюда, на её планету, прибудет глиссер властительниц, оказались теперь не нужными. Она подумала, какое разочарование ждёт Дудара, ведь рушится вся программа его жизни, которую тот расписал вперёд на многие сезонные циклы. И если опыт жизни в Космосе приучил её приспосабливаться к изменившимся условиям, у него этого опыта не было. Он только собирался познать свой маленький космос, изучив эту планету... И вот теперь кажущаяся и лишённая всякого смысла грандиозность этой идеи очевидна не только ей...

Но несмотря на умение быстро ориентироваться в ситуации, она сейчас никак не могла определиться, что для неё важнее; ожидать властительниц, для которых она теперь была бы бесспорной хозяйкой планеты, раджинцы ведь несомненно покинут её, а значит пусть и последние годы жизни, но провести их в несказанном почёте на родной планете... Если, конечно, за это время на Абударе не изменились законы да и сами властительницы не стали другими... Или же выбрать бессмертие... Её более всего привлекало именно это. Потому что бессмертие позволяло в том, заведомо недоступном ей, смертной за гранью её жизни, будущем убедиться самой, что ожидает в нём и цивилизацию властительниц, и союзников хрисов, и эту планету... И узнать, как сложится беспланетное существование остатков цивилизации Раджинга... Впрочем, о них, скорее всего, нигейцы позаботятся в первую очередь...

И ещё не оставляла мысль о том, что Зита, некогда при отражении атаки монстров попавшая в зону действия стигса, теперь такая же как Силадж-младший, что она оказалась первой среди властительниц, попавшей на неведомую Нигею и, тем самым, почти уравнялась с ней, Суперсудьбоносной, владелицей планеты.

И она сама попросила Князя и Красиса отсрочить Сбор хотя бы ещё на день. Те охотно согласились, потому что каждый ощущал ту же потребность разобраться в самом себе.

Красис пытался вообразить это мистическое, нереальное существование живых существ в виде сгустка энергии, помнящего всё пережитое им предыдущее и устремлённого в бессмертное будущее, но не испытывающего никаких чувств. Пытался и не мог, потому что всё время сбивался на воспоминания, в которых были и радость, и горе, и страх, и боль, и восторг... Было противостояние с себе подобными, когда сталкивался в научных спорах на родной планете, и волнующее единение с ними же в момент революционного противостояния стражам... Нечто подобное он переживал и здесь, на этой планете, куда их занесло по воле Космоса. Если бы Силадж сказал, что он помнит все свои переживания, все краски своего прошлого, он не сомневался бы в решении, потому что последнее время его всё чаще посещало сожаление о том, что сил становится всё меньше и меньше и конечность бытия неизбежно приближается. Но Силадж-Пришедший сказал совершенно другое...

Меньше всего пауза нужна была Князю. Слушая Пришедшего, он вдруг в какое-то мгновение ощутил нечто подобное зову возле Окна, свою кровную связь с теми, кого в своё время его предки посчитали бунтарями, постиг пройденный ими путь иной Директивы, директивы не Освоения, а Самосовершенствования, который, может быть, предстояло пройти и раджинцам, а может быть и нет, потому что, как он теперь понимал, гибель его планеты была определена не нигейцами, как считал до этого разговора с раджинцем-нигейцем Силаджем, а законами Космоса. Может быть потому, что путь Освоения, по которому шли раджинцы, был тупиковым...

А ещё ему понравился этот новый, одновременно знакомый и незнакомый, и близкий, и чужой Силадж, спокойный, мудрый, отстранённый от всего...

Все эти годы его обнадёживало, что рано или поздно, но заговорит Хранитель Безмолвный, или же найдётся ключ, чтобы открыть Хранителя из корабля, и тогда они получат доступ к знаниям, которые ускорят исполнение Директивы Освоения этой планеты. Теперь же эти, так и не полученные знания, потеряли для него всякую ценность. Знания нигейцев были неизмеримо интереснее, притягательнее...

И совсем не нужна была передышка Всезнающей, которая приняла решение сразу же, как только впервые услышала в себе голос Пришедшего...

А всем нужный, везде успевающий и всё контролирующий Дудар не задумывался, отчего вдруг предводители перестали вмешиваться в дела. Он вновь переживал то чувство своей значимости, которое ощутил, когда разрабатывал операцию по уничтожению монстра, убившего Элдара. Он готовился к отражению нападения неведомых врагов, и все заверения Васиса и Гиты, что никакого вторжения с другой планеты не будет, что тот, кого они видели, миролюбив и он прибыл на эту планету, чтобы защитить их, его не убеждали. Да он и не верил ни одному их слову. Тогда они совместными усилиями изобразили виденный ими образ на золотой пластине и показали Князю, забыв, что тот не видел пришельца. А Князь, в свою очередь тоже забыв об этом, сразу узнал на пластине изображение Пришедшего и подтвердил, что да, так именно тот и выглядит. Васис на это не обратил внимание, а Гита, удивлённая такой уверенностью, догадалась, что тот чего-то не договаривает, и спросила, почему он так уверен, если не видел пришельца... И Князь не смог ей соврать, признавшись, что видел того позже и что всё о Пришедшем они узнают уже совсем скоро. И согласился с ними, что бояться того не стоит. Но попросил до Сбора никому ничего не говорить.

Наконец был назначен Сбор.

Суперсудьбоносная поручила Дудару оповестить всех, а перед этим раскрыла тайну, рассказав, что у предводителей трёх цивилизаций, волею Космоса очутившихся на этой планете, состоялась встреча с Пришедшим и все жители города узнают обо всём на этом Сборе.

Было видно, что Дудар с трудом скрывает обиду, слыша это. Он уже привык к мысли, что только он владеет всей информацией, принимает решения, а остальные лишь безукоснительно их выполняют. И вдруг, оказывается, пришелец, к отражению нападения которого он готовился все эти дни, настраивая на победу горожан, обучая подростков, за его спиной встретился и о чём-то договорился с предводителями, которые ничего уже не понимали, доживали своё, а вот, оказывается, встретились с врагом и о чём-то договорились... Иначе как предательством он это назвать не мог.

Но сдержался, не выговорил всё, что вертелось на языке, рвалось наружу, лишь окинул Суперсудьбоносную таким взглядом, который в одно мгновение разрешил, казалось, неразрешимую для Суперсудьбоносной задачу. И она ещё раз утвердилась в мысли, что столкновение с этим юным правителем, до сей поры верящим в то, что именно о нём Хранитель сказал: «Он придёт», неизбежно...

Правда, когда завтра они расскажут горожанам всё, что услышали от Пришедшего, привычная жизнь, несомненно, сломается и теперь даже она, Суперсудьбоносная, владелица этой планеты, не может сказать, каким будет их будущее...

2

На Сбор позвали всех, включая подростков, которые вряд ли ещё способны были понять то, что услышат, но кому, рано или поздно, придётся принимать судьбоносное решение. Здесь же крутились и малыши. Сообщение Дудара о том, что предводители расскажут о своей встрече с пришельцем, всех, даже Зантиса, который давно уже не вникал ни во что, кроме своих забот о пропитании, привело в растерянное изумление.

Сбор проводили во дворце перед Хранителями. На этом настоял Князь. Места для всех здесь было мало, но разместились, правда, нарушив прежний порядок, когда раджинцы занимали места впереди, потом властительницы, хрисы и затем уже похожие. Дети и внуки стояли за взрослыми.

Спиной к Хранителям сели Князь, Красис и Суперсудьбоносная. Со стороны Князя - Всезнающая, рядом с Суперсудьбоносной - Дудар. За ними застыл Хранитель Безмолвный, которого уже почти не замечали, воспринимая как неотъемлемый элемент дворца, и Крас, вызывающий интерес не только у подростков, удивляющихся, что тот теперь не играет с ними, но и у взрослых, поражённых неожиданным перевоплощением того. Он и был центром внимания, пока Князь не сообщил о том, что у них состоялась встреча с Пришедшим. А когда он сказал, что Пришедший - это его сын Силадж, который был отправлен на Нигею в сражении с пришельцами, о Красе уже никто не помнил. Эта новость была столь фантастична, что на некоторое время во дворце повисла немыслимая тишина, которую не осмелились нарушить даже подростки. Наконец эту тишину разорвал голос Аджи-младшей.

- А я всегда говорила, что он жив... И наш Аджис тоже жив... Я говорила...

- Если подобное можно назвать жизнью, - негромко произнесла Суперсудьбоносная, её услышали только сидящие рядом.

Вдруг тишина взорвалась, все громко, перебивая друг друга, стали делиться своим пониманием произошедшего, неожиданно быстро согласившись, что да, действительно, подобное вполне вероятно, ведь с помощью стигсов отправляли отсюда разных чудовищ...

- Князь, - перекрыл шум голос Монжи, - ты скажи, как выглядит наш сын... Он повзрослел или всё такой же...

И в опять установившейся тишине Князь только и нашёлся, что сказать:

- Он - другой...

Стало шумно, опять посыпались предположения, каким, спустя столько времени, стал Силадж-Младший, он же Пришедший, как назвал его Князь. И когда они иссякли и опять все уставились на Князя, тот сказал, что первыми его видели Васис и Гита, они же и изобразили, поэтому пусть они расскажут, каким они его увидели.

- И покажут... - Потребовала Монжа.

Ошеломлённый от такого известия Васис что-либо говорить отказался, а подошедшая к нему Валиса, прислонила к его плечу голову, вдруг заметив, что тот уже выше её ростом, и прошептала:

- Ты так похож на своего отца, когда он был таким...

И он в ответ прошептал:

- Уже нет...

А Гита, сбегавшая за изображением Пришедшего, выйдя перед всеми, подняла пластину, отбрасывающую лучи из боковых проёмов и стала рассказывать про светящуюся фигуру с добрым лицом, которое было похоже... Похоже на...

Она запнулась, окидывая взглядом напряжённо глядящих на неё, задержав его на Васисе, выкрикнула:

- Похож на Васиса... - И понимая, что в изображении на пластине можно лишь уловить отдалённое сходство, добавила: - Немного...

- Силадж стал нигейцем... Пришедшим, - заполнил паузу Князь. - Хотя его нетрудно узнать, но он уже другой... Совсем другой...

И опять стало тихо.

На этот раз тишину прервал Радж. Последнее время он редко покидал свой дворец, всё что-то записывал на золотых пластинах и, кажется, совсем не интересовался тем, что происходит в городе.

- Расскажи, какой он... Какие нигейцы? - попросил он Князя.

- Князь, начни всё по порядку... С истории ваших прародителей... - вмешалась Суперсудьбоносная. И, повысив голос, обратилась ко всем: - И пусть никто его не перебивает и не отвлекает...

И Князь стал рассказывать то, что знал...

По мере рассказа раджинцы придвигались всё ближе друг к другу, словно отделяясь от остальных и, заметив это, Суперсудьбоносная поняла, какое решение они примут. А Князь уже говорил о предложении, переданном нигейцами через Пришедшего. И это стало ещё более невероятным, чем всё остальное, событием, и уже Суперсудьбоносная попросила его сделать паузу, чтобы все успокоились. А когда он закончил, пересказала, как поняла это предложение она.

Потом её рассказ дополнил своими пояснениями Красис.

Суперсудьбоносная прежде всего обращалась к властительницам, и акцентировала их внимание на том, что появление на этой планете представителей их цивилизации имеет большую вероятность, поэтому у тех, кто не хочет променять возвращение на Абудар ни на какое бессмертие, такая возможность может представиться. Особенно это реально для молодых.

Красис большую часть своей речи посвятил неприятию того, что облик членов будущей гибридной цивилизации будет иным, а сущность - без чувств, восторга от красоты окружающего мира, без ощущений, который тот дарит, - бесцельна, существование же без интереса к познанию окружающего бесмысленно.

Его перебил Князь, напомнив, что как раз нигейцы только тем и занимаются, что творят, созидают. Только не на одной планете, а в Космосе. И что опыт, сохранённый в генетической памяти и передаваемый из поколения в поколение, никуда не исчезает, он как раз является наполнением этого сгустка энергии... К тому же нигейцы, как это видно по Пришедшему, могут материализовываться... Другое дело, что в непривычном для других образе и на короткий срок. Но они ведь не знают, не спросили у Пришедшего, как они взаимодействуют между собой...

- Каким образом общаются... контачат, - наконец подобрал он слово...

- Какой может быть контакт, - возразила Суперсудьбоносная. - Они ведь бесполы... А общаются исключительно телепатически... Хотя, может быть, и приближаются друг к другу, чтобы высекать искры в совместном труде...

И разговор перешёл в плоскость отношения полов. Это более всего интересовало, естественно, молодёжь. Дудар выступил ярым противником подобного образа существования и, отметив, что бессмертие, конечно, заманчиво, но всё-таки следует уточнить у Пришедшего, возможно ли каким-то образом сочетать и то, и другое.

Суперсудьбоносная пообещала обязательно это выяснить при следующей встрече, сказав, что без воспроизводства невозможно развитие любой цивилизации, даже бессмертной, тем более взявшей на себя ответственность за гармонизацию Космоса.

Младшим детям, да и подросткам, серьёзный взрослый разговор уже прискучил и они ушли из дворца заниматься своими играми. Дудар хотел было поручить им продолжить готовиться к обороне, но все трое представителей заверили, что больше на это не стоит тратить время и нужно переходить на привычный режим жизни. Хотя трудно было вообразить, что это будет возможно после всего, что они услышали.

- Теперь вы знаете столько же, сколько и мы, - подытожила Суперсудьбоносная. - Если у кого-то уже созрело решение и он готов об этом сказать, можно прямо сейчас...- И, выждав паузу, призналась: - Что касается меня, то мне нужно ещё время, чтобы всё осмыслить, обдумать...

- Я... - поднялась Аджа-младшая, - как вы понимаете, мне нечего обдумывать, те, кто мне дорог и нужен, уже там, на Нигее...

- Да это так,- согласилась Суперсудьбоносная. - Только ты упустила важную деталь, там нет ни у кого никаких чувств...

- А если это не так?

- Но отчего же тогда Силадж, к которому ты так стремишься, не захотел хотя бы увидеть тебя, поговорить с тобой?..

- Может быть ему не позволили, - неуверенно произнесла Аджа-младшая и вопросительно посмотрела на Князя.

- Она права, - поддержал тот Суперсудьбоносную.- Он похож на Силаджа, но это другое существо. Да, он помнит всё, что было прежде с ним на этой планете, с тобой, но для него это просто набор знаний.

- И у меня там не будет чувств?

- И у тебя, - кивнул Князь.

- Их нет на Нигее ни у кого, - не выдержал Красис, отчего-то видящий в нигейцах зло и не желающий, чтобы кто-то воспользовался приглашением так не похожего на себя прежнего Силаджа. - Я не понимаю, что хорошего в подобном существовании... Не понимаю...

- Каждый должен сам выбрать, каким он видит своё будущее, - повторил Князь.

- Но бессмертие - это заманчивая собственность, - задумчиво произнесла Суперсудьбоносная, словно споря с Красисом.

- Я подумаю, - сказала Аджа-младшая...

Суперсудьбоносная ожидала, что раджинки объявят о своём выборе, но те молчали.

Она видела, что совершенно твёрдо определился Дудар. Выражение его лица не оставляло никаких сомнений, что членом гибридной цивилизации он быть не собирается, его вполне устраивает эта планета, город и всё, чем он занимался до этого дня и будет заниматься впредь. А брошенный им взгляд на Валису, носящую его плод, подтверждал мысли Суперсудьбоносной о его будущем. Но он тоже не стал торопиться сообщить о своём решении.

Молча просидела всё это время Всезнающая. И по её отсутствующему выражению лица и позе не только Суперсудьбоносной было понятно, что она никого не хочет ни в чём убеждать, сама уже напоминая и Хранителя Безмолвного и Пришедшего одновременно. Её можно было не спрашивать...

Сбор закрыли, приняв решение, что в течение нескольких дней каждый, кто захочет отправиться на Нигею, став бессмертным, может подойти к любому из предводителей и сообщить об этом. Те, кто решил навсегда остаться на этой планете, могут не ставить об этом никого в известность и заниматься обычными делами. Если же кому-то для принятия решения необходимо что-то уточнить у Пришедшего, поторопиться сообщить об этом предводителям.

Разошлись все несколько потерянные, выбитые из привычной колеи, отчего не задержались, как бывало прежде, на площади перед дворцом, завершая разговоры, а молча сразу разошлись по своим дворцам.

