Южная звезда
Загружено: Понедельник 18 Март 2019 - 17:14:19
ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 4(69)
Поэзия
 Михаил Фисенко

***
Как кратка жизнь,
Но мы успеем
Посмотреть, как цветет абрикос.
И когда старая мама скажет:
«Не сажай деревья…»,
Я буду сажать, я знаю,
Это будет другим…
И когда в июле,
Набрякнув от жары и зноя,
Они закраснеют в нашем
Маленьком садике,
Я буду знать -
Свершилось чудо
И еще один раз
Таинство спустилось
На эту грешную землю…

/У буржуйки
У буржуйки - ржавой, замызганной,
Со свечой, сквозь годов пелену
Разглядеть мы пытались изданный,
Новый мир, приходящий в страну…
И коптил нам свечи огарочек,
Звезды мчались, клонясь ко дню.
Пять моих полусонных товарищей,
Прижимались во тьме к огню…
Часто дверь открывали на улицу,
Я глядел через щелочки век,
И пытался, от дыма сощурившись,
Разглядеть двадцать первый век…
***
Как ясно писали предтечи,
Как точно ложились слова,
Им песни свинцовой картечи
Пропела степная трава…
Захваченный гулом моторов,
За них в этом мире живу.
И песня бескрайних просторов
Приходит ко мне наяву.
За них в этом мире мечтаю,
Их память тяжелую чту.
Когда ухожу, улетаю,
Свою догоняя мечту.
Сверяю их трудное время,
Что мчалось у них за спиной,
С моим, где машинное племя
Летит по дороге земной…
***
К какому-нибудь юбилею,
Какой-нибудь старый сторож
Откроет замки хранилищ,
И выпустит книги на свет.
Все это случится ночью…
Когда ходит третья стража,
И только светлые грезы
Стучатся в ночные дома.
То будут книги поэтов -
Не узнанных и забытых,
В которых сокрыты чувства
Прошедших эпох и дел.
И будут в тех книгах чувства -
Где много, а где и не густо,
И прорастут эти чувства
Над нашим желанием есть…
Они расцветут цветами,
Весна придет этой ночью,
И город проснется утром,
И не узнает себя…
То будут книги поэтов,
Не узнанных и забытых,
Цветами наших желаний
Они расцветут в ночи…
***
Здравствуй, Азия, прощай…
Покидаю я Китай,
Твой народ разноголосый,
Не простой, чуть-чуть
раскосый,
Уезжаю в отчий край…
Белоснежность городов,
Гладь, уснувшая, прудов,
Вязь мостов и переходов
Между гранями веков…
Зелень сопок и долин,
Будда всюду властелин,
Распростер над миром руки,
Сея семя и науки.
Бубен - древний исполин,
Стережет покой долин…
Здравствуй, Азия, прощай,
Покидаю я Китай,
Я к родимым пепелищам
Уезжаю в отчий край…

/Азия
Ветер на сопках пригнет гаолян,
Мерно качается твой караван,
Кто я? Погонщик на этом пути,
Мне этот путь завещали пройти…
Среди бескрайних Маньчжурских
равнин
Русские тянутся, словно бы клин
Птичий из дальней, холодной
страны,
Эти пути были мной пройдены,
Ранней весной, когда зелень кругом
И над полями прорежется гром,
Словно далекий призывный набат.
Звуки его над долиной летят…
Что мне осталось от прежних времен?
Только Харбина задумчивый тон,
Боль от оставленных русских святынь,
Зной не пройденных полынных пустынь…

***
Я у костра, горевшего в закате,
Запомнил строки, сказанные нам.
И мы, еще не знавшие утраты,
Узнали имя - Осип Мандельштам…
Спешило время… Оттепель и строки
Свободно расходились по стране.
И той весны стремительные токи
Пробили брешь в невидимой стене…
Пробили брешь, и хлынула свобода -
Любить и верить, верить и любить.
И той весны пришедшая погода
Дала нам право жить и говорить…
Дала нам право говорить и верить,
Что мы не пыль у века на ветру,
И не уйдем, укутанные в пепел,
Как тот костер, что тухнет поутру…

