Южная звезда
Загружено: Воскресенье 24 Июнь 2018 - 23:38:06
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 1(66)
Василий Шарлаимов
 Пилюли и витамины

Лёгкий ветерок колыхал светло-фиолетовые соцветия перечной мяты. Пьянящий аромат растекался далеко-далече от прибрежного луга речушки Визелы. Сплошной ковёр цветущей мяты только кое-где «оскверняли» тёмно-зелёные пятна скоплений двудомной крапивы. Тишину разбавлял шум наклонного водостока под новым мостом Антиме. Крупные особи серебристой форели раз за разом пытались преодолеть водопад, чтобы уйти в более чистые воды верховьев.

Каждый год, во второе воскресенье июля, на этом мосту встречаются две многолюдные религиозные процессии. Граждане Фафе несут на роскошных носилках изваяние Божьей Матери, а жители Антиме влекут статую. Встреча двух Дев Марий сопровождается пышными и торжественными церемониями. Десятки тысяч паломников стекаются со всей страны, чтобы поглазеть на это сакральное и очень яркое зрелище.

Носилки с Фафенской Богоматерью несут закалённые в битвах с огнём пожарники. Они шествуют в полной парадной форме и в медных касках, надраенных до зеркального блеска. Нести же Марию Антимскую - большая честь, которой удостаиваются лишь самые почтенные прихожане парафии. Но в то же время это и тягостный труд, потому что носилки с Мариями довольно тяжеловесные. К тому же святыни нужно тащить в самую жаробень, солнце в июле светит нещадно. По крайней мере, за шестнадцать лет моего проживания в Фафе я не помнил, чтобы на праздник Антиме был дождливый или пасмурный день.

Никто точно не знает, сколько веков существует это уникальное празднество. По народному преданию статуя Девы Марии Антимской упала с неба на старый мост перед местным крестьянином, который поутру спешил на базар. В благодарность за то, что статуя не упала ему прямо на темечко, набожный земледелец отвёз её на волах в церковь Антиме. С тех пор чудотворное изображение Божьей Матери исцелило тысячи верующих и неверующих от неизлечимых хворей и хронических заболеваний.

Однако теперь уже наступил сентябрь, жара спала и о святых чудесах позабыли до следующего религиозного праздника. Я сидел на корточках на краю луга, срезая цветущие стебли мяты в мешочек, а свежие побеги крапивы - в пакетик. Собственно говоря, заниматься этим мне приходится каждое Божье воскресенье, чтобы использовать травы в моих личных целях.

- Ах, так вот кто постоянно вытаптывает мой луг и скашивает моё сено! - донёсся до меня возмущённый голос.

Я удивлённо поднял голову и увидел одутловатого мужчину лет пятидесяти с тяжёлым дубовым дорожным посохом в руках. На такие посохи обычно опирались при ходьбе почтенные крестьяне на традиционных костюмированных фольклорных фестивалях. Но мужчина не опирался на посох, а по-воински удерживал наперевес. Недолго думая, я схватил мой мешочек и раздувшийся пакет, и собрался было бежать по извилистой тропке вдоль берега речки. Однако мне навстречу двигался молодой мускулистый человек, разительно походивший лицом на земледельца. И всё было бы ничего, если бы он не тащил дубину ещё более сучковатую и увесистую.

- Не упусти его, сынок! - услышал я за спиной торжествующий голос. - Сейчас мы отучим этого нахалюгу уродовать и поганить наши угодья!

Бежать мне было практически некуда. Справа луг граничил с почти отвесным склоном холма, а слева - с обрывистым и каменистым руслом Визелы. Пытаться же форсировать ложе реки вброд - это значило переломать себе руки и ноги. Теперь у меня уже заныла спина в предчувствии неизбежной встречи с «радушными» аборигенами. И тут мне припомнилась эзотерическая техника сталкинга, о которой я прочёл накануне.

Я выронил из рук мою добычу, плюхнулся задом на прибрежный валун и, уткнувшись в ладони лицом, зарыдал надрывно, протяжно и горько:

- О, Господи! Чем же я так пред тобой провинился?! Теперь я лишился последней надежды спасти от погибели мою несчастную женушку!

Сквозь пальцы ладоней я видел приближающихся фермеров, и их тяжёлые дубины придавали моему актёрскому дебюту высочайшее вдохновение и реализм. Во всяком случае, и слёзы, и сопли, что текли по моим щекам, получились самые что ни на есть настоящими. Я и сам не ожидал от себя такого яркого проявления скрытых во мне талантов.

