Южная звезда
Загружено: Понедельник 18 Март 2019 - 17:18:24
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 4(69)
Поэзия
 Чермен Дудаев

***
Под газырями, нА сердце моем
Лежит мое Отечество, и в нем
Мой дом стоит…
И горный окоём
Обхватывает небо, как подпруга.
И дарит мне любезная подруга
Очей своих Беканский водоем…
И мы вдвоем… и ни врага, ни друга,
И ни врага ни друга, мы вдвоем…
Под газырями, нА сердце моем...

Под газырями у меня в груди
Дарьял прозрачной дымкою кадит
Мой дом стоит…
И мой кунак следит
За тучными небесными стадами.
Он не страдает по изящной даме,
Сказавшей мне когда-то: «Уходи…»,
Оставшейся портретом в синей раме,
Печальным силуэтом позади
Под газырями, у меня в груди…

Под газырями в сердце у меня
Стоит мой дом - Осетия моя…
Мой горный рай…
И не умею я
Любить другую землю пуще этой.
Мной прочтено достаточно поэтов,
Седлавших легкокрылого коня.
Семь тысяч женщин в зареве сонетов…
Но только лишь одна Алания
Под газырями в сердце у меня...
***
Мне завтра в Нарьян-Мар…
В какую глушь
я улетаю от московских луж,
От клуш владикавказских, от кликуш,
От перебранки «осетин-ингуш»,
От мертвых душ,
От перезревших груш…
И от Тебя, что мне не скажет: «Муж…».
Я завтра в Нарьян-Мар…
Пусть нарты вниз
Со склона моей жизни понеслись,
По следу чернобурок, рыжих лис.
За эхом памяти, за мраком лиц…
К Печоре, в тундру… от Твоих ресниц.
Мне не с кем говорить, молчать и спать…
Где время поворачивалось вспять?
Лишь в памяти. А память не унять.
Она мой «Англетер», мой номер 5.
И я впишу в «Таежную тетрадь»
Стихи, которых мог и не писать,
Когда бы Ты со мной… Я в Нарьян-Мар!..
Мне 30 лет - не молод и не стар.
Уста к устам! Коста! О, как он мал,
Его любовь, вселенная и Нар.
Я каторжник! И страсть моя, и жар -
Кандальный звон Твоих дигорских чар…

***
Я - окунавший губы в бокал Байкала,
Ангару целовавший, как Анну Ру…
Позабывший киевлянку, что мене кохала,
Не забывавший ее рук игру.
Икру
Покупавший в Махачкале у аварок;
Задыхавшийся от летних пожаров в Москве;
Верящий в Кастро и Че Гевару,
Напевавший: «Не остаться в этой траве…»;
Охотское море знавший, как «Кармен» Блока;
Обнимавший за талию ветреную Колыму;
Не променявший на Флоренцию черный армянский локон;
Сердцем впитавший Зею и весь Амур;
Никогда не предпочитавший журавлю - синицу;
Сто тысяч Голиафов победивший без пращи -
...Засыпаю ночами,
И мне снится,
Как осетины танцуют Симд…

***
Осетия пахнет не лугом, не луком…
Осетия пахнет разлукой и плугом…
Разлетом иронских бровей,
Уст манящей излукой,
Твоих откровений осокой -
Высокою мукой…
Даргавсом, согревшим ущелье
сиянием лунным…
Зурабом, ступившим на берег равнины -
Колумбом.
Кострами в горах,
что пастушьим молением святы…
Дзаугом, не знавшим про город свой славный
когда-то…
Отвагой Бега и Чермена бесстрашным булатом…
Но только не пошлым бахвальством, не лоском, не златом.
Осетия знает, чем пахнуть.
Осетия помнит дыханье
угрюмого сына Левана,
писавшего Анне…
Когда твой Гайто задыхался в парижском ажуре,
Когда твой Исса на коне перескакивал горы Маньчжурии,
Когда твое племя чужие курганило страны,
Ты пахла все так же - божественным ронгом Шатаны,
Осетия! Мама!
Какие мне выплести бездны
Из рифм этих скудных,
Чтоб быть твоей славе любезным?..
Пишу эти строки, томясь, как Шамиль под Калугой…
Осетия пахнет разлукой, Разлукой!
РАЗЛУКОЙ…

 

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.