/Довоенное танго
Довоенные фото,
В них забытое что-то...
Кто-то смотрит упрямо
На меня со стены...
Еще живы, не скошены,
Снегом не запорошены,
И дороги военные
Ими не пройдены...
И осталось по двадцать им,
Остальное - все дым и дым...
Остальное лишь фото,
Что висит на стене.
Остальное лишь фото.
Но срывается что-то,
И стучит больно в сердце
Подступая во сне...
Танго, довоенное танго...
Мирно зреет в маньчжурских
Степях гаолян,
На маньчжурских дорогах,
На Харбинских отрогах
Тебя помнят сегодня,
Русский воин Иван...
***
Это вы надышали мне
Воздух страны,
Вы, ушедшие в зори,
Мои пацаны.
Те, кто просто ходил,
Те, кто просто любил,
Выбиваясь из сил,
Выбиваясь из сил.
И в суровый мороз,
Проклиная, любя,
В эту жизнь вы ушли
Не жалея себя.
В настоящую жизнь,
За далеким костром,
И земля вам была
Как единственный дом.

***
Их запишут в шестидесятники
По ранжиру и меркам страны,
Их запишут в шестидесятники,
В опаленную поросль войны.
Я сидел вместе с ними под
звездами
У костра и со слов узнавал
Правду честную, правду
грозную,
Слушал песни про лесоповал.
Я сидел у костра… а по тундре
Поезд шел Воркута - Ленинград
И товарища с трубочкой, утром,
Нас тяжелый пронизывал взгляд.
Говорилось, что был очень
мудрый
Много книг написал для страны…
Вились светлые женские кудри
В лесосеках моей стороны…
Но когда он ушел, все что
спряталось
Всплыло вверх в половодье
весны,
Перемолото времени пряхой,
Но навечно вросло в наши сны.
Полутемной жизнью барачной,
Стылой топью бескрайних
болот,
Прорастает морошкой
невзрачной,
И не знаю, навечно ль уйдет…

***
Мой предок был
скифом.
По древней земле
Скакал и скакал
Он на буйном коне.
Видать от него
Эта тайна моя,
И нет мне покоя
Средь ночи и дня.
И долгою ночью,
И яростным днем
Склоняюсь и я
Над горящим огнем.

***
Эпоха уйдет и исчезнет...
Уголья потухнут костра...
И домики наши, как прежде,
Уже не увидишь с утра...
Останутся только вершины,
Не взятые здесь на земле.
Их брали когда-то мужчины,
Забыв о домашнем тепле.
В глубинах домашних уютов
Навряд ли кого-то проймут
Не взятые склоны редутов,
Которые нас еще ждут...
Тяжелые горные тропы,
По ним не ступала нога.
Не смогут понять их Европы,
Когда подступают снега...
И желтый, таежный подснежник
Приснится им только во сне,
Его первобытная нежность,
Сокрытая в юной весне...
Весенние, светлые горны
В глубинах души оживут.
Мы будем сильны и упорны,
Ступив на нехоженый путь.

***
Еще грохочут поезда
У станции социализма
И путеводная звезда
Висит над самым главным
''Измом''…
И мир еще не постарел,
Не изменился в самом
Главном,
И мы еще у главных дел,
И поле дышит разнотравьем…
Но вот полынные поля
Стеной закрыли всю округу
И я веду свою подругу
Туда, где новая земля…

***
Мы не уйдем, построившись в полки,
Еще не все редуты в мире взяты.
Хоть наша память на куски разъята,
Мы не уйдем, построившись в полки…
Мы не уйдем, построившись в полки,
Из-под земли к вам постучится время
И где-нибудь, на плесе у реки
Мы ногу вставим в боевое стремя.
Мы не уйдем. Нам некого просить
За это, не простое наше время,
Где мы учились верить и любить
И искры высекать, взяв в руки кремень.
Мы не уйдем, не дописав строки,
Как сложно время, не подходят слоги.
Пути, что нам достались, не легки,
Нам рано подводить еще итоги…

 

Перепечатка материалов размещенных на Southstar.Ru запрещена.