Моего плеча легонько коснулся конец посоха, и я уловил, что интонации фермера стали уже не такими воинственными:

- Эй, чудак! Ты чего тут разревелся на всю округу?! О какой погибели ты говоришь?!

- Без трав, что произрастают на этом лугу, мне не избавить жену от кончины безвременной, - хлюпая носом, трагично изрёк я. - И только снадобье, изготовленное из них, дает надежду на её полное исцеление.

Сын земледельца с любопытством приоткрыл мой мешок - и с нескрываемым скептицизмом презрительно хмыкнул:

- Да это же обыкновенная мята! Зачем тебе этот мусор? У нас её даже овцы не едят! Я в этом году уже трижды перепахивал этот луг, но эта проклятая гадость неистребима!

Одутловатый аграрий осторожно заглянул в пакет с крапивой - и отпрыгнул будто увидел там змею подколодную.

- Да это же уртига! - с подозрением покосился он на меня. - Моя бабушка говорила, что это трава ведьм и колдунов, которую они используют для чародейства! Неужели ты собрался лечить этой отравой свою супругу?!

- Да в том то и дело, что это снадобье будет глотать не она, а я самолично! - ошарашил я их.

- Не понял. Так кто же из вас больной? - невнятно пролопотал сын агрария.

- Да это я хворый на всю голову! - в отчаянии взвизгнул я, хватаясь пальцами рук за виски. - Но в двух словах это немыслимо вам объяснить, да и без слёз эту историю не расскажешь!

- Ну, нам-то спешить некуда. Сегодня воскресенье, так что давай, рассказывай. Только без слёз! - уже совсем примирительным тоном заговорил фермер, протягивая мне довольно-таки чистый клетчатый платочек. Затем он степенно уселся на соседний валун, прислонил к нему свой потёртый посох и закурил самокрутку.

- Закуривай! - протянул мне раскрытый серебряный портсигар. - Этот табак выращивает мой старший брат, он живёт неподалёку от Фелгейраша.

- Благодарствую, но я уже давным-давно не курю, - отверг я дар и поинтересовался: - А как мне обращаться к вам, почтеннейший?

Фермер замешкался, задумчиво почесал макушку, однако его отпрыск невоздержанно пробубнил:

- Можешь величать моего папочку достопочтимым доном Элизеу!

- Фернанду! - осуждающе покачал голой Элизеу, порицая своё дитятко за неуместную бестактность.

Тем временем я вытер носовым платком агрария размазанные по щекам сопли и слёзы, и сунул его в мой карман. И начал мою почти что правдивую историю:

- Так вот, достопочтимый дон Элизеу! Всё началось два года назад, когда я сдуру прочёл книгу Поля Брегга «Шокирующая правда о воде и соли». В этом трактате неопровержимо доказывалось, что соль - это белая смерть, которая является источником подавляющего числа человеческих заболеваний. С тех самых пор я вообще перестал употреблять поваренную соль и начал пить только слабо минерализованную родниковую воду. Причём пил её не менее двух с половиной литров за сутки. Ко всему прочему, я совершенно отказался от пива, вина, кофе и чая. Поначалу никаких изменений я в моём организме не наблюдал, ну разве что писал в три раза чаще и больше. Однако вскоре я заприметил, что моя активность, подвижность и алертность возрастает буквально день ото дня. Обычно досаждающая мне боль в суставах и пояснице бесследно исчезла. Но самое ужасное, что моя сексуальность постепенно повысилась до небывалого, неудержимого размаха.

Мой внутренний голос услужливо мне подсказал, что именно в данный момент необходимо выдержать красноречивую паузу.

Отец и его чадо таращились друг на друга, переваривая в черепных коробках полученную ими информацию. Затем они с нескрываемым уважением безмолвно уставились на меня. Внезапно дон Элизеу вскочил с валуна, положил руку на плечо продолжателю своего рода и необычайно страстно заговорил:

- Идём, сынок, побыстрее домой, пока наши жёны ещё не начали стряпать воскресный ужин! Нужно их предупредить, чтобы они не бросали в еду соль, а взамен вина приобрели три дюжины баклажек «Serra de Estrela».

Мне пришлось резко вскочить на ноги и схватить за локти собравшихся уже было уходить фермеров.

- Да погодите же! Вы же ещё недослушали мою трагическую историю до конца!