3

Неожиданным для всех, но прежде всего для Суперсудьбоносной, стало то, что в следующие дни город так и не разделился на будущих нигейцев и землан. Казалось бы не так уж и сложно выбрать между бессмертием, пусть без тела и чувств, и конечностью подверженного всяким опасностям жизненного бытия, но для большинства горожан этот выбор был не столь очевиден. За это время единственной определившейся стала Всезнающая, которая перед этим провела немало времени с похожими. На вопрос Князя, что решили те, она сказала, что каждый из них, включая подростков, примет решение сам, она лишь рассказала им всё, что сама услышала от Пришедшего. И сообщила, что отправится на Нигею незамедлительно.

А через пару дней она пришла в город сообщить, что Пришедший отправляется обратно на Нигею, и что он сам проведёт её по каналу, но потом Окно закроется, и тех, кто пожелает уйти следом, Князь должен будет отправлять стингсом...

- Я хотел бы получить ответ на ещё один вопрос, - помедлив, произнёс Князь. - Ты можешь спросить его?

- Да, - кивнула Всезнающая. - У нас ещё есть время. О чём ты хочешь узнать?

- Очевидно, что не все изъявят желание стать нигейцами, кто-то останется здесь. И сюда могут прилететь властительницы или произойти катаклизмы, с которыми мы уже сталкивались. В своё время раджинцы научились защищать Раджинг от многих опасностей и сделали безопасным проживание на поверхности планеты, реализовав Директиву Освоения. Я не сомневаюсь, что подобное под силу нигейцам. Сделают ли они так, чтобы оставшимся не нужно было опасаться за своё существование? Я хотел бы получить ответ на этот вопрос от Пришедшего.

- Хорошо, я спрошу его.

На выходе Всезнающая чуть не столкнулась с возбуждённым Васисом.

- Я готов, - выпалил тот, приближаясь к Князю. - Я хочу отправиться на Нигею немедленно, прямо сейчас.

Князь окинул его взглядом, пытаясь понять причину столь непривычного для того поведения, спросил:

- Валиса не против?

- Она не будет против...

- Ты не говорил ей?

- Она меня поймёт... Почему я не могу общаться со своим отцом?

- Да, Силадж - твой отец, - подтвердил Князь. - И мой сын... Но Пришедший - это другой... Он не отец и не сын... Мы с тобой сейчас ближе, чем ты с ним... Ты понимаешь это?

- Но когда я стану таким как он, мы будем с ним ближе, - с вызовом отозвался тот.

- Может быть и так, - неуверенно согласился Князь. - Но ты должен понимать, какое решение принимаешь... Ты молод и у тебя ещё есть время насладиться этой жизнью... Неужели тебя ничто не держит на этой планете? Ты ведь здесь родился и вырос.

- Но я хочу узнать, что такое Космос. Я хочу увидеть планеты Абудар и Хрис. Мы с Гитой...- Он запнулся. - Мы никогда не сможем это сделать, оставаясь здесь...

- Вы с Гитой? - вопросительно произнёс Князь.

- Она сама примет решение, я ей ничего не говорил... Мы просто нашли в Космосе эти планеты... ...

Князь усмехнулся, понимая, что никаких планет они увидеть, естественно, не могли.

- И ты готов отправиться на Нигею немедленно? Оставив Гиту, ничего ей не сказав, не простившись? - спросил он.

Васис поколебался, потом неуверенно ответил:

- Может быть мне нужно ещё некоторое время побыть здесь... Но я не изменю своё решение.

- Когда ты будешь готов, скажешь... И можешь не торопиться. Пришедший покидает нас, но оставляет ключ... - И, неожиданно для себя, закончил: - Подумай вот над чем, этот ключ - стигс. Я могу доверить его только раджинцам. И тебе. И я тоже собираюсь на Нигею. Кто-то из нас двоих должен здесь задержаться...У тебя больше времени жизни, чем осталось у меня...

- Я подумаю, - после паузы произнёс Васис...

...На следующее утро в городе опять появилась Всезнающая. Она направилась прямо к Князю, но попросила того позвать Суперсудьбоносную и Красиса. Когда те пришли, Князь сообщил им, что Пришедший покидает планету, а вместе с ним и Всезнающая, и что уже есть желающие отправиться на Нигею, но несколько позже, как есть и те, кто решил остаться здесь.

- У Дудара много единомышленников... - многозначительно добавила Суперсудьбоносная. - А молодость ещё не ценит бессмертие... Но за ними должно остаться это право...

- Ты права, - согласился Князь.- Насколько помню, это было обещано. Пришедший не определял сроков.

- Я понял его слова так, что на подобное решение даётся вся жизнь, - добавил Красис.

- Я тоже так поняла. И сама ещё не решила, - призналась Суперсудьбоносная. - Хотя бессмертие слишком заманчивая награда в конце жизни... Пусть и без привычных ощущений.

- Значит, ты тоже решила задержаться, - взглянул на неё Красис. - А может совсем откажешься от этой награды, как я... И мы счастливо доживём на этой планете не утратив чувств...

- У нас ещё будет время поговорить об этом, -уклончиво отозвалась властительница. - Я понимаю, что Князь для чего-то позвал нас...

- Я просил Всезнающую узнать у Пришедшего, можно ли защитить эту планету, так как это сделали мы с Раджингом?.. - Он повернулся к Всезнающей. - Что он ответил?

- Планету полностью закрыть невозможно. Но защитить город и эту долину от любого внешнего воздействия они могут, - сказала та.

- Только долину? - уточнил Красис.

- Он сказал так...

- Но если она будет закрыта, здесь скоро нечем будет питаться, зверьков в окрестности осталось совсем мало... - заметила Суперсудьбоносная, забыв, что собралась отправиться на Нигею.

- Он сказал, что в этой долине всегда будет всё необходимое для жизни. Будут и плоды, и животные, и растения... И оставшиеся не будут ни в чём знать нужды. Но при одном условии.

- При условии?.. При каком условии?- удивилась Суперсудьбоносная.

- Не пытаться получить знания от Хранителей... И ещё одно должны знать все, кто останется. После того как долина будет защищена, попасть на Нигею смогут только те, кто научится управлять энергией своего сознания и избавится от зависимости от других....

- Я понимаю, от своих чувств, - с иронией произнёс Красис.

- И только в этом случае сможет приобрести бессмертие, - констатировала Суперсудьбоносная, прерывая паузу. - А сегодня мы ещё не настолько отягощены нашей привязанностью к этой планете...

- Да, именно так, - подтвердила Всезнающая.

- Если это относится к тем, кто прилетел на эту планету, это верно, мы не забыли Космос. Но родившиеся здесь даже не ощущают зова Окна...

- В них живёт мечта о Космосе, она просто не распознана и не востребована...

- А похожие?

- Ты забыла, что это дети раджинцев...

- Да, верно... - Суперсудьбоносная помолчала. - И как скоро появится эта защита?

- Когда решившие остаться на планете попросят об этом.

- А как они попросят?- спросил Красис.- Ведь Пришедшего не будет...

- На Нигею отправятся не все сразу. Кто-то будет долго принимать решение. Пришедший никого не торопит. Но тот, кто отправится последним, должен знать, что после него никто не отправится следом, а оставшиеся не сомневаются в сделанном выборе. И с этого момента долина закроется от внешнего воздействия. - Она повернула лицо в сторону Князя. - И ещё одно условие: стигсы и любое другое оружие не должны остаться. Метатели, арбалеты и всё остальное должно быть уничтожено. А со стигсами отправится последний... - И, уже обращаясь непосредственно к Князю, добавила. - Пришедший сказал, что последним должен уйти ты, Князь... Только при выполнении этих условий на планете останется цивилизация.

- А если наши дети когда-то захотят на Нигею? - вдруг спросила Суперсудьбоносная. - Это будет возможно?

- Пока будет действовать защита, это исключено... Но если это желание будет преобладающим, возможно, что с Нигеи вновь явится Пришедший и снимет защиту.

- И тогда переселение станет возможным на тех же условиях, что и сейчас?- уточнил Красис.

- Я не знаю на каких условиях, Пришедший не говорил об этом. Он сказал только, что в этом случае часть этой цивилизации, не утратившая связи с Космосом, способна будет переместиться на Нигею.

Всезнающая замолчала.

Князь обвёл взглядом присутствующих.

- Мы получили ответы на наши вопросы, - сказал он. - Но если будут новые, сможем мы на них получить ответы?

- Он сказал, что со временем это будет возможно, если цивилизация будет развиваться по тому пути, который прошли нигейцы.

- А если нет? - спросил Красис.

- Такая возможность остаётся всегда. Но она будет труднодостижимой и потребует больших сил и очищения...

- А что такое очищение?

- На этот вопрос я не могу ответить. Я его не задавала... И мне уже пора, - поднялась Всезнающая. - Он ждёт меня.

- Вы уйдёте сегодня?

- Да. И нам нужно приготовиться... Ему нужно подготовить меня... - И вновь повернувшись в сторону Князя, напомнила: - Ты покидаешь эту планету последним, Князь. И забираешь стигсы. От этого зависит будущее наших детей и всех тех, кто останется здесь.

- Я это не забуду.

А затем у выхода, обернувшись, сказала:

- И не бойтесь. Миры, которые мы не видим, не только существуют, они значительно многообразнее, чем мы можем себе вообразить...

И вышла.

А предводители ещё долго молча смотрели ей вслед.

/Разделение

1

Сообщение о том, что оставшиеся на планете будут защищены от внешнего воздействия и от любых нашествий, вызвало неоднозначную реакцию даже у тех, кто твёрдо решил остаться на этой планете. А к этому, помимо Дудара и его верных помощников, склонялись почти все хрисы. Женщины обещанию спокойного безопасного будущего были рады, подростки и молодые мужчины этой новости не придали особого значения, а вот Дудара она расстроила. Он стал выяснять у Суперсудьбоносной, что из себя будет представлять эта защита, будет ли она видимой, непроницаемой или же такой же, как границы Окна. Та ничего не смогла ему ответить, отправила к Князю, может тот знает, они ведь защищали свою планету. Тот тоже не смог сказать, как будет выглядеть защита долины нигейцами, потому что на Раджинге был пройден другой цивилизационный путь. Дудар сходил в пещеру и в её темноте пытался вызвать, если не Пришедшего, то хотя бы Всезнающую, но их уже не было на планете. Тогда он срочно снарядил маленькую экспедицию и вместе с Гаджем и Адаром поспешил к Окну. Сказал, что хочет удостовериться, что переход закрылся, но втайне надеялся, что это не так и что Пришедший, которого он так и не видел, бродит по планете и ещё можно задать ему свои вопросы.

Но Окна не было.

Сначала они покрыли всю поляну стрелами, а затем много раз прошли её вдоль и поперёк, убеждаясь в незыб­лемости поверхности .

Возвращались не торопясь, на день задержались на перевале, озирая с его высоты видимую часть долины, в которой стоял город и всю долину Окна.

- Если будет защита, то скоро мы не сможем приходить сюда, - с горечью произнёс Дудар.- Нам нельзя было доверять переговоры предводителям и нужно было поставить свои условия.

- Но мы ведь ничего не знали о Пришедшем, - напомнил Гадж.

- Я вам говорил, что нам нужно было полностью брать управление городом, несмотря на несогласие Суперсудьбоносной. Она бы ничего не сделала. - напомнил Адар.

Действительно, такой разговор у них был сразу после известия о появлении пришельца. Тогда Адар предложил не полагаться на предводителей, найти пришельца и уничтожить его на подступах к городу. Правда, то что они теперь знали об облике Пришедшего, меняло их представление о некоем чудовище, как они себе представляли из рассказов о предыдущем нашествии. Но всё-таки Дудар теперь винил себя за то, что тогда, занятый подготовкой города к обороне, не пошёл к Суперсудьбоносной и не стал участником встречи с Пришедшим. И позже он мог бы сходить в пещеру к Всезнающей, та устроила бы их встречу...

- Нечего оглядываться в прошлое, - сказал он. - То, что упущено, не вернёшь. Теперь, главное, исправить то, что натворили наши предки.

- И как ты это представляешь? - спросил Гадж.

- Пусть те, кто отправится на Нигею, передадут наше условие, чтобы не было никакой защиты.

- Я думаю, что большинство не согласится с этим...

- Ну и что?- Дудар выпрямился, устремил взгляд на горные вершины, за которыми должен был находиться океан и куда они должны были уйти в большую экспедицию. - Меня не интересует их мнение.

- Но их мнение будут учитывать предводители, - заметил Адар.

- Да и нигейцы,- напомнил Гадж. - Это ведь условие Пришедшего.

- Значит нам нужно будет переубедить всех...

- Я согласен с тобой, - поддержал его Адар. - Мне вот не нравится, почему всё наше оружие должно быть уничтожено...

- Хотел бы я взглянуть на этого Пришедшего, - негромко произнёс Гадж.

- Ты хочешь на Нигею? - повернулся к нему Дудар.

- Не знаю, - неуверенно отозвался тот.

- Ты - раджинец... Это зов крови... Я тоже наполовину раджинец, - напомнил Дудар. - Но не чувствую никакого зова...

- Я тоже вроде ничего не ощущаю... Мне просто любопытно...

- Любопытство - это и есть зов...

- А я согласен с Красисом, - вмешался Адар. - Жить без чувств скучно... Я вот помню нашу битву с монстром и столько всего переживаю, хотя и не так остро, как тогда... И горжусь собой...

- У нас ещё немало будет повода для гордости, - заверил Дудар, - если эта защита не ограничит наш мир. И мы должны склонить на нашу сторону большинство.

- Но мы не знаем, кто останется, а кто перенесётся на Нигею, - заметил Гадж.

- Так будем выяснять... Начнём с нас. Я, например, остаюсь. Мне нравится эта планета и всё что на ней, наш город... - начал Дудар. - Валиса тоже остаётся. И наш ребёнок, которого она вынашивает... А ты, Адар?

- Я с тобой, - заверил тот. - Мне тоже нравится здесь.

- Гадж?

- Мы с Карисой обсуждаем это... - признался тот.

- Значит, мы тебя должны убедить... Ты наверное забыл, что там ваши отношения с Карисой исчезнут... Вы будете как два каких-то сгустка...

- Мы это знаем...

- Ну да, ты - раджинец, но в Карисе кровь хрисов... - Дудар хмыкнул. - Это же надо, ты и она, представители двух таких разных цивилизаций... Хотя прежде мы об этой разнице совсем не думали... Но мы найдём, чем вас убедить остаться с нами.

- Убеждайте, - охотно согласился Гадж, - мы ещё не приняли решение...

Вернувшись в город, Дудар первым делом направился к Красису, который не скрывал своего отношения к нигейцам и всячески отговаривал всех, кого только мог, не отправляться на Нигею. Сейчас он был самым главным союзником Дудара среди предводителей. Сказал, что Окно закрылось и высказал свои опасения о будущей защите города и долины.

- Почему это так важно нигейцам, чтобы мы не выходили за пределы долины? - спросил он Красиса.

- Это будет резервация, - сразу же ответил Красис, очевидно уже продуманное им. - Я разгадал, эти нигейцы изощрённее всех наших врагов... И вероятнее всего, что никакого бессмертия никому не будет, даже если они сами бессмертны... Мы им нужны как те же стражи или пришельцы, для управления другими мирами. Тех из нас, кто не соблазнится и не отправится на Нигею, они будут контролировать, я не знаю как, но воздействуя на наше сознание, пока мы не перестанем сопротивляться... Мы всего лишь исходный материал...

- Так надо разъяснить это остальным?

- Что я и делаю. Но кто-то уже верит им без сомнений, а кто-то сомневается и никак не примет решение... К тому же обещанное бессмертие - соблазн, перед которым трудно устоять...

- Но ты же устоял?

- Я?.. - Красис вдруг запнулся и после паузы добавил. - Пока да, но, если быть честным, это нелегко... Просто меня сейчас больше пугает, что я утрачу способность чувствовать, переживать, выражать свои эмоции, чем конечность моего физического существования. Тебе это должно быть понятно...

- Я не представляю как жить без всего этого...

- Ты - нет, а кто-то уже представляет... Та же Всезнающая... Или раджинцы, у которых к тому же генетическая память и зов крови...

- Вот и Гадж ещё не принял решение... Кариса тоже... Никогда бы не подумал.

- И не он один... Карису ещё можно убедить остаться...

- Выходит, пока мы можем положиться только друг на друга.

- Выходит так, - подтвердил Красис.

- И нам нужно убедить тех, кто останется, чтобы они не захотели жить под защитой, в резервации...

