Южная звезда
Загружено: Четверг 16 Август 2018 - 03:07:10
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 1(66)
Анатолий Крищенко
 Чурек

Его всю жизнь преследует обворожительный запах кукурузного чурека.

В 1947, далёком послевоенном году, с хлебом было тяжко. В очередь за ним посылали и пацанят. Вставали в четыре утра. Не все, конечно, а кого поднимали родители: Кузьму и Хасанчика, и хитрющего пчеловода Шурку, и Алку из соседнего подъезда, и дочку учительницы Верку.

Послевоенные босонята с весны до осени бегали без обуви. У кого имелись школьные сандали, берегли.

Но речь не об этом: о маленьком вкусном чуреке, что принёс однажды полусонный Хасанчик в хлебную очередь. Он давал только понюхать свою кукурузную лепёшку. А когда его просили отломить вкуснятину, Хасанчик отбегая кричал:

- Догони! Догони!

Кузю пронзил тогда чуречный запах так, что закружилась голова. С отчаянием он посмотрел на сверкающие вершины горы и именно тогда дал себе клятву: «Когда вырасту большой, напеку таких чуреков выше нашего Эльбруса».

А Хасанчик в тот миг клятвы опять провёл рукой с чуреком у его носа:

- Догони! Догони!

Обозлённый Кузьма-Кузя принял вызов. Азарт подстёгивал кукурузный аромат лепёшки.

Хозяин чурека в беге выдыхался, на ходу уже миролюбиво орал спасительные слова:

- За одним не гонка. Человек не пятитонка.

Но шустрый Кузьма яростно преследовал бегуна, пока тот не приземлился на песок. Падая на мягкую кучу, Хасанчик на лету хотел проглотить свой чурек, но его с ходу проглотил тоже голодный Тузик.

Бегуны застыли, глядя как рыжий пёс быстро убегал в четырёхлапом собачьем галопе.

- Ворюга! - кричал вслед Хасан. - Я буду тебя казнить, Туз!

- Казнить, может, не надо, - возразил Кузьма, - но побить Туза надо.

- Нет, казнить надо! - громко выкрикнул Хасан, лёжа на песке.

...В то памятное летнее утро все дождались хлеба. Каждый малый добытчик основной еды домой возвращался гордым и радостным. И почти каждый очередник-малец по пути домой чуточку откусывал от уголков своей буханочки, и почти каждый за этот откус получал подзатыльник от вечно занятых и сварливых мам, бабушек и дедушек.

Отцов в послевоенных подраненных осколками домах почти не было, зато подзатыльники были. Но что такое подзатыльник?! Да ничегошеньки по сравнению с откусами от ароматной хлебной буханки.

Ни-че-гошеньки. Пустяк.

Домашние подзатыльники были для тех добытчиков безобидными. Затрещины босоногая детвора принимала как должное за свою невольную шкоду. А спать утром всем очень хотелось, но ещё больше хотелось хлеба…

Днём босоногая детвора подворовывала дома еду для Тузика, поджидавшего их у магазина. Пёс отчаянно и преданно любил детей за домашнее воровство. Рыжий четвероногий друг радостно бегал за стайкой ребятишек, потому что любил не только подкормку, но и всех, всех детей послевоенной улицы Степной - в ямах и колдобинах от бомб.

Но почему Тузик тем утром совсем не полюбовно выхватил пахучий кукурузный чурек? По какому праву?

Рассерженные пацаны решили по-своему «казнить» пса за эту собачью выходку. В тот же вечер для приманки Хасан опять украл дома чурек. Конечно, вначале щедро поделился с товарищем по хлебной очереди.

У Кузи снова закружилась голова: он поневоле взглянул туда, где утром белел Эльбрус. Но сейчас ему подмигивали звёздочки. И полуголодный, он обещал себе: «Когда вырасту большим, то буду работать в пекарне и напеку горы хлеба и чуреков».

А с «казнью» Тузика случилось вот что.

Кузьма по уговору кинул последний кусочек чурека собаке. Тузик вмиг проглотил угощение. А Хасанчик, сев верхом на Туза, быстро завязал на кольцеобразном хвосте приготовленное «ожерелье» из пустых консервных банок. И Тузик покорно лежал, не сопротивлялся. Пёс привык к шалостям добытчиков: терпел их ради хлеба и дружбы. Но такой коварной издёвки пёс не ожидал. Когда его отпустили, Туз привычно взмахнул хвостом. Раздался грохочущий консервный звон. Вся дворовая команда добытчиков попадала со смеху.

Рыжая собака с грохочущим «ожерельем» на хвосте ошалело мчалась по улице Степной и быстро скрылась в разбомблённом соседнем двухэтажном доме. Там в развалинах ещё жили бродячие собаки и бездомные послевоенные люди.

…Рыжий Тузик в хлебную очередь не приходил целых два дня. На третье утро появился. Босоногая команда шумно обрадовалась четвероногому другу. Не сговариваясь, все до одного отщипнули от своей буханки любимцу.

И хотя потом пришлось детям расплачиваться привычными подзатыльниками, они были довольны.

Что такое подзатыльник по сравнению с дружбой?! Чепуха.

А на другое раннее утро Хасан снова украл чурек специально для Тузика. Глаза собаки светились в темноте. Мальчик гладил друга. И все были почему-то счастливы…

Что касается клятвы Кузи, то она сбылась. Кузьма Антонович почти всю свою жизнь проработал в пекарне. Напёк действительно горы хлеба. Давно насытился сам. Но до сих пор удивляется, почему аппетитные запахи пекарни не притупили аромат того послевоенного чурека.

 

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.