Я усадил отца и сына на валун и продолжил моё повествование:

- Попервоначалу мою дражайшую половину весьма радовало такое яркое проявление мои пылких и бурных чувств. Однако сверх меры участившаяся демонстрация моей страстной любви начала мало-помалу её утомлять. Со временем моя благоверная стала сонливой, медлительной и ко всему безразличной. Видели бы вы нашу квартиру! Неприбранные комнаты, горы нестиранного белья, а на кухне завалы немытой посуды! За последний год мою женушку уволили с трёх разных фирм, потому что она просто спала на работе! Супруга слабела и чахла буквально на глазах, и я начал серьёзно опасаться, что она от полного истощения отдаст Богу душу.

- А вы не пробовали пореже исполнять ваш супружеский долг? - почему-то понизил свой голос до полушёпота дон Элизеу.

Мне стало очень приятно, что мой собеседник перешёл на уважительное «вы»:

- Пробовал! Но от этого стало ещё хуже! Мои нервы расшатались до неприличия, а спонтанная раздражительность оттолкнула от меня друзей и коллег. От воздержания моё кровяное давление повысилось настолько, что временами мне стало казаться, что я лопну как пузырь! У меня ни с того ни с сего начинала идти носом кровь, да и обострившийся геморрой «радовал» чрезмерно обильными кровотечениями.

Дон Элизеу неожиданно покраснел, опёрся левой рукой на валун и непроизвольно отклонился в сторону. Совершенно машинально он ощупал правой ладонью свои смятые брюки в районе ягодиц, - и я понял, что попал в «десятку».

- Да! Геморрой - это весьма неприятная штука, - сочувственно подтвердил аграрий.

- В довершение ко всему, моя кровь стала чересчур жидкой и сладкой на вкус, - продолжал я. - Стоило мне хоть немного порезаться - и кровушка сочилась не переставая. Её свёртываемость без всякой на то причины стала совершенно никудышней.

- Но разве врачи не могут назначить лекарства, которые разрешат эти побочные проблемы?! - с непонятной горячностью воскликнул Фернанду.

Я пристально посмотрел в глаза цветущего парня и понял причину его странной нервозности. Для молодого, здорового мужчины повышение потенции было куда важнее, чем какой-то там мифический геморрой или неудовлетворительная свёртываемость крови.

- Врачи припишут дорогостоящие синтетические препараты, которые одно лечат, а другое калечат. При всём при том химические лекарства довольно дурно влияют на работу сердца, почек и печени. Продукты их распада практически не выводятся из организма и зачастую провоцируют возникновение рака.

- Неужели нет выхода из этого заколдованного круга?!

У меня не было намерения морально убивать молодого фермера, и я по-отечески похлопал его по плечу:

- Четыре недели назад я был во время отпуска на моей родине и проконсультировался у известного знахаря и экстрасенса Ростика Чудорыло. Вот он-то и указал мне на чудодейственные растения, которые в изобилии произрастают на вашем пойменном поле.

- Но ведь мята и крапива растут повсеместно, по всем окрестностям, - недоверчиво прищурился дон Элизеу. - Почему же вы пришли именно на наш прибрежный луг?

В этот день вдохновение не покидало меня, и я импровизировал легко и непринуждённо:

- Это объясняется вполне тривиально. Сеньор Ростик Чудорыло меня предупредил, что травы, растущие в особых местах силы, многократно увеличивают свои лечебные свойства. Взгляните вон туда! - И я указал вверх по течению речки. - Вот он Новый мост Антиме, где ежегодно собираются десятки тысяч верующих, чтобы восславить Господа Бога и Матерь Божью! А теперь посмотрите в обратном направлении! - И я направил перст вниз по течению. - Там старый мост, на котором и обнаружили статую Нашей Сеньоры Антиме. А Ваш луг находится как раз в излучине реки, между этими двумя святыми местами. Именно потому он и является истинным местом силы! И растения, которые я здесь раньше срывал, уже благотворно воздействовали и на меня, и на мою благоверную.

- И каким же это образом наши сорняки благотворно повлияли на ваше выздоровление? - засомневался дон Элизеу.

- Вот уже три недели я ежедневно принимаю по утрам отвар из побегов крапивы, - поделился я с фермерами секретами украинского знахаря. - Теперь кровотечение даже из глубоких порезов останавливаются у меня практически за одну-две минуты. Кровавый геморрой не просто притих, а практически на глазах растворился. Чай из мяты великолепно успокаивает нервы, и я больше не изливаю негативные эмоции на окружающих меня людей. Помимо того, стебли и цветы мяты, которые сушатся в комнатах моей квартиры, источают живительные и целебные фитонциды. А это способствует нашему здоровому сну и обуздывает половые инстинкты. И вот вчера моя жена убрала в нашей квартире, перемыла всю посуду и перестирала всё грязное бельё! Теперь можете представить, каким бесценным сокровищем вы владеете!