- Но они обязательно напомнят нам о тех, кто погиб на этой планете от природных катаклизмов и монстров...

- Тогда нам нужно найти такие слова, чтобы они больше, чем чудовищ и гнева планеты, испугались этой резервации.

- Но как?- задал вопрос Красис.

- Давай думать, - вздохнул Дудар, тоже не представляя, чем можно напугать, чтобы остающиеся отказались от обещанного им благоденствия...

2

К удивлению Князя Монжа отказалась отправляться на Нигею.

- Ты меня не убеждай, - заявила она сразу, как только вошла к нему. - Я всё обдумала, взвесила... Если бы наша цивилизация была, как и прежде, на Раджинге, я, не задумываясь, вернулась бы под наши уютные кроны. Но Раджинга больше нет, сколько нас осталось неизвестно и мы рассеяны по Космосу... И у меня нет ничего дороже детей... Пусть среди них не так много стопроцентных раджинцев, но в каждом есть моя кровь, кровь наших предков... И я не могу поверить, что у нас родство с нигейцами... Ты ведь тоже в это не веришь...

- Почему же?

- Потому что мы с тобой усваивали одни и те же знания. И исходя из того, чему нас учили, те, кто называется нигейцами, были всегда врагами Раджинга и Директивы Освоения...

- Вероятно в начале отношений так и было. Но как я понял из слов Пришедшего, нигейцы затем стали воплощать Директиву, только по своему...

- Почему ты зовёшь его Пришедший? Это ведь наш сын, наш Силадж, - вдруг возмутилась Монжа.

- Ты не видела его, - негромко произнёс Князь.

- Хорошо, пусть он выглядит как-то иначе, но для меня это мой сын, Силадж. И я рада, что он существует, пусть и в другом обличье, на другой планете... Пусть он там, а я и мои дети здесь... Ты ведь уйдёшь к ним? - спросила она.

Князь кивнул.

- Тогда и ты будешь помнить о нас, и вы не остави­те нас...

- Эта долина будет защищена.

- За это я уважаю нигейцев... А теперь ты знаешь моё решение...

- Но ты пришла не только затем, чтобы сообщить мне об этом? - усмехнулся Князь. - Мы ведь хорошо знаем друг друга.

- Да, ты прав... Я пришла, чтобы договориться с тобой. Когда ты будешь там, а я захочу к Силаджу и к тебе, когда придёт срок ухода, ты замолвишь за меня... Вдруг я не научусь управлять энергией своего сознания...

- Я не представляю, как это будет выглядеть на планете, где, как я понимаю, слов никто не произносит...

- Но ведь они там как-то общаются между собой...

- Так может быть лучше сейчас... - неуверенно сказал Князь.

- Рано или поздно этот момент наступит... Но не сейчас... Хотя, может быть, неожиданно скоро.

- Нет, не скоро, - возразил он.

- Почему ты так думаешь? Даже по исчислению Раджинга, на котором время шло медленнее, мы с тобой уже далеко не молоды...

Князь медлил, не уверенный, что может сказать о том, что услышал от Всезнающей и что не предназначалось для ушей тех, кто остаётся. Но, с другой стороны, Монжа никогда ни с кем не делилась секретами.

- Об этом никто не должен знать. Особенно те, кто ещё не принял решения, - предупредил он. - Находясь под защитой, эта долина, город и вы вновь подчинитесь законам Космоса и время замедлится. Тем, кто останется, суждено пережить такое количество сезонных изменений, которые ты даже представить не можешь. Да вы их и считать не сможете, потому что их у вас не будет...

- Ты ещё более укрепил меня в своём решении, - сказала после паузы Монжа. - Но всё- таки не забудь мою просьбу....

И, словно договорившись, следом за ней пришёл Садж. Князь даже подумал, что Монжа не выдержала, поделилась узнанным с ним. Тот тоже был настроен остаться, но, как выяснилось, его не интересовали ни защита, ни долгое существование в облике раджинца. Оказывается, он последнее время описывал историю заселения ими этой планеты и, как заявил, не может себе позволить прервать это дело, не завершив, не доведя до конца ...

- Ну, а потом можно будет задуматься и об уходе из этого мира в какой-то из других, - закончил он.

- И тебе далеко до завершения?

- Да... Я слишком долго не мог понять моего предназначения, - неторопливо говорил он, глядя на Князя, но, казалось, не видя его. - После того как стало известно о гибели Раджинга служение Директиве утратило смысл... Да, да, я прежде никому не говорил об этом, но так думал... И всё, что мы делали здесь, ведь никак к Директиве не относится, хотя ты и старался нас убедить в этом. Мы просто приспосаб­ливались, чтобы выжить... Мы ничего не сделали, чтобы облагородить эту планету, все наши коридоры заросли, как только мы перестали их чистить, вместо гнёзд у нас теперь дворцы властительниц... Мы лишь создавали иллюзию исполнения закона Раджинга...

Князь не стал спорить.

- Потом я понял, как скучно и трудно жить, не имея цели... - продолжил Садж. - Не знаю, нашёл ли ты её и остальные раджинцы, кроме Монжи. Она, без сомнений, нашла себя в материнстве. Мне кажется, что остальные всё ещё ищут смысл существования... Я знаю, что Тонжа и Аджа уже приняли решение, они отправятся на Нигею, их ничто не держит на этой планете, даже дети, как они держат Монжу. Радж ещё колеблется, но он всегда видел себя охотником, хотел передавать свои знания и опыт подросткам и если долина будет закрыта, а оружие уничтожено, добывать пропитание будет не нужно, зачем ему оставаться?..

Садж замолчал и Князь тут же задал ему всё это время вертевшийся на языке вопрос.

- Тебя не привлекает бессмертие?

- А я не знаю, что это такое...

И Князь подумал, что ведь он тоже не знает, и спросил, хотя уже знал ответ:

- Значит ты остаёшься здесь?

- Я должен изложить всё, что происходило на этой планете, чтобы об этом знали те, кто придёт нам на смену, - подтвердил Садж. И не без гордости добавил: - Даже Хранители не обладают таким знанием.

- Не забывай, что путь на Нигею тебе не закрыт, - напомнил Князь.

...Оставшись один, под впечатлением этого разговора Князь стал вспоминать, что же было пережито на этой планете, названной Суперсудьбоносной Земла. Ярче всего в памяти остались самые первые дни и катастрофы, сражения с хищниками, встреча с властительницами и хрисами. Под впечатлением нахлынувших воспоминаний он вышел из дворца, оглядел склоны хребтов, зеркальную гладь водоёма, потом окинул взглядом дворцы и ему вдруг показалось, что всё, что было с ним в прошлом, на самом деле лишь игра воображения... Захотелось пойти к Саджу, узнать, как тот всё описал? Так ли он помнит те давние события или излагает игру своего воображения?.. Он даже направился к дворцу Саджа, но по пути передумал, решив, что у него ещё будет время поговорить с тем, как и с Монжей, перед своим уходом...

3

Единодушие властительниц Суперсудьбоносную не удивило. Она давно замечала, что Суте и Руте, несмотря на то, что у них были дети и даже внуки, было неуютно на этой планете. Впрочем, если бы она не чувствовала себя хозяйкой планеты и ответственной за всё, что на ней происходит, ей тоже были бы неинтересны ни Директива Освоения раджинцев, ни чувственное восприятие всего происходящего хрисами. К тому же обещанное нигейцами бессмертие было несоизмеримо ни с чем. И когда они собрались втроём, что давно не делали, в её дворце, взвешивая все потери и приобретения от столь резкого поворота в их жизни, обещанная бесконечность существования перевешивала всё, что они знали до этого. Правда, они не могли вообразить, как они будут выглядеть, какие функции им придётся выполнять вместе с нигейцами в Космосе, но сошлись на том, что им будет дано вновь пережить восторг от безграничности и многообразия Космоса, дано будет ощутить единение с ним, какое они ощущали, мчась меж звёзд в поисках добычи, и глиссер был одновременно и их домом, и родной планетой.

- Несомненно мы приобретём какие-то новые качества, - поделилась Суперсудьбоносная. - Если утратим только чувства, это нисколько не омрачит наше существование. Главное, что мы будем всё помнить и знать...

- Я уже почти забыла, как пьянит Космос, - неожиданно призналась Рута.- Но не сомневаюсь, это и есть вкус бессмертия...

- Ты ещё что-то помнишь, - удивилась Сута, - а мне кажется, что мы и родились на этой планете.

- Ну, это ты придумываешь, - усмехнулась Суперсудьбоносная. - А начнёшь вспоминать наш глиссер, не остановишь... Например, как мы взяли на абордаж корабль раджинцев...

- Это, конечно, помню... Твой приказ: «Вскроем!»...- Оживилась Сута. - Жаль только, что никакого сопротивления, ни одного живого... А вот Абудар почти не помню, словно всё что там было, было не со мной...

- А я помню, - перебила Рута, - помню, как я стояла в шеренге выпускниц,- повернулась к Суперсудьбоносной, - и ты, тогда командир глиссера, указала на меня, отобрав в свою команду. Я летала тогда от счастья...

- Ты это помнишь? - удивилась Сута.

- Да, как это не странно... И иногда просыпаюсь с тоской, что это уже никогда не повторится...

- Увы, прошлое возвращается только в воспоминаниях, но как описание, а не само действие, - вздохнула Суперсудьбоносная, перед которой вдруг промелькнули картинки далёкой и кажущейся нереальной жизни на родной планете.

Но не шеренга юных властительниц, из которых она набирала себе команду. Она совершенно не помнила ни тот день, ни место, ни тем более лиц... Но хорошо помнила ощущение своей силы, способности преодолеть любые преграды, которые пережила, идя по гулкому высокому зданию резиденции Супер­властительниц получать право на командование глиссером. До этого за её плечами были уже два удачных захвата носящихся по Космосу летательных аппаратов, принадлежащих когда-то то ли исчезнувшей, то ли ещё не ведомой им цивилизации. На зависть сверстницам ей легко давалось всё, что необходимо было знать и уметь на этой должности, и стремительное восхождение по карьерной лестнице было закономерно. И хотя то, что они нашли тогда в покинутых аппаратах, не представляло особой ценности, даже в механизмах не было ничего более совершенного, чем на глиссере, но именно эти находки тогда заронили надежду, почти уверенность, что рано или поздно, но она обязательно отыщет в Космосе планету, станет её владелицей и войдёт в резиденцию уже Суперсудьбоносной...

И она стала и владелицей, и Суперсудьбоносной... Вот только не вошла в резиденцию, как мечтала... Так может быть не стоит торопиться с Нигеей, а остаться здесь хозяйкой, подождать, когда появится глиссер, вернуться с триумфом?.. Заманчиво... Но как же бессмертие?.. А если при её жизни властительницы не появятся на этой планете?.. К тому же, если верить Всезнающей, город будет закрыт от внешнего воздействия, а значит и от какого-либо контакта...

Нет, выбор сделан.

И отмахнулась от желания пожалеть себя, а заодно и Суту с Рутой. Напомнила себе, они ведь властительницы... Это хрисы могут себе позволить подобное, и даже порой раджинцы. Хотя они почти уже разучились чувствовать, просто делают вид...

Она оглядела властительниц, горько усмехнулась: их меньше всех на этой планете... Правда, есть дети, дочери, но это уже не полноценные властительницы...

- А что решили ваши дети? - спросила она, вспомнив о Зуте, с которой сама ещё не говорила.

- Что решил Дудар, ты знаешь, - начала Рута. - Я никогда не видела в нём абударца...

- Адар его верный оруженосец, -сказала Сута.- Он тоже остаётся.

- Боюсь, что и моя Зута недалеко от них ушла. Я в ней всё больше вижу её отца, Красиса...

- Выходит, мы с вами вольны, как когда-то давным-давно, - задорно произнесла Рута. - И готовы вновь отправиться в Космос, только теперь не на глиссере, а совершенно иным способом.

- И в ином виде, - закончила Суперсудьбоносная.- Если вы уже всё решили, я к вам присоединяюсь... А что будем делать с Бударом?.. С одной стороны, он даже не производитель...

- Я поняла, что на Нигее производители никому не нужны, - перебила Рута.

- Действительно, - согласилась Суперсудьбоносная. - Вспомнила некстати...

- Но он простой абударец, - напомнила Сута и тут же исправилась. - О чём это я, как будто мы возвращаемся на свою планету...

- На его перемещение запрета нет, - сказала Суперсудьбоносная.

- Пусть он сам принимает решение, - рассудила Рута.

- Хорошо, я с ним поговорю, - пообещала Суперсудьбоносная...

Разговор с Бударом она не стала откладывать. Отыскала его в детском дворце, где он последнее время проводил всё время, придумывая детям всякие игры, и без долгого вступления спросила, он остаётся здесь или же отправляется на Нигею?

- А что решили властительницы? - поинтересовался он, оставаясь сидеть на полу, окружённый детьми и глядя на Суперсудьбоносную снизу вверх.

- Мы все решили воспользоваться приглашением нигейцев, - ответила она, отметив что выбрала витиеватую форму сообщения, принятую на их планете.

- Тогда и я поступлю также, - сказал он, ничем не выражая своих эмоций. И уточнил: - Мы отправляемся сейчас?

Суперсудьбоносная даже растерялась от такой готовности.

- Ты торопишься на Нигею?

- Нет. Но я следую за властительницами.

- Ты настоящий абударец, - похвалила Суперсудьбо­носная. Именно так и должен был ответить мужчина на её планете. - Я скажу, когда нам отправляться...

4

Быстрее всех окончательное решение приняли хрисы. Единственной желающей отправиться на Нигею была Элиса. И как её не отговаривал Красис, красноречиво объясняя, что обещанное нигейцами существование безвкусно, а бессмертие - это скорее наказание, которое невозможно вынести, она стояла на своём, заявляя, что для неё главное не столько бессмертие, сколько возможность вырваться из этого города, с этой планеты, на которой ей всё наскучило. Но Красис в невысказанном уловил и более весомую, на его взгляд, причину: он видел, что та тосковала после гибели Паркиса, что-то связывало их, более прочное, чем простое физическое влечение. Возможно она верила в бессмертие в иных формах и образах не только на Нигее... Он не думал, что она так тосковала по Факу, с которым как раз и могла встретиться на Нигее. Хотя, кто её знает... Элиса всегда была закрыта от остальных...

Дольше всех, давая возможность уже принявшим решение, если не передумать, то насладиться последними днями в привычном физическом облике, размышляли, советовались и даже спорили, каждый отстаивая свою точку зрения, ещё более повзрослевшие за эти последние дни, молодые члены уже не столь единой, как прежде, цивилизации.

Кариса решила отправиться на Нигею не из-за обещанного бессмертия, а желая увидеть эту таинственную планету и столь могущественных нигейцев. И трудно было понять, шутит она или говорит всерьёз. Но своего она добилась, потому что эти дни была так обольстительна, что Гадж даже не мог представить, что больше не увидит её, и признался, что без неё нет смысла прозябать на этой планете. А там... они ведь не всё знают, может быть у нигейцев отношения ещё более сильные. Разве важно для их любви, возможна физическая близость или нет?.. Это предположение Карисы стало последним доводом.

Аджа-младшая теперь без тени сомнения заявила Князю, что видит себя только на Нигее... Желание отправиться на Нигею подтвердили Гита и Васис. Это было настолько неожиданно, особенно для Дудара и Валисы, которые теперь в ожидании рождения ребёнка были едины во всём, включая взгляды на Нигею как на планету-миф, и всё более склонялись к тому, что скорее всего никакого Пришедшего и не было, а это просто уловка Князя и раджинцев, которые решили заселить какую-то планету, вот и будут теперь отправлять туда стигсами тех, кто им поверил, чтобы создать там свою цивилизацию... И хотя эта версия даже им самим вначале показалась абсурдной, обсуждая её, они постепенно убирали противоречия, дополняли догадками-предположениями, делающими её всё более правдоподобной, и намеревались вынести её на Сбор.

- Но пусть прежде те, кто очень хочет, уйдут, - говорил Дудар. - Если они будут на Сборе, могут опровергнуть наши предположения и остальные поверят им... К тому же неизвестно, как поведёт себя Князь и раджинцы. А у них - стигсы...

Особенно эта новость выбила из колеи Дудара. Он уже видел в Гите и, естественно, в Васисе, который явно находился под влиянием его дочери, своих помощников в новой жизни. Попытался выяснить причину такого решения у Гиты, но та стала что-то говорить ему об их с Васисом звёздах-планетах, которые они нашли в Космосе, и теперь хотят побывать на них, а потом постараются найти способ, чтобы донести о том, что они узнают, и до них, оставшихся на этой планете.