- Какой нам прок от этого клада, если его невозможно превратить в реальные деньги?!

- Да вам нужно всего-навсего наладить связи с фирмами, которые изготовляют экстракты из перечной мяты! - внезапно сошло на меня озарение. - А эта штука весьма востребуемая и в фармацевтике, и в косметике, и в пищевой промышленности! Один мой знакомый на моей родине заработал сумасшедшие деньги на разведении мяты!

- А вы не из Румынии приехали?! - недобро сузил глаза насупившийся Фернанду.

- Ну, что вы, что вы! - горестно всхлипнул я, зная, как португальцы недолюбливают попрошаек. - Я приехал из бедной, несчастной Украины, раздираемой братоубийственной усобицей и кровопролитной войной. Вы может быть слышали об ужасающем лихе, постигшем мою родину?

По гримасам на смуглых лицах фермеров я понял, что на этот раз попал в самую точку.

- Конечно же слышали! - все наши телеканалы только и вещают об этом! Жестокие азиатские варвары оттяпали значительную часть вашей законной территории! И аппетиты захватчиков с каждым днём возрастают всё в большей и большей степени!

- И заметьте, отторгли самые лучшие земли, откуда я ранее черпал такие нужные для моего здоровья растения, - подлил я масла в огонь.

Аграрий распалился ещё более и начал ораторствовать, словно профессиональный пропагандист:

- Мы недопустим эскалации неспровоцированной агрессии! Всё прогрессивное человечество на вашей стороне! Все народы земли поддерживают вас! Америка и Европа в беде вас ни за что не оставят! И свободолюбивый Запад вам обязательно поможет!

Последняя фраза мне показалась до боли в желудке знакомой. Я начал серьёзно опасаться, что помощь Запада Украине будет такая же эффективная, как и помощь «Союзу меча и орала».

Было похоже, что он выдохся, однако эстафету тут же подхватил его эмоциональный наследник. Потрясая над головою тяжёлой дубинкой, он грозно и сурово провоз­гласил:

- Мы этого незаконного безобразия ни в коем случае не потерпим!

В этот момент он стал удивительно похож на одного из персонажей скульптурной композиции, возведённой перед фафенским трибуналом. Эта впечатляющая достопримечательность стала негласной эмблемой города и называется «Фафенское правосудие». Воздвигли её после революции 1974 года, свергнувшей диктатуру Антониу Салазара. Монумент изображает не то рабочего, не то крестьянина, замахивающегося дубинкой на мироеда-буржуя.

- Эти агрессивные русские милитаристы совершенно обнаглели! - негодуя брызгал слюной Фернанду. - Их ядерные бомбардировщики регулярно вторгаются в наше воздушное пространство! В новостях по телевизору только об этом и говорят!

- Ай-яй-яй! - в неподдельном ужасе схватился я за голову. - И ваши союзники по Атлантическому альянсу смот­рят на это сквозь пальцы? Так какой же смысл Украине входить в НАТО, если оно не способно защитить даже своих собственных членов?

Растерянные землепашцы озадачено вылупились на меня. Очевидно, подобные мысли ещё ни разу не забредали в их неискушённые головы.

- А вы-то сами видели над Фафом русские бомбовозы?

Фернанду и Элизеу недоумённо задрали свои небритые подбородки к лазурному небу. Над Фафом как раз пересекались два весьма оживлённых воздушных авиакоридора. Весь небосвод был причудливо испещрён белоснежными стёжками наследивших над городом лайнеров.

- Мамочка моя родная! - сорвался с моих уст истерический вопль. Я безвольно плюхнулся задом на шершавый валун и указал пальцем на северо-северо-восток. - Видите вон тот самолёт, что так быстро приближается к нашему городу?! Это же «Белый Лебедь» или, как говорят американцы, «Черный Джек»!

- Какой «Белый Лебедь», какой «Черный Джек»? - непонимающе затряс головою дон Элизеу.

- Так называют русский стратегический межконтинентальный ракетоносец Ту-160, - принялся дотошно растолковывать. - Высота его полёта около 18 000 метров, скорость - приблизительно две с половиной тыщи километров в час. Эта «птичка» способна нести две дюжины крылатых ракет или 40 тонн бомб, с том числе и термоядерных.

- А откуда вы всё это знаете? - часто-часто захлопал ресницами сбитый с толку Фернанду.

- Но я ведь уже далеко не мальчик и служил в Советской армии ещё до развала СССР, - печально улыбнувшись, молвил я. - Перед вами старший лейтенант зенитно-ракетных войск в запасе. А в учебном подразделении мы изучали не только вражеские, но и все свои самолёты.

- А вдруг этот «лебедь» на нас свалится или случайно уронит свои бомбы?! - дрожащим голосом произнес Элизеу.

- Боюсь, что тогда от Испании и Португалии вряд ли что-либо останется, - меланхолически ответил я, но тут же утешил повесивших нос фермеров: - Но, насколько я знаю, в новейшей истории такого ужасного прецедента ещё ни разу не случалось.

- Но как же наши военные смогли допустить, чтоб этот бомбовоз пролетел через всю Европу?! - придя в себя, вознегодовал Фернанду. - Какой стыд! Какой позор!

- Да всё это донельзя просто, - раскрыл я молодому фермеру стратегическую тайну российских ястребов. - Бомбардировщик пристраивается к какому-нибудь гражданскому самолёту и на радарах их видят как единую метку. А уж если Ту-160 перелетел границу, то лучше его уже не трогать. Если его, не дай Бог, собьют, то радиационное заражение охватит весь наш континент. Вот и остается только писать витиеватые дипломатические ноты и протесты... Ой! Поглядите! С запада навстречу русскому летит американский ядерный бомбардировщик В-52Н! Видите, он оставляет за собой четыре белые полоски, которые потом сливаются в единый шлейф! Этот самолётище несёт поменьше бомб, чем русский стратоплан, зато способен улететь намного дальше своего соперника.

- Но ведь и американец так же может потерпеть катастрофу или случайно уронить на нас свои бомбы, - тихо сказал Фернанду.

- Конечно, и такое может случиться, - вздохнул я, но, спохватившись, патетически провозгласил: - Но зато это будут наши североатлантические бомбы! А за идеалы свободы и демократии не зазорно сгореть и в термоядерном пламени!

Земледельцы поёжились, будто я им посулил не адскую жару, а купель в проруби у Северного полюса. Мне стало жаль их, и я пошёл на попятную:

- Да вы не волнуйтесь зазря! Такие оказии, когда американские бомбардировщики теряют ядерные боезаряды, случаются лишь когда-никогда! У вас вполне хватит пальцев на руках и ногах, чтобы пересчитать эти исключительно редкие инциденты. Тем более, вполне вероятно, что и нет никакого ядерного вооружения на этих военных самолётах!

- Так что же тогда они возят?! - вытянулись лица у моих огорошенных собеседников.

- Мне думается, что русский самолёт везёт сильнодействующее лекарство для главы американского правительства, - высказал я курьезное предположение и тут же его разъяснил: - А вдруг у американского президента произойдёт нервный срыв и ему нужно будет срочно отправить на крылатой ракете пилюлю!

- Не хотите ли Вы сказать, что и американский самолёт тоже везёт медикаменты для российского президента?! - нахмурился заподозривший что-то Фернанду.

- Вот тут-то вы глубоко-глубоко заблуждаетесь! - забраковал я его предположение. - Русский президент очень здоровый и уравновешенный человек и нервные срывы у него ещё не случались. Просто его американский коллега, в знак высочайшей признательности, желает при случае отправить ему витамины, чтобы тот был ещё здоровей!

- Да вы что, шутите над нами?! - повысил голос раздражённый Элизеу, и я понял что слегка перегнул палку.

- Да какие тут могут быть шутки! - с театральной нер­возностью отмахнулся я. - Все мы поголовно, так или иначе, ходим по лезвию бритвы. И все мы поголовно являемся беспомощными заложниками великодержавной политики.

Мне показалось, что португальские фермеры так ничего и не поняли из моей маловразумительной тирады. Хотя вполне возможно, что это, в конечном итоге, сыграло мне только на руку. Всплывшее подозрение селян в моей неискренности рассеялось, и они снова переключились на набившие оскомину международные отношения.

- Всё равно во всём виноваты русские милитаристы! - в сердцах прорычал Фернанду. - Если бы они не лезли в Европу, то и американцы бы здесь не летали! Отхватив Крым и покусившись на Восточную Украину, они продемонстрировали свои хищнические амбиции!

Он поднял свою мускулистую руку и потряс увесистою дубиною над своей головою.

- И мы весьма жестко, но справедливо накажем ненасытного агрессора!