- Ты же никогда не был в Космосе, - горячо говорила Гита. - И знаешь, как выглядят планеты предков, властительниц и хрисов, только по их рассказам... Я не верю, что тебе не хочется увидеть их.

- Не хочется, - признался Дудар. - Мне нравится эта планета. Я родился здесь. И ты тоже. Чем она тебя не устраивает?..

- Тогда ты не поймёшь нас с Васисом, - насупилась Гита. - Мы обязательно найдём возможность сообщить вам сюда, что увидим там. Я расскажу тебе о планете властительниц, а Васис о Хрисе, - пообещала она, растерявшемуся от такой наивности или хитрости Дудару.

- Ты это серьёзно? - только и спросил он.

- Ты же никогда не пытался их разглядеть среди других звёзд. - Только и ответила она, давая понять, что не настроена продолжать разговор.

Дудар и Валиса надеялись, что их дети передумают, и ещё предпринимали попытки отговорить их, даже посвятили в свою версию. Но те откровенно посмеялись над ней и, тем самым, внесли сомнения в их план развенчания заговора раджинцев. Пример же сверстников, кто оставался на планете, в том числе детей Суперсудьбоносной Зуты и Абудара, их не убедил...

И наконец наступил день, когда сомневающихся и не принявших решение не осталось. Уже недалеко было начало сезона дождей и по сложившемуся за время существования города распорядку плоды и рыбжу на этот период заготавливали все вместе. И это было последним совместным делом всех жителей города, после чего был окончательно определён день ухода пожелавших отправиться на Нигею.

Его выбрали Князь и Суперсудьбоносная, Красис заявил, что теперь его интересует только то, что происходит на этой планете и только с теми, кто на ней остаётся.

Место, где должен был произойти переход, определилось само собой, пещера. Князь был уверен, что именно из неё уходили Пришедший и Всезнающая.

Определили и время перемещения, перед закатом, когда в пещере уже темно, но не настолько, чтобы потерять самого себя.

Но перед уходом нужно было определиться, желают ли остающиеся, чтобы долина и город были защищены от природных катастроф и вторжений извне. Дудар надеялся, что у него будет немало сторонников отвергнуть это предложение нигейцев, но оказалось, что их всего двое, он и Адар. Даже Валиса была за защиту, заявив, что не хочет бояться за жизнь всех и тем более их будущего ребёнка.

- В таком случае мы должны уничтожить всё оружие, - напомнил Князь ещё одно условие.

Он, Суперсудьбоносная и Красис, который также как большинство был заинтересован в том, чтобы город был защищён, обошли все дворцы, удостоверяясь, что нигде ничего не осталось, когда на площадь подростки принесли все луки, арбалеты, а Красис взрывчатое вещество, которое они с Рантисом подготовили к отражению нашествия пришельцев. Оно было брошено в речку, а всё остальное сож­жено. Метатели Суперсудьбоносная накануне сама полностью разрядила, выпустив все заряды в водоём.

- Вот теперь мы спокойны за вас, землане, - обратилась Суперсудьбоносная к тем, кто оставался и уже сейчас держался отдельно. - Завтра мы покинем вас, но я почему-то уверена, что наша связь не прервётся, - вдруг сказала она только что пришедшее ей в голову. - Мы будем с вами рядом. Мы будем вам помогать...

И только Князь одобрительно кивнул головой, словно не сомневался в её словах...

...Не зная, как должно происходить перемещение, и опасаясь, что энергии стигсов может не хватить, Князь предложил каждому выбрать себе, если есть такое желание, попутчиков.

И первыми шагнули в сумрак пещеры, взявшись за руки, Гита и Васис. Князь неуверенно вошёл следом, не представляя, как он поднимет стигс не на монстров или пришельцев, а на своего внука, нашёптывая слова Пришедшего о том, что их там, на Нигее, ждёт бессмертие и вспоминая необъяснимую уверенность в этом Всезнающей и её бесстрашие перед непроглядностью будущего. С этими мыслями он и вскинул стигс и нажал на пусковую скобу, отметив, как золотистое сияние окутало вдруг проявившихся в темноте, всё также держащихся за руки Гиту и Васиса, и исчезнуших, прежде чем темнота заполнила пещеру вновь.

За Васисом и Гитой, также держась за руки, ушли Гадж и Кариса.

Следом заторопилась Аджа-младшая, словно могла не успеть, никого не приглашая с собой.

Потом Сута и Рута, не оглядываясь и не прощаясь...

Надолго застывший у входа, но всё же вошедший и ушедший вслед за ними Будар.

Потом энергичная Элиса в одиночестве, которую до последнего мгновения Красис пытался отговорить, но так и не смог.

Попрощавшись с безмолвно замершими остающимися, неторопливо подошли к Князю провожаемые Монжей и Саджем Радж, Тонжа и Аджа. Что-то тому сказали, все поняли, что пообещали там его встретить...

И вдруг вывернулись невесть откуда похожие, Эли и Зант, которых никто и не принимал в расчёт, считая, что они, без всякого сомнения, останутся на планете. И только теперь все вспомнили, что ведь был уже неожиданный и необъяснимый уход Фака...

Дудар преградил им путь, потребовал объяснений. И хотя те могли бы ничего не объяснять, Князь напомнил им об этом, Эли ответила за двоих:

- Нас позвал Космос...

- Ладно, у тебя есть связь с Космосом, - не стал возражать Дудар. - Но у Занта её нет, ему более привычна поверхность планеты...

- В Космосе немало планет, - заметил тот. - Мы с Эли не сомневаемся, что нам нужно отправиться на Нигею...

И Дудар отступил в сторону...

А Суперсудьбоносная медлила. Она всё продолжала стоять перед входом в пещеру, глядя на тех, кого теперь она иначе, как земланами, не называла? и Дудару даже на мгновение показалось, что она вот-вот передумает, он даже рванулся к ней. Но она вскинула голову и словно отбросила ушедшее время, превратившись в недоступную, и только Князю и Красису известную, властолюбивую и безжалостную властительницу, командира глиссера космических охотников за трофеями, и рукой повелительно приказала Князю следовать за ней в пещеру...

Потом он вышел, последний из бессмертных, кто ещё оставался смертным. Постоял, словно давая шанс кому-то ещё принять это непростое решение. Затем, повернувшись, медленно пошёл вглубь пещеры, держа в каждой руке по стигсу. И каждый из оставшихся подумал, как же теперь он направит их на самого себя. Но, спустя некоторое время, пещеру озарило сияние более сильное, чем прежде, и опустилась настоящая темнота...

Стоящие перед пещерой не расходились, но и не осмеливались войти в неё.

Наконец Дудар, выражая ощущения всех, произнёс:

- Отныне никто никогда не должен входить в эту пещеру. Этот запрет касается всех без исключения. И тропа сюда должна быть забыта и засажена зарослями...

/Исполнение обещанного

1

Этот сезон дождей был самым томительным за всё время существования города. Даже дети меньше и не так весело играли. А опустевшие дворцы ушедших на Нигею навевали тоску и горестные воспоминания. Но постепенно боль утраты родных и знакомых ослабевала, сезон дождей близился к концу, нужно было настраиваться на повседневные дела и заботы.

У Валисы родился мальчик и это оживило город. Все оставшиеся женщины старались ей хоть в чём-нибудь помочь, а Машиса стала поговаривать, что не мешало бы и остальным молодым, а если кто ещё способен из старших, им тоже, зачать новое поколение. Сама же пообещала, если не Красиса, то уж Рантиса заставить потрудиться...

К Дудару вернулась уверенность в своём предназначении управлять городом и цивилизацией землан, теперь все безропотно выполняли его указания.

А когда закончился сезон дождей, мужчины стали собираться на охоту и хватились, что теперь у них нет никакого оружия. Стали вспоминать, какие ловушки на зверьков делали раньше и готовить снасти, чтобы ловить рыбжу.

Но однажды утром в центре города раздался визг и выбежавшие из своих дворцов взрослые увидели подростков, гоняющихся за невесть откуда взявшимся зверьком. Наконец они поймали его и понесли к Зантису.

А спустя некоторое время прибежали игравшие на берегу подростки, неся бьющуюся рыбжу, которая, по их словам, сама выпрыгивала на берег. Правда, пожелавшие убедиться в этом ничего не увидели, никто на берег не выпрыгивал, но, тем не менее, не верить им не было оснований. Зантис же, ничему не удивляясь, с радостью взялся за приготовление праздничного обеда, последние дни они доедали сушёные рыбжу и плоды.

Следующее утро началось с такой же беготни за опять неизвестно откуда появившимся, потому что в окрестностях их давно уже никто не видел, новым зверьком и с принесённой подростками рыбжи, которая опять же, по их словам, сама выпрыгивала на берег. И на рассвете следующего дня Дудар сам уже стоял на берегу водоёма, чтобы удостовериться. что так и есть. И действительно, как только первые лучи коснулись глади, вода возле берега зарябила и из неё вылетели на берег несколько крупных рыбж. Азартные подростки быстро их собрали и понесли Зантису, а Дудар направился в свой дворец, размышляя над увиденным, но так ни к какому выводу не пришёл. Но уже не сомневался, что и глупые зверьки, прибегающие в город, и выпрыгивающая на свою погибель рыбжа совсем не случайные события.

А когда через несколько дней, гораздо раньше привычного срока, на деревьях за городскими стенами начали распускаться цветы и всё вокруг быстро ожило, словно сезон дождей давно закончился, и в считанные дни вокруг города и в городе стало как в плодоносящую пору времени, отпали последние сомнения в том, что эти перемены случайны. Правда, какое-то время Дудар убеждал остальных, что скорее всего это связано с процессами, происходящими в недрах планеты. Но когда стала очевидна связь между пожеланиями Зантиса о будущих блюдах и появлением в городе зверьков или выпрыгивающей на берег рыбжи, никто уже не сомневался, что так нигейцы выполняют своё обещание не оставить их без пропитания.

Заметили горожане и изменение погоды. Теперь каждый день лучи Сонжа грели одинаково, не обжигая, а ветерок не остужал, а лишь перемещал, словно переворачивал, воздух.

Но вслух об этом не говорили, оставляя это право за Дударом и Красисом, которые в течение сезона дождей не раз говорили, что ничего из обещанного не исполнится. А Дудар, к тому же, поделился их с Валисой версией о том, что миф о Пришедшем был нужен Князю для переселения на другую планету. Правда, тут уж даже Красис возразил, потому что видел Пришедшего своими собственными глазами. Хотя допустил, что возможно они договорились, ведь Князь до этого встречался уже с Пришедшим, и свидетелем их разговора была только Всезнающая... Но теперь Красис признал свою неправоту.

Они с Дударом разговаривали во дворце Хранителей, почему-то выбрав именно его для разговоров, не предназначавшихся ушам остальных.

- Нигейцы обещали защитить нашу долину от внешнего воздействия, - напомнил он Дудару. - И обещали, что мы ни в чём не будем знать нужды...

- Ты в это веришь? - пристально глядя на него спросил Дудар. - А если это всё-таки реакция на какие-то процессы в планете?

- Появление зверьков и рыбжи как раз к столу?

- Совпадение.

- Очень уж часто и, главное, регулярно.

- А я вот никак не могу поверить. Если бы я видел Пришедшего, может быть, и не сомневался бы...

- Но ты же видел Окно... Окно не иллюзия...

- Не спорю.

- И Пришедший не иллюзия, я видел его.

- Но если это так, значит нас уже отделили от планеты...- Дудар огорчённо вздохнул. - Я всё-таки собирался организовать экспедицию и разыскать её обитателей...

- Никаких обитателей, кроме животных и монстров, которых мы видели, скорее всего нет, - сказал Красис.- Да и с кем бы ты пошёл в экспедицию? Сколько нас осталось?

- Действительно, сколько?- отчего-то обрадовался Дудар. И стал считать: - Из раджинцев Садж и Монжа, да её отпрыски, но они ещё малы. Вас, старших хрисов с тобой вместе - семеро... Из похожих одна Вал осталась... А из моих ровесников только Адар... И поколение уже наших детей: Зута, Абудар, Гантис, Элаф, Адам, Ева... - Он задумался. - А мне казалось, что нас ещё много...

- Нас никогда не было много...

- И самые мудрые у нас вы с Саджем. А самые дееспособные, мы с Адаром, - с горькой иронией констатировал Дудар.

Красис пристально посмотрел на него.

- Я вполне серьёзно, - сказал тот, не отводя взгляда. - Зантис и Рантис не склонны к умозаключениям, а что касается женщин, они ограничены в любом возрасте и мудрыми быть не могут. Именно поэтому я и добивался, чтобы все решения принимали только мужчины.

- Ты не оставил эту идею?

- Нет.

- Но ведь женщин больше, - сказал Красис после паузы. - В нашем поколении их пятеро, а мужчин четверо. Правда в вашем только Валиса и вы с Адаром...

- Уже поровну. А среди наших детей всего две девушки и четверо юношей... Мужчин в итоге больше...

- А мелкие ... Среди них много девочек...

- Они ещё пусть подрастут... Так что никаких больше советов с женщинами... Да и вообще, никаких советов, сборов. - Дудар прошёлся перед Хранителями. - А насчёт экспедиции я подумаю... Ты готов пойти со мной?

Красис задумался. С одной стороны, ему хотелось посмотреть, что ещё есть на этой планете, особенно за океаном, до которого дошла давняя экспедиция Силаджа, хотелось пересечь его, добраться до другой суши, которую видели сверху. Но с другой, преодолевать хребты, встречаться с монстрами, подвергаться неведомым опасностям не прельщало. К тому же, у них теперь не было оружия... А если нарушить запрет и изготовить его, значит утратить защиту и вот это благоденствие...

- Пожалуй, я уже видел всё, что мне необходимо было увидеть, - назидательно произнёс он, вдруг вспомнив, что он всё-таки не только старше Дудара, но и предводитель. - К тому же отправляться так далеко без оружия небезопасно, а если мы нарушим запрет, утратим защиту.

И вдруг он поймал себя на мысли, что именно он теперь может направить цивилизацию этой планеты по пути, который считает единственно верным. По которому так успешно развивалась цивилизация на Хрисе, пока не появились стражи и властительницы... Прежде из-за непререкаемого авторитета Князя, а ещё больше Суперсудьбоносной, он даже не помышлял об этом. А потом, особо не вникая, согласился с тем, как видел будущее цивилизации Дудар. Но теперь неожиданно ясно понял, что забота о будущем это не Дудара, а его предназначение...

- Но может быть я ещё передумаю, - добавил он и поспешил к выходу, мысленно считая, сколько его единомышленников осталось на этой планете.

2

Несмотря на веские аргументы Красиса и отсутствие оружия, Дудар не оставил идею отправиться в экспедицию. Он решил, что на первое время выручат ножи, ну а за пределами долины можно будет сделать луки или даже арбалеты, в этом случае никакого запрета они не нарушат. Что же касается членов экспедиции, то можно было взять в придачу к Адару Гантиса и Элафа и достаточно. Первый - смышлён и быстр, второй - силён как никто другой. Но выход планировать можно было теперь только после очередного сезона дождей, а пока надо было утвердить новые порядки в городе. И в этом он опять же мог положиться на Адара, Гантиса и Элафа. И на поддержку Красиса. Адам, сын Князя и Эли, был настолько незаметен, что он даже не знал, чем тот может быть полезен. Сын Суперсудьбоносной и Красиса Абудар фактически заменил Зантиса, который не хотел уже сам заниматься хозяйством, а предпочитал руководить. Абудару нравилось придумывать новые кушанья, он искренне радовался, когда его хвалили за приготовленные блюда, и был на своём месте.

Хотя теперь отпали заботы о пропитании, подходили к концу запасы горящего камня, нужно было его заготовить впрок, чтобы несколько сезонов дождей этим не надо было заниматься. Близились к концу и запасы соли. Дудар уже прикидывал, когда отправиться в соседнюю долину за ней, как вдруг обнаружился выход её из скалы рядом с первым дворцом властительниц, который теперь, как и многие другие, пустовал. И он велел закрыть опустевшие дворцы и без его ведома никого в них не пускать, таким образом взяв в свои руки заселение их новыми семьями и, тем самым, заранее сделав их своими сторонниками. Монжа было пошумела, требуя уже сейчас передать все дворцы раджинцев её детям, он выделил ей один, Князя, да и тот оказался ей не очень нужен, все дети размещались, как и прежде, вместе с ней.