Моё нездоровое любопытство оказалось сильней осторожности, и я как бы невзначай поинтересовался:

- И каким же образом вы накажете зарвавшегося захватчика?

- А мы назло им пробьёмся на чемпионат мира в России и станем там чемпионами! - ответил за сына дон Элизеу. И вдруг ни к селу ни к городу отец и его отпрыск принялись дружно и громогласно скандировать:

- Бенфика! Бенфика! Бенфика!

До меня так и не дошло, какое отношение «Бенфика» имела к сборной Португалии, где в подавляющем большинстве играли легионеры. Вообще-то я отдавал предпочтение клубу «Порто», но принимая во внимание дубовые дубинки и заповеди сталкера, присоединил мой голос к фермерскому дуэту:

- Бенфика! Бенфика! Бенфика!

Когда мы совершенно охрипли, дон Элизеу дал знак прекратить скандирование и, положив руки на мои плечи, простуженно просипел:

- А знаете, дружище! Можете приходить сюда в любое время и рвать крапиву и мяту сколько душе угодно. А нам надо поторопиться, чтоб не пропустить ужин. Может пойдете и откушаете с нами?

- Нет-нет! - в панике замахал я руками. - Мне нужно срочно спешить домой и готовить лечебные снадобья!

- Тогда при случае заходите к нам в гости. Мой дом вон там наверху, за капеллой. Если заплутаете, то спросите. Меня здесь каждая собака знает. А вашу идею об экстракте мяты мы обмозгуем за сегодняшним ужином.

Я сердечно распрощался с моими новыми друзьями, подхватил пакеты - и, как говорится в сказаниях, был таков.

Вернулся я домой довольно-таки поздно, однако мою супругу в квартире почему-то не застал. Это меня не очень-то и огорчило, так как до её прихода мне нужно было уладить несколько неотложных дел. Быстро разложив принесённую мяту по фруктовым кошёлочкам, я разнёс их по всем комнатам, включая кухню и туалет. На то чтобы вымыть крапиву, заложить её в кастрюльку и залить кипятком, мне понадобилось пятнадцать минут. Затем я разложил по папкам накопившиеся за месяц документы и отправил несколько писем по E-mail.

Моя половина ворвалась в дом, как свежий порыв восточного горного ветра. В обеих руках она без особой натуги несла огромные и на вид неподъёмные сумки.

- Слава Богу, ты уже дома. А то я уже начала опасаться, что сорвётся наше традиционное вечернее мероприятие, - застрекотала она, сноровисто сортируя покупки по полочкам шкафа и холодильника. - Пока ты лазил по чужим огородам и собирал свой гербарий, я просмотрела наш учебник и составила тренировочный план на сегодняшний вечер. Мы сегодня обязательно должны пройти упражнения от 49-й страницы до 65-й. Нам кровь из носу нужно начать в 20:00, чтоб к полуночи освоить программу. Так что сейчас быстренько ужинаем и дружно берёмся за ускоренное образование.

- Дорогая! - жалобно заныл я. - Ты же знаешь, что кушать необходимо сосредоточенно, не спеша, тщательно пережёвывая даже мягкую пищу! Если же мы будем глотать её словно голодные гуси, то наживём себе острый гастрит или язву желудка.

- Милый мой Васенька! - перейдя к сервировке стола, затараторила жёнушка. - В старину, нанимая работника, в первую очередь давали ему сытно поесть. Если он ел быстро, то…

- Вот только не надо мне пересказывать эту затёртую языками до дыр историю! - пресёк я щебетание моей неуёмной половины. - Если работник быстро ел, то значит и быстро работал, а, соответственно, и быстро отбрасывал копыта! Следовательно, хозяину было вовсе необязательно оплачивать предсмертный труд окочурившегося батрака!

- Только не надо утрировать, Василий! - сухо отреагировала на мою колкость супруга.

- Ленусик! Я вовсе не утрирую, а всего лишь собираюсь вечерять, - постарался я не выказать моё раздражение. - К слову сказать, твоё ускоренное обучение может запросто привести к скоропостижному, а точнее к летальному исходу.

- Никогда не слышала, чтоб кто-то сыграл в ящик от этого тренинга, - хихикнула жена, выставляя на стол невесть когда приготовленные свежие яства. - Наоборот! Практикуемые нами упражнения - залог оздоровления и омоложения организма!

- А как по мне, то всё это чудачество - гарантия вывихов, растяжения мышц и весьма неприятных разрывов связок! - возразил я.

- Ну, знаешь, дружочек! - недовольно надулась супруга. - Я тоже не гуттаперчевая девочка, но тем не менее стараюсь точно выполнять описанные в учебнике упражнения. И прошу тебя заметить, делаю это для нашего же общего благополучия!

- Родная моя! - призвал я к благоразумию жёнушку. - Да неужто для общего блага нам нечем заняться, кроме довольно сомнительного азиатского тренинга? Часы уже пробили семь часов вечера, а у нас с тобой ещё прорва неулаженных дел.

Моя благоверная бросила своё занятие, грациозно развернулась и прижалась ко мне всем своим телом.

- Ну, какие ещё неразрешённые дела могут у нас остаться?! - нежно промурлыкала она. - Покамест ты изучал окрестности нашего захолустного городишки, я сделала в доме генеральную уборку, выстирала и выгладила бельё, посетила все супермаркеты и заготовила провизию на будущую неделю. Осталось всего-навсего отужинать и лечь в мякенькую постельку.

- Ленусик! Но ведь так мы можем и вовсе отстать от жизни! - попытался я изложить мои веские аргументы. - Я уже позабыл, когда в последний раз смотрел новости по телевизору! Да и хотелось бы посмотреть какой-нибудь хороший детектив или боевик. А вместо этого мы посвящаем весь наш досуг какой-то подозрительной восточной акробатике!

- Зато пока я жужжу на кухне, то краешком глаза смотрю телевизор и могу вкратце поведать тебе главные новости, - утешила меня моя ненаглядная. - Недавно по ящику выступал один очень именитый сексопатолог. Кстати, он безапелляционно заявил, что глубокое и доскональное изучение «Камасутры» содействует взаимопониманию и гармонии в семейных отношениях.

- Ах! Я так и знал, что «Камасутра» относится к сфере сексопатологии! - в сердцах воскликнул я. - А ты не ослышалась? Может, это был врач-патологоанатом, а не сексопатолог?

- Да нет же! - постаралась успокоить меня Леночка. - Такой порядочный на вид мужчина, в больших очках, с бородкой и усиками, как у Джорджа Майкла. Он ещё заявил, что благодаря «Камасутре», сотни тысяч людей обрели радость отцовства и материнства.

- Вот-вот! - без особого энтузиазма заметил я. - Родили под старость красавицу дочь и назвали её Камасутрой. Слушай, Ленуся! Курс занятий по твоему учебнику всё-таки чрезмерно усложнённый и объёмистый. Мы уже в четвёртый раз проходим это пособие от корки до корки. Но какой толк от твоего ускоренного образования? Когда мы добираемся до последней страницы, ты уже абсолютно не помнишь, что пыталась освоить на первых занятиях. Соответственно, ты настаиваешь на очередном повторении курса обучения. А может, лучше сделаем на сегодняшний вечер маленький перерыв, чтобы осмыслить всё проштудированное нами доселе?

Лена задумчиво подняла глаза к потолку, что-то в своей головке прикинула - и согласилась!

- Вообще-то, может быть ты и прав. Нам действительно стоит взять небольшую паузу в обучении, чтобы на практике повторить весь пройденный нами материал. Вот только боюсь, что запланированного мной времени не хватит на закрепление всего освоенного нами ранее.

Внезапно «курсистка» встрепенулась и нефритовые очи её прояснились:

- Но мы теряем драгоценное время! Итак, полчаса на ужин и десять минут на душ! Поехали!

Ужин был как всегда великолепен. На столе доминировали морепродукты, повышающие способности к успешному индийскому «образованию».

- А давай-ка пойдём в ванну вместе, чтоб сэкономить время на водные процедуры, - соблазнительно улыбнувшись, предложила супруга.

- Нет-нет, не стоит, - отклонил я заманчивое приглашение. - Если мы будем мыться сообща, то занятия начнутся намного раньше запланированного тобой срока. Да и дорогое учебное пособие может промокнуть и напрочь раскиснуть. Лучше я покамест быстренько перемою посуду.

Через десять минут Лена неторопливо выплыла лебедем из двери ванной комнаты. Она по-кошачьи грациозно потянулась и повела своим чутким, слегка вздёрнутым носиком:

- Какое блаженство! Как приятно пахнет цветущей полевой мятой! Что-то я совсем расслабилась за последнее время. Вчера ни с того ни с сего отключилась за полчаса до окончания наших занятий.

- Тебе просто почудилось, моя ненаглядная, - польстил я моей спутнице жизни. - Ты была до самого конца в великолепной спортивной форме.