Но всё-таки Дудар исподволь, постепенно приучил женщин, что все свои вопросы они должны решать прежде всего с мужчинами. Старшие, естественно, сначала с Красисом и Саджем, Валиса с ним, а все остальные должны были обращаться прежде непосредственно к его помощникам и только потом к нему. И только в том случае, если вопрос будет до этого никем не разрешён. И объявил, что основная функция мужчин следить за порядком в городе. Правда этот порядок теперь если и нарушали, то только дети своими шумными играми...

Уже должен был наступить сезон дождей, но за это время звезда Сонжа ни на мгновение не закрывалась облаками, все так же было тепло и освежающий ветерок лишь чуть-чуть шевелил листья. И все уже привыкли к регулярному появлению зверьков, выпрыгивающей на берег рыбжи и к тому, что теперь деревья постоянно цвели и плодоносили, на одних плоды созревали, а на других в это время они только появлялись. И они были разной формы, цвета и вкуса. Сначала Зантис пробовал всё сам, только потом разрешал остальным, но появлялись всё новые и новые, ярче, сочнее, вкуснее, и уследить за детьми было уже невозможно, они теперь стали первооткрывателями новых вкусовых удовольствий.

И взрослые, не обременённые заботами, стали всё больше времени проводить за едой. Дудару её теперь приносил в его дворец Абудар, куда он стал приглашать отведать новые блюда своих помощников. И они за едой, сдобренной веселящими напитками, предавались долгим беседам о будущем, которое после всего происшедшего требовало корректировки. Город теперь Дудара не интересовал, он возложил обязанности по его управлению на Валису, оговорив, что мужчин и юношей она привлекать к этому не будет, женщин вполне хватит для этого, тем более что старшим всё равно делать нечего, дети их уже выросли, а новых никто из них рожать не будет.

Сказал об этом и задумался о будущем цивилизации, вспомнив, как Суперсудьбоносная в своё время разрешила эту проблему. Но теперь она была ещё острее: способных к деторождению было всего трое, Валиса, Зута и Ева. А среди юношей на роль производителей подходили Абудар, Элаф, Гантис и Адам. Причём Абудар и Зута полноценные брат и сестра, а Ева им сестра по отцу, Красису. И Валиса была им всем сестрой по отцу. Получалось, что потомства от Абудара не будет. Правда, остальные трое с девушками в родстве не были. Он видел, что между Адамом и Евой наметились какие-то отношения, но пока они больше походили на дружбу. Посматривал на Зуту Гантис и этот союз обещал неплохое потомство, в котором соединялась кровь раджинцев, властительниц и хрисов. Что же касается Элафа, то тот совсем не обращал внимания на девушек, он предпочитал проводить время за обильной едой и веселящими напитками.

Когда по всем подсчётам должен был наступить, но так и не наступил, сезон дождей, Дудар решил, что больше высказывать сомнения в том, что нигейцы сдержали своё слово и защитили город и долину от всяческого воздействия извне, уже нет смысла, и пошёл к Красису.

Тот не стал возражать на это предположение, и отметил, что это весьма положительный момент в жизни их цивилизации.

- Почему? - выразил сомнение Дудар.

- Во-первых, теперь нам не надо заботиться о пропитании и опасаться монстров и всяких пришельцев, - ответил тот. - А во-вторых, ты не забыл, что они нам ещё обещали, что замедлится течение времени и наше существование продлится...

- Мне ещё далеко до того возраста, когда это радует, - буркнул Дудар. - А вот ты можешь мне сказать, что представляет из себя эта защита?.. Можем мы выйти за неё?..

Красис задумался, потом неуверенно произнёс:

- Думаю, что нет... Хотя, может быть, это нас не касается, а только тех, кто находится за пределами защиты...

- А откуда же тогда берутся зверьки, если в нашей долине их уже не оставалось?.. Я допускаю, что возможно поддерживать определённые температурные условия и каким-то образом заставлять рыбжу выпрыгивать на берег, но откуда берётся живность, которой прежде не было?

- Мы сможем это узнать только эмпирическим путем, - глубокомысленно произнёс Красис. - А для этого нужно попробовать выйти из долины... Но это рискованно...

- Но не прозябать же в этом изобилии, - не сдержался Дудар. - Я хочу быть свободен в своих действиях... И осуществить то, что задумал... Мы проверим это после сезона дождей. - И тут же исправился, - какой сезон... Не будем медлить, отправимся в ближайшее время...

3

И он не стал откладывать, уже на следующий день они вдвоём с Адаром на плоту переплыли водоём, вышли на противоположный берег, на котором теперь вместо непролазных колючих зарослей низкорослой растительности буйно цвели и плодоносили разнообразные деревья. А вокруг них кружили небольшие неведомые им прежде существа, парящие в воздухе также как летающие хищники, но совсем маленькие и поразительно разноцветные. Растительность под ногами тоже теперь не напоминала прежнюю, она стала не столь высокой, более ровной и пружинистой и идти по ней было легко и приятно. Не заметили как поднялись на перевал, который тоже теперь выглядел иначе. Прежде серые, скальные выступы теперь покрылись мягкой цветной растительностью и над ней также как возле водоёма кружили уже виденные существа.

Прошли по перевалу к началу тропы в долину Окна. Приблизились к краю, ожидая встретить сопротивление, но никакой преграды не было. И тропа была хорошо видна.

Сверху осмотрели долину, но спускаться не стали, близились сумерки.

Расположились на удивительно мягкой, располагающей к отдыху растительности, словно на собственных ложах, и хорошо отдохнули. А наутро спустились в долину Окна, дошли до поляны, на которой когда-то оно было, а теперь по ней можно было ходить без опаски. И эта долина была такой же как прежде, с уже потерявшими часть листвы перед наступающим сезоном дождей деревьями, бесцветными склонами хребтов, и над ней уже висели тяжёлые облака, а воздух был гораздо холоднее, чем на перевале.

- Здесь ничего не изменилось, - сказал Дудар.

- Да. И ветер сильнее, облака...- не без удивления отозвался Адар.

- На перевале их не было...

- И холодно...

И вдруг Дудару показалось, что кто-то окликнул его, а затем чётко прозвучало: «Быстрее возвращайся на пе­ревал».

- Ты что-то сказал?- повернулся он к Адару.

- Я?.. Нет... Но я согласен, нам надо быстрее подняться.

- Согласен?

- Ну ты же сказал, что нам здесь делать нечего и нужно быстрее возвращаться.

- А ты мне ничего не говорил?..

Адар покачал головой.

Но Дудар уже и сам понял, чей голос ему послышался.

- Тогда не будем медлить.

И он быстро пошёл вверх по склону.

Хотя да заката было ещё далеко и они могли не торопиться, он поднимался, не щадя сил, словно слыша подгонявший его голос Суперсудьбоносной. Перед тем как подняться на гребень, подождал отставшего Адара и немного отдохнул. Затем рывком хотел взобраться на скальный выступ, но вдруг наткнулся на что-то упругое, выталкивающее его обратно. Он наклонился, прижимаясь к скале, цепляясь руками за выступы, стал проталкиваться сквозь невидимую преграду, чуть поддавшуюся, но не исчезнувшую. И тут голос Суперсудьбоносной подхлестнул: «Быстрее!», придав сил, он рванулся вперёд и прорвал то, что не пускало, упал, больно ударившись лицом и, подчиняясь голосу, круто развернувшись, протянул руку назад, поймал вытянутую руку Адара и что было сил рванул на себя...

...Они лежали, тяжело дыша, на мягкой траве не в силах ничего сказать друг другу и стараясь понять, что не пускало их сюда, когда Дудар отчётливо услышал хорошо знакомый ему голос: «Выйти можешь, но войти нельзя... Запомни».

И словно лёгкий ветерок коснулся его лба...

- Что это было? - тихо спросил Адар.

- Нас не хотели пускать обратно, - так же тихо отозвался Дудар.

/Царство гармонии

1

Он думал, что только ему Суперсудьбоносной было дано знать о новой реальности, созданной нигейцами, о том, что обещанное благоденствие уже наступило и простирается оно не на всю планету, а на город и долину, в которой он был расположен. И из этого гармоничного, как считали нигейцы, мира можно было уйти. Но в него нельзя было вернуться. И он не сомневался, что только благодаря вмешательству Суперсудьбоносной, которая теперь каким-то образом могла ему что-то говорить, они с Адаром смогли вернуться обратно.

И это откровение теперь меняло все выношенные планы, меняло взгляды на будущее и выбило Дудара из привычного ритма. По возвращении в город он закрылся в своём дворце и несколько дней никого не впускал и никуда не выходил.

В эти дни к Красису пришёл Князь. Вернее, его смутное отражение в утренней глади водоёма, на берег которого Красис вышел, словно его кто туда позвал. Может быть, ему только показалось, что вдруг возникшее на поверхности изображение лица похоже на лицо Князя, но то что голос, который он услышал, принадлежал Князю, сомнений не вызывало. И этот голос напомнил ему, что он остался в городе единственный из предводителей, и ему суждено продолжить незавершённое.

«Вы получили царство гармонии, - слова ясно проникали в сознание. - Оно создано для вас, хотя вы сами не гармоничны. Но вы можете по его примеру сделать гармоничной всю планету. Для этого каждому из вас нужно познать гармонию в себе. И тогда вашими усилиями границы царства раздвинутся, охватят всю планету, а Освоение не будет казаться неосуществимым. Но повторю, нет к этому иного пути как через своё совершенствование...»

И Красис вдруг ясно осознал, что отныне путь каждого на Нигею будет непрост, и данное им царство гармонии на самом деле испытание, которое обязательно нужно пройти каждому порознь и всем вместе. И совсем не представлял как будет выглядеть этот путь к себе. Хотя было уже очевидно, что теперь отпадало множество забот, которыми они жили с того мгновения, как попали на эту планету. Всё это время, сначала порознь раджинцы, властительницы и хрисы, а потом все вместе, так или иначе они пытались выжить, выстоять под напором неблагоприятных или враждебных обстоятельств, обустроить небольшой мир вокруг себя и многого добились в этом. Теперь этот обустроенный ими мир стал ещё более усовершенствованным, гармоничным.. Правда таким он стал уже без их участия. Они неожиданно получили то, к чему, может быть, шли бы очень долго, и возможно, так и не дошли. Но всяком случае, он вряд ли дожил бы до того времени...

- Что же нам делать дальше?- вырвалось у него, хотя произносить это вслух он совсем не собирался.

И словно ветерок скользнул по поверхности воды, вновь проявив нечёткий образ Князя, и он услышал: «Самоусовершенствоваться. Постигать себя».

«Как?»

«Ищите ответ», - с трудом разобрал он и всё исчезло.

Может быть это были галлюцинации и не более, но Красис воспринял их серьёзно, даже с некоторым трепетом. Это было ответом на растерянность, которая вдруг поразила всё взрослое население города. Беззаботны были только дети, которые жили в мире игр, населяя свой, и заодно и реальный мир, своими фантазиями. И глядя на них, Красис вдруг удивился, как у них легко и просто получается преобразить всё вокруг себя. И в своих фантазиях они нисколько не зависят ни от размеров доступного им пространства, ни от движения времени. И пусть взрослые этих преобразований не видят, но сами их сотворившие не сомневаются в этом...

«Может быть это пример для всех нас? - подумал он, остановившись перед дворцом Дудара и продолжая наблюдать за детьми. - Но способны ли мы, пусть не вернуть, хотя бы вспомнить то, что сейчас переживают они?..»

И стал вглядываться в лица, пытаясь пережить то, что переживали сейчас, захваченные игрой и не обращающие на него внимания дети. Но, как не старался, вызвать эмоции, которые видел на их лицах, так и не смог...

Тут его и застал Дудар, который шёл к нему, чтобы поделиться тем, что пережил. И не сговариваясь, словно по чьей-то команде, они направились во дворец Хранителей. Сели перед теми, опять же поняв друг друга без слов. Некоторое время молча смотрели на привычно застывшего Хранителя Безмолвного. Затем окинули взглядом Краса, убеждаясь в том, что никаких перемен в похожем не произошло. Мимоходом скользнули взглядом, удостоверяясь, что тот на месте, по предмету, названному раджинцами Хранителем.

- У нас есть выбор, - первым начал после паузы Дудар. - Либо остаться в городе и жить, не зная никаких забот ... Или же выйти из этой долины... Но вернуться мы уже не сможем...

- Ты убедился в этом?

- Да... Мы вернулись... - он хотел сказать о голосе Суперсудьбоносной, но передумал, - просто каким-то чудом... Прорвались сквозь защиту. По-видимому, она ещё не обрела необходимой прочности...

- Возможно, - согласился Красис.- И ты уже не сомневаешься?

- Я видел разницу... В долине Окна всё как прежде, там скоро начнётся сезон дождей...

- Значит, ты видишь только два варианта...

- Если мы остаёмся под этой защитой, я не знаю, в чём смысл...

- А если уходим...

- А если уходим, то всё как было прежде... Будем строить новый город...

- Ты не представляешь, что нам пришлось пережить до твоего рождения, пока мы нашли эту долину, построили этот город, - сказал Красис. - Я бы не желал повторения...

- Но зато вам было интересно! - воскликнул Дудар. - Вы знали, что вам делать... А когда мы нашли похожих... И воевали с пришельцами...

- И всё это время мы старались выжить... Не всем это было суждено...

- Значит ты хочешь остаться здесь?

- Я думаю, что ты не найдёшь тех, кто пойдёт с тобой... Разве что Адар...

- Но ради чего тогда жить здесь? Нам теперь не надо ни о чём заботиться, что мы будем делать?.. Я не вижу смысла в таком существовании!

- Смысл есть... Но ты прав в том, что у каждого из нас есть выбор. Два варианта ты назвал. Но есть и третий.

- Какой?

- Нигейцы считают, что те, кто остался на этой планете, не постигли чего-то очень важного и тем самым не достигли необходимого уровня самосовершенствования... И теперь мы должны добиться гармонии каждый в себе самом...

- Я не понимаю этого, - сказал Дудар. - Я видел наш мир иначе... И это мне было интересно... Я знал, что делать, чего желать...

- А теперь?

Дудар отрицательно мотнул головой.

Красис вдруг сказал:

- Смотри на детей...

- Но я не ребёнок...

- Они знают, что им делать, нисколько не страдая от ограниченности пространства...

- Это детские игры.

- Нигейцы нашли путь к себе, а через себя овладели пространством и научились управлять временем......

- А ты знаешь, что нам теперь делать? К чему стремиться?

- Теперь, да. - Уверенно отозвался Красис.

- Так к чему же? Поделись.

- Я теперь понимаю, чем Освоение нигейцев отличалось от Директивы Освоения раджинцев. На Раджинге они подстраивали всё вокруг под себя. Нигейцы же совершенствовали себя до слияния с окружающим. Они - универсальная форма разумной жизни...

- Ты жалеешь, что не отправился на Нигею?

- Нет,- подумав, ответил Красис.

- Почему?- удивился Дудар.

- Я не готов... Теперь я это понимаю.

- Что значит не готов?.. Встал бы перед моим отцом, Князем, он бы направил стигс и всё, ты там...

- Я боялся, - признался Красис.

- Боялся?

- Потому что не представляю, как может называться жизнью такое... существование...как у них там.

- А сейчас?

Красис ответил не сразу. Он обвёл взглядом Хранителя Безмолвного и Краса, словно ища у них подтверждения, и произнёс.

- И сейчас тоже.

- Я тоже не понимаю... - неожиданно согласился Дудар. - Но я не боюсь никаких нигейцев, я бы отправился к ним без страха... Но зачем, если мне нравится здесь... Мне нравится ощущать себя таким, какой я есть...Валиса нравится. Обнимать её и обладать ею... Малыш наш нравится... Эта планета нравится... И я хочу свободно перемещаться по ней... Я хочу увидеть её всю...

Он не собирался всё это говорить, но прорвалось то, о чём он думал после возвращения с перевала.

- Им это не нужно, - негромко заметил Красис.

- Мне это нужно!- прокричал Дудар и сник.

- Они видят эту планету царством гармонии, но без нашей помощи не могут распространить это на всю планету, а для этого мы должны стать другими...

- Я не хочу быть другим, - опустошённо произнёс Дудар. - Я просто уйду...

- Без желания измениться невозможно, - вздохнул Красис. - Уйти ты можешь. Но вряд ли вы вдвоём с Адаром, если он пойдёт с тобой, выживете... И как же ты без Валисы, малыша?..

- Ты считаешь, мы должны подчиниться?