- Ну, иди уже мойся! - шутливо толкнула жена меня в ванну, напутственно шлёпнув ладонью по булочкам. - И не забудь хорошенько вычистить зубы. Но только смотри, дорогой, не очень задерживайся! А я тем временем просмотрю в пособии по порядку все позы от первой страницы до 49-й.

Я с юношеским задором принял холодный душ и энергично почистил оставшиеся в наличии зубы. Затем уселся на толчок, уставился на стенной кафель и серьёзно призадумался. Унитаз был истинным местом силы, где мысли становились необычайно четкими, ясными и связными.

Мне вспомнился давний бабушкин рассказ о том, как она гуляла с дедушкой по левобережным днепровским барханам. Бабушка тогда была молодой и стройной, и легко взлетала на крутые песчаные дюны. Дедушка уже в те годы страдал приступами одышки и постоянно жаловался на острые боли в сердце и межреберье. После прогулки он вернулся домой, упал на лавку и, обливаясь потом, жалостливо прохрипел:

- Каждому встречному мужику скажу, да и сто первому закажу не жениться на не в меру молодой женщине.

Дедушка был на девять лет старше бабушки и не разделял её романтических грёз, устремлений и чаяний. Когда-то я дико смеялся над этой историей, однако так ничего тогда толком и не осмыслил. Лишь женившись на женщине на двенадцать лет моложе и прожив с ней пятнадцать годков, я, наконец-то, понял, о чём говорил дедушка.

Глухой стук чего-то тяжёлого, упавшего где-то в спальне, прервал мои пессимистические размышления.

Я опустил мои очи вниз и зыркнул в набрякший лик моего пресыщенного восточным мазохизмом второго «Я».

- Ну что, мой друг Базилио?! - с надеждой вопросил я. - Покажем, что и в нас ещё пылает неугомонное мужское естество, и что и у нас есть ещё порох в пороховницах?!

Базилио что-то многозначительно мяукнул и горделиво приподнял свою буйную голову. Подхватившая моё тело Могучая Сила заставила меня пружинисто вскочить с подозрительно хрустнувшего унитаза. Расправив будто крылья мои могучие плечи, я неустрашимо взглянул в безупречно вымытое зеркало туалета. Непроизвольно поправив осанку, я втянул слегка обвисшее брюшко и напряг мои грудные и плечевые мускулы. Упругой походкой гладиатора, с улыбкой прожжённого ловеласа я направился в благоухающую мятой спальню, на сулящее усладу белоснежное ложе. Неодолимая Сила вела меня на извечное поле Битвы между двумя половинами человечества, в которой, в конечном итоге, нет ни проигравших, ни победителей.

Стремительно войдя в двери опочивальни, я патетически, с вдохновением провозгласил:

- Проголодавшийся лев уже проснулся и приготовился к решающему прыжку!

Мне почудилось, что Базилио еле слышно, но весьма устрашающе зарычал.

Мой пронизывающий взор вперился в расстеленную постель, - и я едва не грохнулся на начищенный ламинат от шокирующей неожиданности. Ленусик безмятежно почивала на правом боку, прислонившись к пуховой подушке, умиротворённо похрапывала. Увесистый учебный фолиант лежал у кровати на ковре, очевидно, вывалившись из ослабевших рук моей ненаглядной.

- Матерь Божья! - не веря своим глазам, в мыслях воскликнул я. - Да неужели мятотерапия всё-таки действует?

Мои очи непроизвольно покосились на закаменевшего в недоумении Базилио. Тот несколько раз эпилептически дёрнулся и расстроенно потупил свою невостребованную голову. Придя в себя, я потихонечку подобрался к ложу и запихнул носком тапка «Камасутру» поглубже под кровать.

Прокравшись на цыпочках в мой кабинет, я сноровисто расстелил на диванчике запасную постель и возлёг на импровизированную холостяцкую койку. Но тут гениальная идея без предупреждения вломилась в мою безмозглую черепушку.

Мне потребовалось втихаря сходить на кухню и в туалет и забрать оттуда кошёлочки со свежесрезанной мятой. Одну из них я взгромоздил в супружеской спальне на трёхстворчатый шифоньер, а вторую припрятал за стоящий в углу телевизор. Народная мудрость, очевидно, не зря говорит, что кашу маслом ни за что не испортишь.

Впервые за несколько месяцев мне выпала уникальная возможность заняться давным-давно задуманной сталкерской медитацией. Я лёг на спину на диванчик, приготовился расслабиться по методике Шавасаны - и почти что мгновенно провалился в Нирвану.

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.