Красис впервые видел таким Дудара. Ему даже стало жалко его, хотя никогда прежде тот жалости не вызывал. И вдруг тот выпрямился, его лицо вновь приобрело властное выражение.

- Может быть Суперсудьбоносная поможет вернуться ещё раз...

Сказал и пожалел об этом, ожидая закономерный вопрос и раздумывая, как на него ответить. Но Красис ничего не спросил, не расслышал или... или уже знал...

- Я бы советовал не торопиться с выводами. На мой взгляд в гармоничном мире можно добиться большего, чем в том, который за его пределами, - многозначительно произнёс предводитель хрисов, заставляя его гадать, почему тот не отреагировал на его, случайно вырвавшееся, признание.

- Я думал, что властительницы останутся, - решил он так объяснить своё неожиданное упоминание о Суперсудьбоносной, с которой он ощущал большее родство, чем с Князем, властительниц он понимал лучше. - Совсем не ожидал, что они все отправятся на Нигею...

И вдруг он нашёл ответ на этот мучавший его вопрос, и удивился, как не мог понять раньше, что отличало его от властительниц. Он не знал, что такое зов Космоса. Они, эти женщины-воительницы, родство с которыми он ставил выше такого же родства с раджинцами, втайне мечтая увидеть глиссер с юными, какими были до его рождения и мать, и Суперсудьбоносная, властительницами, среди них он нашёл бы себе пару, любили это неведомое ему пространство среди звёзд. Он вдруг ясно понял, что раджинцев манило на Нигею более всего родство с неведомыми им предками. Да и то не всех, ведь остались Садж и Монжа... Властительниц же заставил отдать предпочтение переходу именно этот зов. Ну, а у хрисов не было ни того ни другого и они с радостью остались на этой планете. Так же как и он, хотя в нём кровь раджинца и властительницы.

- Да ты прав, нас пугает Космос и нравится твердь, - словно подслушав его мысли, сказал Красис.- Может быть мы, цивилизация хрисов, и почувствуем себя среди звёзд так же как властительницы или раджинцы, но не думаю, что это будет скоро на нашей планете, на Хрисе... А здесь, нам и всем, кто остался, предлагают сократить этот срок...

- Самосовершенствования, - подсказал Дудар. - Жизнь в клетке или...

- Или борьба за выживание снаружи, - закончил за него Красис. - И каждый из нас сам должен сделать выбор...

- Я не верю, что нет иного. Тем более, если они хотят преобразовать всю планету, - сказал Дудар, обводя взглядом Хранителей и Краса, словно ожидая услышать ответ от них...

2

Но, как оказалось, кроме него никого новость о том, что теперь нельзя выйти за пределы долины, не волновала. Валиса просто отмахнулась, не вникая в его огорчение по поводу невозможности отправиться в экспедицию и найти иных существ. Она даже, не уловив его настроения, не стала скрывать свою радость от того, что теперь он всегда будет рядом. И обиженный Дудар ушёл в свой дворец, хотя последнее время все ночи проводил с Валисой и малышом. Он уже не сомневался, что никто из женщин не захочет поменять защищённое от внешнего воздействия пространство, без забот о пропитании и защите от всяческих катастроф, на возвращение в прежний, враждебный им мир, в котором они так долго выживали. Занятые детьми и наведением порядка в дворцах и в городе, который теперь Дудару стал неинтересен, они нисколько не огорчались слишком ровному и безмятежному току жизни.

Теперь в окрестностях была всегда одна и та же ровная погода с приятной температурой, которая омывалась дождями и прогревалась, когда это было необходимо, делая перемены желанными и приятными. Довольно скоро горожане разобрались, что появление зверьков в городе и рыбжи на берегу зависит от потребности в них и, если первое время опасались, что настанет час и этого не будет, и старались запасаться впрок, то теперь перестали это делать.

Зантис какое-то время ещё пытался что-то выращивать, но вокруг появлялись всё новые и новые растения с плодами разной величины, цвета и вкуса, и он скоро утратил интерес не только к выращиванию, но и к изобретению новых кушаний. Абудару же это ещё было интересно и Зантис незаметно переложил на своего помощника все обязанности, а сам зачастил к Саджу, который набивал на золотые пластины рассказ о том, что с ними произошло на этой планете. Пластины с выдавленными знаками множились медленно, потому что летописец охотно выслушивал рассказы всех желающих, а их с каждым днём становилось всё больше. Теперь к нему зачастили женщины, и у каждой была своя версия оставшегося в прошлом. Он уже начал теряться во множестве вариантов не только того, что произошло с хрисами до соединения с остальными цивилизациями, но и позже, когда они уже были все вместе и он сам был очевидцем происходящего. Приходилось многое сопоставлять, уточнять, чтобы изложить истинные события.

Единственная из оставшихся похожих Вал, приглашённая как-то им для уточнения деталей истории похожих, неожиданно стала ему хорошей помощницей, она многое помнила до мельчайших подробностей и умела отделить личное восприятие и оценку произошедшего от реального события.

Даже Монжа разохотилась и несколько вечеров рассказывала о Раджинге, которого теперь не было. Но и её рассказ, как и остальных, нельзя было назвать правдивым, он больше походил на увлекательный миф, в котором эта планета-дом, покрытая неведомыми растениями олити и смертельно опасными пустынями, с гигантскими трирогами, которые, как доказывала она Саджу, не выдержавшему и вмешавшемуся в её рассказ со своими поправками, были многократно больше самых больших монстров этой планеты, казалась просто уникальной. Трироги больше, но не многократно, - поправил её тогда Садж. Но Монжа призвала на помощь авторитет отсутствующего охотника Раджа и оспорила его утверждение, так как он трирогов никогда и не видел. Гнёзда же раджинцев под плотной листвой с её слов были самыми уютными и комфортными во всём Космосе, а устройство общества раджинцев с приоритетом матерей - образец для подражания.

Её рассказ и дополнения Саджа создали у слушателей картинку по-настоящему счастливой жизни, но Раджинга уже не было и мечта оказаться на ней заведомо была несбыточной...

О планете властительниц никто не мог рассказать. Дудар пытался просветить Адара, Зуту и Абудара, также как и он имеющих гены властительниц, чтобы создать привлекательный образ их планеты и донести всем, но его познания быстро иссякли и рассказ не оказался столь интересен, так что желающих попасть на их планету не нашлось.

Но зато из вечера в вечер звучали разные истории о жизни на Хрисе, и эта планета скоро стала для всех главной колыбелью цивилизации. Скоро наполовину хрисы Элаф, Гантис, Ева и примкнувший к ним Адам, в котором текла кровь раджинцев и похожих, по сути тех же раджинцев, уже считали себя в большей мере хрисами. Даже Садж начал вносить в свои записи рассказы хрисов уже не добиваясь бесспорной точности. А незаметно введённое Красисом в описание реальных исторических событий на Хрисе, до появления стражей и восстания, стремление всех жителей самосовершенствоваться, гармонично сосуществовать с окружающим миром, которое отличалось от Директивы Освоения раджинцев лишь тем, что хрисам не было необходимости защищаться от космического  облучения и нигейцев, и они облагораживали свою планету как могли, на ходу придуманное им, всеми было воспринято как реально существовавшее. Хотя на самом деле на Хрисе никогда не задумывались ни о какой гармонии, а бездумно брали из планеты и природы всё, что могли...

Бесспорной хозяйкой в городе была Валиса. И хотя её маленький сын ещё не встал на ноги, ей это нисколько не мешало быть в курсе всех дел и она довольно скоро распределила между всеми обязанности так, что они не были обременительными, и чистота и уют теперь оставались неизменными. Справляться с текущими делами ей охотно помогали женщины и дети.

Так за долгими вечерними беседами, немногочисленными и несложными заботами проходили день за днём, которые теперь на удивление стали более длинными. Как-то Красис вспомнил, что их в своё время поразила быстротечность времени на этой планете, взялся за вычисления и пришёл к выводу, что теперь время течёт даже значительно медленнее, чем это было на Хрисе, не говоря уже о Раджинге. К этим расчётам проявили интерес Зута и Гантис, которые засыпали его вопросами о возможностях измерений и он стал обучать их, припоминая то, что знал когда-то и чем занимался на своей планете и когда был командиром угнанного глиссера. Видя их неподдельный интерес, объявил всем, что готов обучать тому, что знает сам, всех желающих... И желающие нашлись.

Следуя его примеру, Зантис стал делиться своими знаниями о растениях, которые он накопил за эти годы, с женщинами, которым захотелось большего разнообразия в пище, комбинируя теперь разные блюда из множества плодов и обретя в этом новый интерес.

Рантис вспомнил несложные механизмы хрисов и решил кое-что воссоздать из них. Возле него теперь постоянно вертелись подростки.

Только Дудар и Адар никак не могли найти занятия по душе. Они стали уходить из города, подолгу бродя по окрестностям и скоро досконально их изучили. Несколько раз они поднимались и на перевал, смотрели на долину Окна, еле видимую из-за дождевой пелены и воочию убедились в наличии прозрачной, но всё же границы, разделяющий теперь два столь разных мира: в одном было тепло и светло, в другом сыро и сумрачно. Стоя перед видимыми, но недосягаемыми тучами, Дудар с трудом сдерживался, чтобы, если не сделать шаг к ним, то хотя бы вытянуть руку, но каждый раз его останавливал голос Суперсудьбоносной, напоминавший, что обратной дороги нет. И он не решался переступить разделяющую черту на склоне.

Расположившись с Адаром на пружинистой поверхности в своём комфортном и безопасном мире, созерцая череду исходящих дождём туч перед собой, они предавались воспоминаниям, как всё было до появления Пришедшего, какие планы они строили и как интересно было бы обойти всю планету, найти близких им существ, которые, не может быть, чтобы не существовали, ведь есть же всякая живность на ней... И оба, вновь и вновь, переживали острое желание уйти туда, в долину Окна и дальше... Но так, чтобы обязательно вернуться... И надеялись, что такая возможность у них появится...

И однажды Дудару пришла мысль...

3

Возле Хранителей давно уже никто не дежурил. А то, что когда-то прозвучало из уст Хранителя Безмолвного, было отчеканено на постаменте. Кроме последнего предсказания. И, не понимая для чего он это делает, Дудар сам начертал: «Он придёт». Усмехнулся, признавшись самому себе, как заблуждался, когда принял это на свой счёт. И посожалел о том, что теперь никогда не сможет пережить того эмоционального подъёма, ощущения собственной безграничной силы, которые ощутил тогда, поняв эти слова как призыв к действию, как начало исполнения своей, а он в этом никогда не сомневался, высокой миссии. В уже далёкой полузабытой юности он видел, что его брат Силадж затмевает его, поэтому не мог преодолеть зависти и втайне мечтал, чтобы тот сгинул где-нибудь, попал в пасть прожорливых монстров. К тому же Валиса тогда предпочла Силаджа, а не его, хотя именно он любил её так, как никто....

Но когда того не стало, зависть сменилась странной формой благодарности ушедшему на Нигею, словно тот по собственной воле, ради брата, покинул эту планету. После ухода брата он ещё больше ощутил свою избранность, словно принял на себя обязательство сделать то, что мог, но не сделал здесь Силадж. И даже любовь к Валисе теперь претерпела изменения, он не только больше не ревновал её к брату, но даже тайно радовался, что она принадлежала когда-то и Силаджу. Но появление того в образе Пришедшего, выполнявшего свою миссию, не совпадающую и даже противостоящую его, Дудара, миссии, вернули вновь и чувство ревности, и желание во что бы то ни стало победить... Пока же он был выше Силаджа-Пришедшего только в глазах Валисы и Адара....

Он мучился оттого, что уже ничего нельзя изменить: явление его брата в виде Пришедшего и последующие события смешали все его планы, надежды, устремления... Будущее, которое он так ясно видел и к которому уже были сделаны первые шаги, теперь было не только неосуществимо, но и никому не нужно...

И он пережил период потерянности, когда даже отношения с Валисой, энергичной и обольстительной, ставшей после рождения их сына и внимательной, и ласковой, словно обрела какие-то чары, вырывали его из безвольного созерцания происходящего вокруг всего лишь на какое-то время.

И вот появилась эта обнадёживающая идея...

Теперь он и Адар вместе или попеременно, всё время проводили во дворце хранителей. В последнее их пребывание на перевале Дудар услышал, а он не мог ошибиться, голос Суперсудьбоносной, который советовал ему обратить внимание на то, о чём забыли все. Они с Адаром долго гадали, что она могла иметь в виду, и оба пришли к единому мнению. И вот теперь ждали новых слов, проливающих свет на будущее, от Хранителя Безмолвного...

Или от Краса. Хотя тот ещё ничего не изрёк, но ведь он тоже был хранителем информации, которую, правда, так и не смог сообщить другим. Так может быть это случится сейчас...

Но дни шли за днями, а оба хранителя безмолвствовали. Хотя и Дудар и Адар, как договорились, болтали без остановки, обращались то к одному, то к другому, и даже обзывали, надеясь, что они отреагируют, что наконец-то поделятся информацией, обладание которой теперь было самой большой ценностью, в этом Дудар не сомневался. А ещё он втайне надеялся на то, что в этих знаниях будет и ответ на вопрос как преодолеть защиту при возвращении, мысль о большой экспедиции по всей планете не оставляла его.

Попытались они с Адаром найти отгадку и для предмета, который также хранил в себе опыт и знания раджинцев, но не нашли ни углубления, ни какого-либо соединения, словно тот был отлит единым целым и никакого пространства внутри не имел. Хотя в таком случае, где могла хранится информация? Дудар представлял её в занесённых на пластинах знаках, как это делал Садж. Но после долгих сомнений, преодолевая гордость. поинтересовался у того, как это делали на Раджинге. И Садж стал увлечённо рассказывать, как постепенно раджинцы уходили от простого начертания знаков, обозначающих предметы или их части, к энергетическому кодированию, не требующему ни столь длительного труда, ни таких объёмов для хранения.

- Это я ведь вспомнил как это было давным-давно, - пояснил он. - Всех членов экспедиций обучали этому, на всякий случай.... - Он вздохнул. - Вот и пригодилось.

- Но в этот ящик не могло много вместиться...- засомневался Дудар.

- О, туда вошла вся подробная история Раджинга и все описания того, что мы изобрели, и много-многое другое, - ответил Садж. - Всё, что необходимо для того, чтобы не начинать всё сначала.

- В конце - начало... - вспомнил вдруг Дудар фразу, выбитую на постаменте.

- Да, любое развитие это кольцо. И в каждой его точке одновременно и начало и конец... Или же и конец и начало... Кому как дано понимать...

- В каждой точке, - повторил Дудар, пытаясь осмыслить услышанное. - Не понимаю...

- Для того, чтобы это понять, нужно обладать такими знаниями, которые были неведомы даже Князю, не говоря уже о всех остальных.

- Но как получить эти знания?

- Об этом знает Хранитель Безмолвный. Может быть, Крас...

- А они тоже знают столько же?

- Нет, гораздо меньше. Но достаточно для того, чтобы узнать, как получить доступ к главному хранилищу.

- А если они никогда не заговорят?

- Он, Хранитель Безмолвный, бывший Князь Блуждающий, руководитель нашей экспедиции, обязательно заговорит. Но произойдёт это только тогда, когда мы будем готовы понять, что он скажет.

- Как долго ждать?

- Этого я не знаю, - сказал Садж. И, помолчав, добавил: - Этого никто не знает...

После этого разговора Дудар утратил прежнюю уверенность в скором получении ответов на накопившиеся вопросы. Но их с Адаром дежурства решил не прерывать, правда теперь его стал больше интересовать Крас. Выражение его лица было не столь отрешённым, как у другого живого Хранителя. И новая мысль пришла ему в голову.

4

Дочь Вал и Красиса была одновременно и незаметна и незаменима во многих делах. Она одинаково хорошо смотрела за детьми, выполняла поручения Валисы, помогала всем, кто просил. А ещё она умела так слушать, что любой собеседник перед ней выкладывал всё, что знал. Со своими сверстницами: Зутой, которая была ей сестрой по отцу, и Гитой, у неё были ровные отношения без особой близости. И хотя они втроём часто проводили время вместе за одними и теми же занятиями, доверительных отношений между ними не было. А вот с Адамом, который любил задавать неожиданные вопросы, на которые они потом вдвоём искали ответы, она дружила. Они часто уединялись и только он один знал, какой та может быть разговорчивой и как много всего её волнует. Они горячо обсуждали услышанное от взрослых и, как правило, она убеждала его в своём понимании узнанного, доказывая, что именно так и говорил рассказчик, хотя Адам хорошо помнил, что тот, чей рассказ они обсуждали, ничего подобного не говорил. Но он не спорил и охотно соглашался с её словами.

Именно Еву Дудар и решил привлечь к возвращению Краса в прежнее состояние, надеясь, что сможет от него получить знания, неизвестные остальным и, тем самым, вновь вернёт утраченную цель, а вместе с ней и лидерство.

Он привел её во дворец хранителей. Спросил, насколько неподвижный Крас отличается от прежнего, с которым она часто играла, когда была ребёнком.

- Он совсем не изменился, - не очень уверенно ответила она.

- А мне казалось, что он стал совсем другим, - сказал Дудар, оправдывая свой вопрос. И продолжил: - Я знаю, что когда ты была маленькой, он любил играть с тобой. Наверное, что-то рассказывал...

- Он сам был как ребёнок, - улыбнулась Ева своим воспоминаниям. - Мы играли...

- Но может быть он что-нибудь говорил, пусть непонятное, постарайся вспомнить... Он ведь любил тебя и выделял среди остальных детей...

- Нет, не помню...

- Ты же знаешь, что с ним случилось, почему он стал таким?

- Да, Всезнающая нам всё рассказала.

- Всезнающая?.. Когда? - удивился Дудар.

- Перед тем как отправиться на Нигею.

- И что же она вам рассказала?

- Всё, что знала сама.

- С самого начала?

- Да, с того дня, когда нашла нас...

Дудар помедлил, не зная, задавать ли вопрос, который вертелся на языке. Наконец спросил:

- То есть ты знаешь, что в вас есть кровь раджинцев...

Она кивнула.

- И что первые похожие, ваши родители-раджинцы, обладали способностями, которые были даны только им?

Она опять кивнула.

- Твоя мать, Вал, предупреждала о катаклизмах пла­неты...

- Я это знаю.

- А ты что-нибудь замечала в себе, что отличает тебя от других? - с затаённой надеждой спросил он.

Она ответила не сразу. Подняла на него глаза и долго, не отрываясь, смотрела, отчего у Дудара даже закружилась голова. Но он выдержал и не отвёл свой взгляд.

- Ты сильный, - сказала она. - Я понимаю, что ты хочешь от меня. Я могу слышать то, что не произнесено вслух. Но тебе нужно другое. Тебе нужен Адам...

- Адам?- удивился Дудар. - Зачем?

- Если ты хочешь узнать, что известно Красу, в этом может помочь только Адам...

- Он обладает какими-то способностями?

- Его мать - Эли... - многозначительно произнесла Ева.

- Ну да... Она отправилась на Нигею, - сказал Дудар, пытаясь вспомнить, чем отличалась от других Эли. Но так и не вспомнил.

- Она умела слышать Космос... - подсказала Ева.

- Да, совершенно верно, - подтвердил Дудар. - Но это она, а что же может Адам?

- Спроси у него об этом сам... Но я не уверена, что он захочет тебе ответить.

- Так помоги мне, - решил больше ничего не таить Дудар, уже не удивляясь, что стоящая перед ним девушка оказалась не так проста, как он думал. - Ты же знаешь, чего я хочу...

- Ты хочешь получить знания. И думаешь, что их может тебе дать Крас...

- Или он подскажет, как открыть этот предмет, - кивнул Дудар на неживого Хранителя, который, по словам Саджа, был кладезем неведомых им знаний. - И это пойдёт на пользу всем нам, - искренне добавил он. - Мы сможем быстрее обрести ту гармонию, без которой невозможно освоить эту планету...- И добавил после паузы: - И не только планету, ведь Директива Освоения раджинцев распространяется и на Космос... И они успешно её осуществляли, не пошли по пути нигейцев... Тебя ведь не устраивает их цивилизация, поэтому ты и осталась здесь...

Он ждал ответа.

Но Ева молчала.

И он понял, что не услышит ответа на свой вопрос, и продолжил:

- Уговори Адама, вы ведь дружите. - Он поймал её взгляд. - Вы ведь любите друг друга...

Она смущённо опустила глаза.

- Пойми, Ева, от этого зависит и ваше с ним будущее, и будущее всей нашей цивилизации... Мы должны знать цель, к которой должны стремиться... Ты же видишь, как все хотят больше знать, но всё что старшие знали, они уже рассказали нам, а этого сегодня недостаточно...

Ева молчала.

- Иного пути самосовершенствования нет, - с нескрываемой тоской в голосе произнёс Дудар. - А без этого нам суждено утратить интерес к существованию... Нигейцы не могут этого знать, они другие... Они считают, что нам достаточно царства гармонии, чтобы ничего больше не желать...

- Хорошо, - согласилась она. - Я приведу Адама. Но не уверена, что он тебе поможет...

5

Она не стала Адаму ничего объяснять, просто попросила вместе с ней сходить во дворец Хранителей, где их ждал Дудар. Тот некоторое время колебался, пристально глядя на Еву и ожидая пояснений, но та лишь повторила, что там он всё узнает, и протянула ему руку.

Так, держась за руки, они и подошли к Дудару, стоящему перед Хранителями.

Он окинул взглядом равнодушно взирающего на него Адама, всё ещё не веря, что у того могут быть какие-то, не присущие остальным способности, спросил Еву.

- Ты ему сказала, что я хочу, чтобы он сделал?

- Нет... Скажи сам... Но, если он сможет, он поможет тебе, он обещал, - ответила она. И, повернувшись к Адаму, спросила. - Это ведь так? Ты же поможешь нам всем?

- Чем я могу помочь? - удивился тот.

Она взглянула на Дудара и тот понял, что теперь пришла его очередь.

На этот раз он нашёл так много убедительных слов, что в какое-то мгновение даже пожалел, что кроме этих двух похожих никто больше не слышит их, может быть, тогда не понадобились бы и знания, чтобы его авторитет вновь стал незыблемым ... Впрочем, знания тоже ему были нужны, потому что без них невозможно было выйти за пределы этого царства гармонии, навязанного им нигейцами, и вновь вернуться к прежней, наполненной преодолениями всяческих опасностей и трудностей, а оттого интересной жизни, чтобы построить своё царство, которое будет совершенно другим...

Адам и Ева внимательно слушали его и по глазам Евы он видел, что у неё исчезли последние сомнения в его правоте, она верила ему и готова была идти за ним, куда бы он не позвал...

- Тебе нужно, чтобы я вошёл в контакт с Красом? - спросил Адам, когда Дудар наконец замолчал. - Что же ты хочешь узнать от него?

- Всё что он знает...- торопливо выпалил Дудар.

- Я не смогу так долго...

- Значит, ты можешь...

- Я могу получить от него ответы на конкретные вопросы. Но не на многие.

- Получить ответы?

Этого Дудар не ожидал. Он думал, что тот каким-то образом просто найдёт доступ к знаниям.

Но тут же сформулировал первый.

- Хорошо. Тогда спроси, как выйти за границы защиты... чтобы всю планету превратить в царство гармонии и вернуться...

- Хорошо, я попробую....

Адам шагнул в сторону Краса.

- Подожди... Ты же сказал, что можешь задать несколько вопросов?

- Да. Что ещё ты хочешь узнать?

- Чем можно объединить всех, чтобы они мне верили и подчинялись?

- Тебе это важно?

- Это важно для вас всех, - уверенно ответил Дудар. - И ещё...

- Только один.

- Хорошо, один...

Он задумался.

Несколько раз мысленно повторил то, что хотел спросить и, наконец, произнёс:

- Спроси, можем ли мы обойтись без нигейцев и достичь всего, чего достигли они и даже большего, чем они?

Адам помедлил и кивнул.

- А теперь вы уходите, - сказал он.

- Куда? - удивился Дудар.

- Из дворца... И ты, Ева, тоже.

- И я тоже? - переспросила Ева.

- Да... И пусть никто не входит сюда... Уходите.

Адам повернулся к Хранителям и, когда затихли за спиной звуки шагов, подошёл вплотную к Красу и встал перед ним на колени...

6

На этот раз образ Князя возник перед Красисом совершенно неожиданно на стене дворца, когда они с Саджем вносили уточнения в уже описанные тем события. Он возник прямо перед ним, а повелительный, как никогда прежде, голос приказал тут же отправиться в дворец Хранителей и изгнать из него всех, кто там находится.

И образ тут же исчез, хотя голос ещё несколько раз повторил это приказание.

Красис посмотрел на Саджа, хотел спросить, видел ли тот Князя и слышал ли голос, но по тому, как тот увлечённо заносил обозначение на пластину, понял, что спрашивать нет смысла, тот ничего не видел и не слышал.

- Мне надо по делам, - сказал он, поднимаясь. - Но я скоро вернусь и мы продолжим...

- Можешь не торопиться... Пока я внесу все уточнения, которые мы с тобой обговорили, пройдёт много времени, - ответил тот, не поднимая головы.

...Красис пересёк площадь и увидел, стоящих перед входом в дворец Хранителей Дудара и Еву. И это почему-то ему не понравилось, а в ушах вновь прозвучал голос Князя: «Изгони».

- Что вы здесь делаете? - спросил он, остановившись перед ними. - Кто-нибудь есть внутри?

- Да, - негромко отозвалась Ева.

- Подожди, пока туда нельзя, - попытался остановить его Дудар.

- Там никто не должен находиться, - отмахнулся Красис, не скрывая своего раздражения и решительно шагнул к входу.

- Там Адам, - услышал он голос Евы. - И если вы войдёте туда, случится непоправимое...

- Оно уже случилось, - негромко произнёс Красис, замерев перед выходящим из дворца Адамом.

Тот шёл прямо на него и похоже совсем его не видел.

«Запрети ему говорить» - услышал Красис приказ Князя.

И повторил:

- Я запрещаю тебе говорить то, что ты узнал...

И не успел удивиться ни незнакомому голосу, исходящему из его уст, ни силе своего взгляда, который наконец-то встретил взгляд Адама и теперь внушал тому не говорить то, что тот узнал. И Адам не смог устоять перед этим напором, вдруг громко вздохнул, поник, потерянно обвёл уже осмысленным взглядом стоящих за Красисом Дудара и Еву, словно желая узнать, что они здесь делают...

- Что он тебе сказал? - рванулся вперёд Дудар.

Но Красис, ощущая в себе неведомую прежде силу, встал на его пути.

- Это ты соблазнил его, - громко сказал он , - ты нарушил условие...

- Я ничего не нарушал... Я просто предложил попробовать, - не выдержал тот испепеляющего взгляда Красиса и опустил голову, впервые в жизни признавая его превосходство и своё подчинение ему.

- Он не скажет ничего, - без тени сомнения произнёс Красис. - А за то, что сделал, будет наказан...

- Это я уговорила Адама спросить Краса...- Выступила вперёд Ева. Подошла к Адаму, потерянно стоящему рядом с Красисом, взяла его за руку. - Тогда и меня тоже нужно наказать.

- Так и будет, - заверил Красис, уже привыкая к своему новому голосу и к уверенности в том, что он делает всё правильно.

- Неужели тебе самому не интересно узнать, что ответил Крас? - просительно произнёс Дудар, глядя снизу вверх на Красиса, вдруг показавшегося ему значительно выше, чем всегда.

Он даже сделал пару шагов и встал рядом с ним, раньше разница в росте между ними была не столь велика, но теперь предводитель явно возвышался над ним.

- Вопросы были совсем безобидные...

- Он нарушил запрет. Мы получим ответы на все вопросы, не только на безобидные, как ты говоришь, когда будем готовы эти ответы правильно понять, а знания использовать на благо гармонии Космоса.

- А разве сейчас мы не готовы?- не согласился Дудар. - И что может таиться в этих ответах, если их нельзя знать?.. Кто и когда определит, что мы готовы? Нигейцы?.. Опять нигейцы...

Дудар всё повышал и повышал голос, пытаясь избавиться от возникшего вдруг сомнения в собственной правоте и надеясь вновь уровняться с Красисом если не ростом, то самоуважением. Втайне он надеялся, что вот-вот к нему на помощь, как было прежде, придёт Суперсудьбоносная, она подскажет, как быть дальше. Но как он не прислушивался, та всё не приходила.

- Что же такого в моих вопросах ? - уже не столь напористо повторил он свой вопрос.

Красис окинул его сверху вниз взглядом, от которого он вдруг ясно осознал свою неправоту и понял, что ответа на этот вопрос не получит. Впрочем этот ответ ему был уже и не нужен. Окинул взглядом Адама, выражение лица которого напомнило ему Краса, подумал, что, наверное, знания опасны для рассудка и нигейцы просто заботятся, чтобы они не сошли с ума. Но Адам заговорил как обычно понятно. Только в голосе его теперь не было никаких эмоций, словно речь шла не о нём самом.

- Я понимаю, что мне теперь с тем, что я знаю, нет места в царстве гармонии...

Это была холодная констатация, которая пугала всех, но, похоже, не его самого.

- Какое же наказание мне полагается?

- Нам, - вдруг послышался взволнованный голос Евы, и та, подойдя к Адаму, встала с ним рядом. - Нам, Красис, потому что в произошедшем есть и моя вина...

- Это будет решать Сбор. - Ответил Красис, хотя мгновение назад ещё не знал, кто и как будет принимать нелёгкое решение. - Вы, надеюсь, помните условия нигейцев, при которых эта долина будет защищена. И отдаёте себе отчёт, что поставили под угрозу существование и города и нашей цивилизации...

Дудар хотел было возразить, что у цивилизации есть другой путь, которым они шли до появления Пришедшего, и который всех вполне устраивал, но не нашёл в себе сил возразить Красису. А тот, словно почувствовал это, повернулся к нему и спросил.

- Не так ли, Дудар?

И тот, помедлив, наклонил голову в знак согласия.

- Пусть всё решает Сбор, - повторил Красис и быстрым шагом направился к дворцу Саджа, отгоняя от себя неуместное сейчас чувство жалости к этим, в общем-то ещё детям и сожалея, что невозможно исправить уже совершённое...

7

Красис ожидал, что получит от Князя подтверждение тому, что он поступил правильно и сможет выговорить более мягкое, чем должно быть по условиям нигейцев, наказание Адаму. Но ни образа того не увидел, ни голоса не услышал. И ясно понял, что так и должно быть и что являться ему Князь будет только в ситуациях, которые каким-то образом связаны с Нигеей. Всё остальное, по-видимому, не является его заботой и они должны решать возникающие проблемы сами. На основании уже известных условий.

Было и внутреннее удовлетворение от того, что запретил Адаму делиться узнанным от Краса. Случись это и все договорённости были бы разрушены, защита снята, а они опять бы вернулись к прежним заботам, без всякой веры в будущее... И во избежание повторения подобного, он приказал заложить камнями вход в дворец Хранителей и запретил приближаться к нему кому-то ни было.

Всё это было воспринято остальными как должное, авторитет Красиса теперь был непререкаем, а его слово стало законом. Валиса теперь все городские дела согласовывала только с ним.

Что же касается Дудара, то он совсем утратил интерес ко всему вокруг и потерял всякое желание соперничать с Красисом. Вновь закрылся в своём дворце и никого не хотел видеть. Валиса и Адар несколько раз пытались его вывести из этого состояния, но он, демонстративно не слушая, выпроваживал их. Не признаваясь даже самому себе, он ждал совета и поддержки Суперсудьбоносной и боялся, что визитёры помешают ему услышать её голос. Но надежда так и не оправдалась. И он сделал неприятный для себя вывод, очевидно нигейцы, а с ними и властительница, встали на сторону Красиса и нет смысла противостоять им...

Красис тоже ожидал подсказки от Князя, но также не дождавшись, решил доверить всё естественному ходу событий и спустя два дня назначил Сбор.

Сообщение о Сборе стало полной неожиданностью и всеми в городе было воспринято как событие совершенно ненужное, ведь перед ними теперь не стояло задач, требующих совместного решения или совместного же исполнения. К тому же Красис не сообщил, о чем пойдёт речь, чем породил немало вопросов, но любопытства так и не разбудил: ровный ток жизни последних нескольких сезонов, а сколько их уже минуло после появления Пришедшего и появления защиты никто не мог сказать точно, не располагал к подобному. Неохотно, но все собрались на площади в центре города.

Красис начал с того, что попросил назвать, какие запреты оставили им нигейцы взамен на то, чтобы в их долине наступило время благоденствия, а их жизнь неизмеримо удлинилась. К его удивлению эти запреты запомнили не все или же неточно и ему пришлось повторить их.

- Один из них был нарушен, - наконец назвал он причину Сбора. - И сегодня мы должны сделать непростой, но неизбежный выбор.

Потом он рассказал, что именно произошло, начав с роли Дудара, который возжелал нарушить запрет на знания, но решил это сделать с помощью ещё не осознавших свою ответственность перед всеми Адама и Евы. В какой-то момент всем показалось, что это и есть главный виновник происшедшего и именно ему грозит наказание и ожидали объяснений от него. Всё это время Дудар, скрестив руки, молча стоял прямо против Красиса. Он уже понимал, чем ему грозит подстрекательство Евы и Адама к получению знаний, и теперь готов был защищаться. Поэтому свои объяснения он начал с того, что ничего кроме простого любопытства не было в его желании узнать, сможет ли Адам продемонстрировать свои способности, о которых ему поведала Ева. И никакие знания его не интересовали, он даже не собирался слушать Адама. Да и сейчас не верит, что тот что-то узнал от Краса... А Ева его неправильно поняла, сама предложила, чтобы Адам попробовал установить контакт с Красом или даже с Хранителем Безмолвным, но он сказал, чтобы только с Красом, ему ведь не нужны были никакие знания, просто интересно было, получится у Адама или нет.... И он, Дудар, в это время совсем забыл о запрете, что, конечно же, непростительно. А забыл потому, что не верил, что у Адама получится. И был прав, потому что на самом деле ведь тот так ничего и не рассказал.

- Не рассказал, потому что я запретил ему это, - возразил Красис, уже сам начиная верить рассказу Дудара.

- Почему ты уверен, что он подчинился тебе? Я вот более склонен считать, что Адам никаких знаний от Краса не получил, - повысил голос Дудар, вновь обретая уверенность от пришедшей в голову мысли. - А значит никакого нарушения запрета не было...

- Если всё так, как ты говоришь, значит никто не понесёт наказания. Но я хочу спросить Адама, - Красис перевёл взгляд на понуро стоящего похожего, - ты получил какие-либо знания от Краса?

- Скажи, Адам, ведь ты ничего не узнал...- Выделяя каждое слово, медленно проговорил Дудар, давая понять, какого ответа ждут от него.

- Действительно, пусть скажет он сам... - выступила вперёд Монжа. И повернувшись к Адаму, многозначительно добавила: - И не забудь, что от ушедших на Нигею и от тех, кто там, у нас нет тайн... И они могут наказать всех нас...

Адам колебался, переводя взгляд с Дудара на Монжу. Потом посмотрел на Красиса и негромко произнёс:

- Он ответил на все вопросы...

- Какие вопросы? - спросила Валиса. И перевела взгляд на Красиса: - Ты ведь не запрещаешь узнать, на какие вопросы он получил ответы?

Красис помедлил, потом сказал:

- Пусть эти вопросы повторит Дудар, ведь он их сформулировал...

- Но это не будет нарушением запрета мной? - с усмешкой поинтересовался тот. - Я не хочу попасть под наказание...

- Говори. Этим ты ничего не нарушишь,- подтвердил Красис.

- Хорошо... Я спросил, можно ли превратить всю планету в царство гармонии. - Он окинул взглядом внимающих ему горожан и к нему вернулось, казалось, утраченное навсегда чувство своей нужности им. Действительно, разве не ради них он хотел получить знания... - А ещё я спросил, чем можно объединить нас всех ?.. И ещё... Смогли бы мы достичь высокой ступени развития без вмешательства нигейцев?.. Разве это не интересует нас всех?.. И я полагаю, что задавать любые вопросы нам не запрещено?..

Он замолчал и над площадью повисла тишина. И Дудар понял, что каждый из находящихся на ней, также как и он, хотел бы получить ответы на эти вопросы и не смог скрыть горделивой усмешки.

Понял это и Красис. И нарушил тишину напряжённого ожидания.

- А я задам вам всем один вопрос, который задали бы те, кто, защитив нас от опасностей этой планеты, создал для нас царство гармонии. Вы хотите продолжать жить в этом царстве так, как живём сейчас, без страха и забот, или готовы вернуться к нашей прежней жизни?.. Я не тороплю вас с ответом, только не забудьте, что будет так, как решит большинство... Идите, думайте...

Но никто не двинулся с места.

- Зачем уходить, - неожиданно подал голос Дудар. - Давайте сейчас и ответим на него.

- Действительно, - поддержала его Валиса. - Пусть выскажется тот, кто хотел бы вернуться к прежней жизни... Мы её ещё не забыли и нам уже есть с чем её сравнить...

Но никто не торопился высказаться.

- Может быть ты скажешь, Дудар? - спросил Красис, понимая, что от ответа того будет зависеть решение многих.

Дудар вышел вперёд, оглядел ожидающие лица горожан, пытаясь определить, будет ли поддержан его призыв к возврату того, что было. Хотя уже и сам сомневался, что это будет правильно. И нужно было не разочаровать тех, кто, как и он, ещё находил в прошлом смысл существования.

- Конечно, царство гармонии, в котором мы теперь живём, устраивает нас всех. И меня в том числе. Но я должен признаться, что мне хочется, чтобы его границы раздвинулись, и не одна наша долина, а вся планета стала бы таким царством. Есть среди нас те, кто считает иначе?.. Кому достаточно долины и он не хотел бы такого благоденствия везде?

- Но пока это невозможно, - ответил за всех Садж.

- То есть, ты бы хотел раздвинуть границы? - с азартом уточнил Дудар.

- Вероятно так со временем и будет. Но для того, чтобы это осуществилось, мы должны достигнуть определённого уровня развития, исходя из наших сегодняшних знаний и понимания...

- Но хватит ли на это жизненного срока... к примеру, твоего?- спросил Дудар.

- Может и не хватить... Видишь ли, это зависит от каждого отдельно и от всех вместе. Как каждый из нас будет совершенствовать себя и как все вместе мы будем приходить к знаниям, которые хранятся в нашей памяти... Надо признаться, что мы все, кто здесь остался, оказались не готовы сразу подняться на уровень нигейцев...

- И ты, и Монжа, их потомки, оказались не готовы?- удивился Дудар, не ожидавший этих слов.

- Да, выходит, что и мы с Монжей, если остались ...

- А чем же вы отличаетесь от остальных?

- Вот на этот вопрос и должен сам себе ответить каждый из нас. И может быть тогда мы и будем готовы...

И после этих слов Саджа стало очевидно, что никто не выскажется за возврат к прошлой жизни. На всякий случай Красис предложил высказаться желающим, а затем подвёл итог.

- Я расцениваю ваше молчание как единодушный выбор царства, в котором мы сейчас живём, царства гармонии... - И, повернувшись к Адаму, продолжавшему всё также стоять впереди остальных, стараясь оставаться равнодушным, произнёс: - Ты же не можешь больше оставаться в нём...

Зависла напряжённая тишина.

И Красис, возвышая голос, чтобы слышали все, пояснил:

- Таково условие... Ты должен уйти из города и долины, за границу защиты... Или же царства гармонии не будет...

- Я понимаю, - сказал Адам и медленно пошёл сквозь рас­тупающуюся толпу.

- Подожди, - вдруг раздался голос Евы. - Я с тобой...

Она догнала Адама.

- Ты можешь остаться! - крикнул Красис. - Ты не получила знаний...

Она остановилась, обернулась и громко прокричала:

- Но он это сделал ради меня!..

Взяла Адама за руку и они медленно пошли в сторону водоёма.

- Но мы не можем их изгнать вот так, без всего, - не выдержала Валиса, - если они должны уйти ради нас, ради того, чтобы город остался под защитой... - Посмотрела на Красиса: - Неужели это обязательно?

- Да, - твёрдо сказал он. И неожиданно. словно кто ему подсказал, громко, так, чтобы слышали все, добавил: - У меня есть связь с нигейцами...

- Ты с ними общаешься?- спросила Валиса.

- Я вижу и слышу Князя...

- А я общаюсь с Суперсудьбоносной! - торопливо прокричал Дудар.

Но кажется никто его не услышал, все смотрели на Красиса.

- Но мы можем им дать с собой необходимое на первое время?.. - спросила Валиса. - И научить их, как выжить...

- В долине Окна есть водоём с рыбжей, - глядя на Еву, подсказала Монжа. - И вам не следует уходить из неё...

- Хорошо, мы научим их тому, что знаем, и дадим необходимое на первое время, - согласился Красис.

8

За определённые Красисом семь дней Адама научили как сделать лук и стрелы и Адар даже сделал их, но по приказу Красиса тут же сжёг.

Женщины научили Еву готовить еду из рыбжи и тех плодов, которые росли в этой долине и раньше, и следить за костром.

Садж объяснил как строить из веток гнездо и вместе с Адамом сделал каркас, убедившись, что тот понял всё правильно. После этого он перестал с печалью глядеть на изгнанников, отчего-то поверив, что с ними всё будет хорошо и за пределами царства гармонии.

Красис напомнил им о пещере, которая была выкопана на склоне над поляной с Окном, там вполне можно было переждать сезон дождей.

Валиса вдруг решила посекретничать с Евой и неожиданно для той стала её посвящать в секреты материнства, не сомневаясь, что они с Адамом обязательно обзаведутся потомством. Та сначала смущалась, но потом внимательно всё выслушала, тем самым согласившись с тем, что ей уготовано в будущем.

Вал, пришедшая к дочери в последний вечер, долго рассказывала ей, как они жили в пещерах до встречи с другими цивилизациями, развеяв её страхи и посоветовав как можно больше вырастить детей.

- Когда нас стало много, у Всезнающей убавилось забот и мы многое могли, - сказала она. И добавила: - Там хорошая долина, спокойная, в ней не будет никаких катаклизмов, не зря там Окно, не уходите из неё никуда...

...И наступил день, когда они должны были уйти из города. Поклажа со всем необходимым на первое время оказалась неожиданно большой, но их сопровождали Дудар и Адар. Первый не хотел было идти, чувствуя свою вину перед Адамом, но Красис заявил, что это лишь начало его наказания, потому что он повинен в случившемся и лишь то, что он не получил желаемого, позволило ему избегнуть изгнания. Но в дальнейшем ему выпадет немало неприятных поручений.

Провожать изгнанников вышли все горожане. Как недавно на Сборе, они стояли на площади: двое уходящих навсегда и сопровождающие их ближе к городским стенам и все остальные с невесёлыми лицами возле дворцов. Наконец Красис выступил вперёд и обратился одновременно к изгнанникам и к горожанам:

- Вы должны воспринять всё произошедшее как должное. Таково неизбежное наказание всех, кто нарушит любой из запретов. - И, возвысив голос, глядя на изгнанников, повторил то, что только что услышал от Князя: - Но это не значит, что невозможна наша встреча в будущем. Вполне возможно, что мы когда-нибудь придём к вам... - Он помолчал, окидывая долгим взглядом стоящих перед ним и держащихся за руки Адама и Еву. - Или же вы найдёте путь к нам...

И поднял руку, отдавая приказ Дудару и Адару.

Цепочкой, впереди сопровождавшие, потом Ева и наконец Адам, они прошли к берегу, спустились к плоту, на котором уже лежала поклажа, и пока Дудар и Адар отталкивались и направляли плот к противоположному берегу, изгнанники, всё также держась за руки, смотрели на стоящих на берегу горожан...

- Наверное это же самое чувствовали те, кто уходил на Нигею, - шепнула Ева, крепко, насколько могла, сжимая ладонь Адама.

Он согласно кивнул...

...Противоположный берег разительно отличался от того, где стоял город. Он благоухал ароматами, радовал разноцветьем, над которым летали крылатые существа, настолько ажурные и красивые, что Ева, как и Адам, увидевшая их впервые, попыталась поймать одно, чтобы лучше рассмотреть, но не смогла, существо оказалось на удивление быстрым и ловким...

Дудар и Адар, бывавшие здесь прежде, не скрывали своего удивления и на все вопросы разводили руками, поясняя, что прежде такого изобилия всего они здесь не видели.

Они шли по мягкой пружинистой поверхности, вдыхали волнующие ароматы, наклонялись, чтобы поднять и попробовать невиданные прежде плоды и Адам не выдержал, сказал, словно ему придётся здесь часто бывать:

- Здесь хорошо жить детям... Они смогут узнать много неведомого нам прежде... Наверное, также хорошо и в других местах за стенами города...

- Может быть сейчас, - неуверенно произнёс Дудар. - Но прежде, когда мы с Адаром там ходили, подобного не видели. - Спросил Адара: - Мы ведь с тобой обошли все окрестности...

- Да, и здесь такого прежде не было, - подтвердил тот.

- Это потому что мы уходим, - неожиданно сказала Ева. - Это для нас, чтобы мы оценили, что теряем...

- Может быть и для меня тоже, - прошептал Дудар, вдруг усомнившись в своей идее вернуться к прежней жизни... - Чтобы я оценил царство гармонии. - И тут же поспорил с собой. - Но разве плохо, если такой будет вся планета...

- Давайте не будем спешить, пойдём медленнее, - попросила Ева.

И они замедлили шаг.

Ева отходила то в одну, то в другую сторону, чтобы попробовать кого-то поймать, или же полюбоваться цветком, насладиться запахами ...

Наконец возбуждение сменилось усталостью и она пошла рядом с Адамом, шепча ему на ухо:

- Почему мы с тобой раньше не были здесь?.. Тогда нам ничего не захотелось бы узнать, мы были бы так счаст­ливы...

- Когда-нибудь такой будет вся планета, - отозвался тот, тем самым поддерживая идею Дудара.

Перед началом подъёма на перевал, когда разноцветье сменила растительность не столь яркая, а деревьев вовсе не было, они постояли, глядя на оставшееся внизу. Адам и Ева, пытаясь сохранить в памяти и борясь с сожалением о невозвратности случившегося, Дудар и Адар с мыслями о необходимости осмотреть всё вокруг, везде ли такие изменения...

На какое-то мгновение Ева вспомнила, что она может остаться, но тут же отогнала эту предательскую мысль, ведь её вина в том, что произошло. Да она и не могла бы отправить Адама одного, разве он сможет выжить совсем один... И у него никогда не было бы без неё детей... А ещё она вспомнила последние слова Красиса и окончательно отбросила сомнения, - они обязательно найдут путь обратно в этот райский сад...

На перевале перед склоном, откуда начинался спуск, они перевязали поклажу так, чтобы изгнанники могли её спустить вниз. Закончив приготовления к спуску, встали на краю вчетвером, глядя сверху на распростёртую перед ними долину. Там сейчас тоже было светло, безоблачно. Но как скоро наступит сезон дождей, никто уже не мог сказать, течение времени здесь и там было теперь разным.

- А с той стороны мы будем видеть перевал и вас? - спросил Адам, и продолжил, не ожидая ответа: - Может мы сможем вернуться?..

Дудар не выдержал:

- А ты попробуй, вдруг получится...

- Я попробую,- согласился тот.

- Ну что же, пора, скоро закат, - напомнил Адар.- А вам ещё нужно устроиться на ночлег...

- Если оттуда будет видно, мы сможем объясняться знаками, - предположила Ева.- Давайте я махну вам рукой, если мы будем видеть вас, - сказала она. - А вы нам в ответ...

- Действительно, - обрадовался Дудар. - Мы сможем тогда сообщать что-либо друг другу... Договорились...

- Пора, - сказал Адам, вскидывая на плечи поклажу побольше.

Ева с его помощью положила на плечо другую.

- Мы пошли.

Адам протянул руку, Ева крепко вцепилась в неё и они шагнули вперёд...

Потом остановились на самом краю скалы у начала тропы, опустив поклажу, повернулись и стали смотреть в сторону Дудара и Адара, что-то говорить между собой, но что, ни Дудар, ни Адар не догадались и всё ждали, надеялись, что Ева поднимет руку. Но та всё не поднимала.

Потом Адам сделал шаг в их сторону, и даже, казалось, стал падать на них... Но так до конца и не упал, хотя какое время и старался продавить что-то, не пускающее его к ним... И вновь они с Евой стояли, взявшись за руки и глядя в их сторону, но Дудар уже понимал, что с той стороны нельзя ни увидеть их, ни вернуться к ним...

- Пошли, - со вздохом произнёс он.

- Подожди, пусть они первые, - сказал Адар.

И они ещё немного подождали, испытывая печаль от вида вдруг поникших и испуганных изгнанников, всё также продолжавших смотреть в их сторону. Наконец Адам начал спускаться. Скоро он исчез из виду и за ним, ещё раз взглянув в их сторону блестевшими от слёз глазами, начала спускаться Ева... Вот уже и она исчезла...

Дудар повернулся и медленно, не ожидая Адара, пошёл обратно...

 

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.